Равновесен ли реальный курс?

Изменение с 1 июня 2015 г. режима валютных торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже с фиксинга на непрерывный двойной аукцион позволило повысить гибкость номинального курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам. Тем не менее, в текущей ситуации встает вопрос о том, является ли равновесным реальный эффективный курс белорусского рубля по отношению к корзине валют стран – основных торговых партнеров Беларуси.

Традиционно одним из способов выравнивания платежного баланса является корректировка реального эффективного курса национальной валюты в сторону его снижения. Это позволяет стимулировать экспорт (за счет его удешевления) и одновременно ограничивать импорт (соответственно, за счет его удорожания).

Индекс реального курса белорусского рубля к иностранной валюте характеризует изменение за период времени по отношению к базовому периоду номинального курса белорусского рубля к валюте страны – основного торгового партнера, скорректированное на соотношение темпов инфляции в Беларуси и стране – основном торговом партнере.

На рисунке 1 представлена динамика реального эффективного курса национальной валюты к корзине валют стран – основных торговых партнеров Беларуси в январе 2008 г. – июне 2016 г. (с учетом соотношения темпов инфляции в Беларуси и странах – основных торговых партнерах). В данном случае индекс реального курса белорусского рубля к корзине валют рассчитан с использованием индексов потребительских цен.

Равновесен ли реальный курс?

(Кликните по картинке для увеличения изображения)

Рисунок 1. Динамика индекса реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют в процентах к декабрю 2007 г., (фактические данные и полиномиальный тренд)

По данным Нацбанка, в июне 2016 г. реальный эффективный курс снизился по сравнению с декабрем 2015 г. на 8,09% на фоне резкой девальвации номинального курса белорусского рубля по отношению к валютам стран – основных торговых партнеров Беларуси.

При этом в июне 2016 г. индекс реального эффективного курса белорусского рубля в процентах к декабрю 2007 г. составил 77,22%. Иными словами, в данном случае в анализируемом периоде отмечается снижение реального эффективного курса национальной валюты на 22,78%.

По нашим оценкам, в настоящее время динамика индекса реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют стран – основных торговых партнеров Беларуси находится несколько ниже своей равновесной траектории. В данном случае заниженный реальный эффективный курс национальной валюты используется для стимулирования экспорта и одновременного ограничения импорта.

Отдельно реальный курс белорусского рубля к российскому рублю в июне 2016 г. также выглядит несколько заниженным77,43% в процентах к декабрю 2007 г. (см. рисунок 2). В частности, в июне 2016 г. индекс реального курса белорусского рубля к российскому рублю (в процентах к декабрю 2007 г.) превысил индекс реального курса белорусского рубля к корзине валют всего лишь на 0,3%.

Равновесен ли реальный курс? 

(Кликните по картинке для увеличения изображения)

Рисунок 2. Динамика индекса реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют (синяя линия) и к российскому рублю (красная линия) в процентах к декабрю 2007 г.

В данном случае следует учитывать, что в январе-мае 2016 г. на долю России приходится 42,7% экспорта белорусских товаров. Причем без учета экспорта нефтепродуктов, сырой нефти и калийных удобрений удельный вес России в структуре экспорта белорусских товаров в январе-мае 2016 г. возрастает, по расчетам BusinessForecast.by, до 62,6% (а по отдельным товарным позициям этот показатель достигает 80-90%).

По нашим расчетам, с 31 декабря 2013 г. по 3 августа 2016 г. официальный курс белорусского рубля к доллару США снизился на 109,4% до 1,9916 руб. (с учетом деноминации), в то время как за этот период официальный курс российского рубля к доллару США упал на 104,3% до 66,8816 рос. руб. за 1 долл.

В результате в анализируемом периоде удалось полностью ликвидировать разрыв в динамике девальваций российского рубля и белорусского рубля к доллару США. Более того, по состоянию на 3 августа 2016 г. темп девальвации белорусского рубля к доллару США (в процентах к 31 декабря 2013 г.) опережает аналогичный темп девальвации российского рубля на 2,5%.

Такая динамика позволяет в определенной мере «подталкивать» белорусские товары на российский рынок за счет предоставления им дополнительного ценового конкурентного преимущества. Одновременно в этом случае происходит удорожание российских товаров и услуг на белорусском рынке.

Кроме того, Нацбанк Беларуси регулярно публикует индексы реального курса белорусского рубля, рассчитанные с использованием индексов цен производителей промышленной продукции.

Однако следует пояснить, что к использованию индексов реальных курсов, рассчитанных на основе индексов цен производителей промышленной продукции, нужно относиться с большей осторожностью. Дело в том, что структуры потребительских корзин домашних хозяйств в Беларуси и России, пускай и с определенным оговорками, но являются похожими. В то время как фактическая отраслевая структура промышленного производства в Беларуси и России значительно различается (например, в России доля горнодобывающей промышленности гораздо выше, чем в Беларуси).

Причем снижение цен производителей в нефтегазовой промышленности России не оказывает заметного прямого негативного влияния на ценовую конкурентоспособность белорусских предприятий на российском рынке (при прочих равных условиях). Тем более что Беларусь не поставляет сырую нефть и природный газ в Россию. При этом географическая структура экспорта товаров России и Беларуси также существенно различается.

Наконец, индекс цен производителей промышленной продукции не включает сведения о динамике цен на услуги предприятий, цен оптовых продаж товаров, цен производителей сельскохозяйственной продукции, цен приобретения организациями отдельных видов товаров, цен в строительстве и др.

В Беларуси индекс цен производителей промышленной продукции рассчитывается на основе зарегистрированных цен по товарам-представителям по выборочной сети базовых организаций, являющихся наиболее типичными для промышленности республики и которые в наибольшей степени отражают ее сложившуюся структуру.

Наблюдение за ценами проводится в 2100 организациях республики более чем по 9500 наименованиям конкретных изделий. При регистрации учитываются фактически сложившиеся в текущем периоде отпускные цены организаций (без учета налога на добавленную стоимость, акцизов, других налогов и платежей из выручки, а также расходов по транспортировке, погрузке и разгрузке продукции) на продукцию, предназначенную для реализации. В качестве товаров-представителей отобраны товары, характерные для каждого вида экономической деятельности, имеющие наибольший удельный вес в общем объеме выпуска товаров и выпускаемые в организации в течение длительного времени.

Рассчитанные по товарам-представителям индексы цен путем последовательной агрегации распространяются на соответствующие уровни классификации видов экономической деятельности, представленные выбранными товарами-представителями. В качестве весов используются данные об объеме отгруженной продукции в стоимостном выражении базисного периода.

Очевидно, что в Беларуси и России выборочные совокупности предприятий и товаров-представителей, на основе которых рассчитываются индексы цен производителей промышленной продукции, существенно различаются.

Таким образом, с учетом изложенной информации, на наш взгляд, информационная и аналитическая ценность индексов реальных курсов, рассчитанных с использованием индексов цен производителей промышленной продукции, ниже, чем у индексов реальных курсов, рассчитанных на основе индексов потребительских цен.

Вместе с тем, необходимо отметить, что косвенные негативные эффекты будут выражаться в случае увеличения разницы между внутренними ценами на нефть и газ в России и экспортными ценами на нефть и газ для Беларуси.

На рисунке 3 представлена динамика индексов реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют, рассчитанная с использованием индексов потребительских цен и индексов цен производителей промышленной продукции, в январе 2008 г. – мае 2016 г. На данный момент последние доступные статистические данные об индексах реального курса, рассчитанного с использованием индексов цен производителей промышленной продукции, опубликованы за май 2016 г.

 Равновесен ли реальный курс?

(Кликните по картинке для увеличения изображения)

Рисунок 3. Динамика индексов реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют, рассчитанных с использованием ИПЦ и ИЦПП, в процентах к декабрю 2007 г.

На представленном рисунке ярко видно, что на протяжении всего анализируемого периода траектория реального курса, рассчитанная с использованием индексов цен производителей промышленной продукции, заметно превышает траекторию реального курса, рассчитанного на основе индексов потребительских цен. Так, в мае 2016 г. индекс реального эффективного курса белорусского рубля, рассчитанного с использованием индексов цен производителей промышленной продукции, в процентах к декабрю 2007 г. составил 117,17% против индекса реального курса, рассчитанного на основе индексов потребительских цен, в размере 79,08%.

Таким образом, исходя из указанных цифр, напрашивается вывод о необходимости снижения цен производителей промышленной продукции в Беларуси в среднем на 26,2% (при прочих равных условиях) с тем, чтобы выровнять динамику индексов реальных курсов, рассчитанных с использованием индексов потребительских цен и индексов цен производителей промышленной продукции.

Однако в данном случае нужно принимать во внимание изложенные выше аспекты (включая методологические различия в расчете индексов цен производителей промышленной продукции в Беларуси и странах – основных торговых партнерах Беларуси).

На рисунке 4 представлена динамика индексов реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют и к российскому рублю, рассчитанных с использованием индексов цен производителей промышленной продукции.

 Равновесен ли реальный курс?

(Кликните по картинке для увеличения изображения)

Рисунок 4. Динамика индексов реального эффективного курса белорусского рубля к корзине валют и к российскому рублю, рассчитанных с использованием ИЦПП, в процентах к декабрю 2007 г.

На представленном рисунке ярко видно, что, начиная с июня прошлого года, динамика реального курса белорусского рубля к российскому рублю обгоняет динамику реального эффективного курса к корзине валют.

Так, в мае 2016 г. индекс реального курса белорусского рубля к российскому рублю, рассчитанный с использованием индексов цен производителей промышленной продукции, в процентах к декабрю 2007 г. составил 114,05% против индекса реального эффективного курса к корзине валют в размере 107,17%.

Таким образом, для того, чтобы выровнять динамику указанных индексов реальных курсов, необходимо цены белорусских производителей, ориентированных на российский рынок, снизить в среднем на 6% либо девальвировать номинальный курс белорусского рубля к российскому рублю на 6,4% (либо использовать комбинированный вариант из этих двух вариантов).

К слову, номинальный средний официальный курс белорусского рубля к российскому рублю в мае 2016 г. составил 2,9635 руб. за 100 рос. руб. (с учетом деноминации). Причем в июле 2016 г. средний официальный курс белорусского рубля к российскому рублю снизился по сравнению с маем 2016 г. на 4,9% до рекордных 3,1082 руб. за 100 рос. руб.

Таким образом, в текущей ситуации денежные власти стараются несколько занизить реальный курс белорусского рубля к российскому рублю с тем, чтобы повысить ценовую конкурентоспособность белорусских экспортеров на российском рынке вкупе с ухудшением ценовой конкурентоспособности российских компаний в Беларуси.

При этом нужно вновь оговориться о различиях в статистической методологии и структуре промышленного производства в Беларуси и России.

В России индекс цен производителей промышленных товаров рассчитывается на основании регистрации цен на товары-представители в базовых организациях. Наблюдение за ценами производителей осуществляется более чем в 10 тыс. организаций. Расчет средних цен и индексов цен производится более чем по 1100 товарам-представителям. Цены производителей представляют собой фактически сложившиеся на момент регистрации цены указанных организаций на произведенные товары (оказанные услуги), предназначенные для реализации на внутреннем рынке (без косвенных товарных налогов – налога на добавленную стоимость, акциза и т.п.).

При этом Росстат дополнительно рассчитывает индексы цен на приобретенные промышленными организациями отдельные виды товаров на основании регистрации цен на товары-представители по установленной номенклатуре. Средняя цена приобретения включает, помимо цены производства, налог на добавленную стоимость, акциз, транспортные, сбытовые, посреднические и другие расходы. Построение индексов цен приобретения осуществляется по сопоставимому кругу видов товаров в отчетном и базисном периоде и предусматривает систему взвешивания на основе данных о количестве приобретенной продукции за предыдущий год.

Кроме того, в арсенале Росстата есть и другие ценовые индексы, которые отсутствуют в белорусской статистической практике (например, сводный индекс цен на продукцию (затраты, услуги) инвестиционного назначения).

В конечном счете, Нацбанк Беларуси в текущем году по-прежнему будет придерживаться тактики заниженного реального эффективного курса белорусского рубля с тем, чтобы стимулировать экспорт белорусских товаров и услуг на внешние рынки и одновременно ограничивать импорт товаров и услуг из-за рубежа.

К слову, о заниженности реального курса белорусского рубля свидетельствует положительное сальдо текущих внешнеэкономических операций, связанных с движением товаров, услуг, доходов и трансфертов (+754,2 млн. долл. в первом полугодии 2016 г.), а также чистое предложение иностранной валюты со стороны населения, предприятий и нерезидентов (+717,9 млн. долл. в первом полугодии 2016 г.).

В то же время, необходимо подчеркнуть, что дальнейшее занижение реального курса за счет девальвации номинального курса белорусского рубля может привести к обострению инфляционных рисков, падению реальных денежных доходов населения и ухудшению финансового положения предприятий и банков (в том числе за счет увеличения долговой нагрузки, связанной с погашением и обслуживанием валютных обязательств).

В данном случае примечательно, что эксперты Евразийского фонда стабилизации и развития в обосновании выделения второго транша финансового кредита отмечают, что «чрезмерная опора на режим плавающего курса для управления внешними дисбалансами будет приводить к ухудшению балансов предприятий и банков и окажет давление на цены». Поэтому эксперты фонда справедливо полагают, что «приверженность к проведению политики гибкого валютного курса должна сочетаться с готовностью властей решать проблемы внешних дисбалансов преимущественно за счет структурных мер политики, включая дальнейшее сокращение директивного кредитования и субсидий».

Действительно, дальнейшее занижение реального курса белорусского рубля к российскому рублю за счет девальвации номинального курса национальной валюты не приведет к сокращению импорта природного газа и сырой нефти из России. Очевидно, что в данном случае вместо девальвации белорусского рубля нужно делать ставку на энергосбережение и эффективность переговоров с российской стороной в нефтегазовой сфере.