Правительственные экономисты ищут выход

В последнее время с участием государственных чиновников был проведен ряд совещаний и круглых столов, посвященных поиску новых путей развития страны. Необходимость в таких мероприятиях обусловлена кризисом государственной экономической политики, приведшей к серьезным проблемам в реальном секторе экономики.

Еще недавно государственным экономистам было все ясно: нужно любыми способами получить кредит МВФ. Поэтому экономическая политика подстраивалась под требования этой организации. Требования известные: переход на либеральные стандарты регулирования экономики с максимальным ослаблением роли государства, передача предприятий в частную собственность, введение свободного ценообразования и ограничение доходов домашних хозяйств. Под такую политику была даже издана идеологически верная либерализму книга под названием «Бюджетная диета». Ее поддержали представители «свободного» рынка форекс, пролиберально финансируемые господа и также доверчивые читатели экономической тематики в независимых СМИ и интернете.

Была ужесточена монетарная политика, проведена деноминация, повышены тарифы на ЖКХ, введены свободные цены на товары даже для социально защищенных слоев населения, заморожена заработная плата бюджетникам, ограничены другие доходы домашних хозяйств и образовано министерство антимонопольного регулирования и торговли с красивой аббревиатурой «МАРТ». Но оказалось, что предпринятые меры серьезных положительных результатов не дали, а политика Нацбанка привела к сокращению внутреннего спроса, снижению сбыта товаров и углублению кризиса реального сектора.

При этом команде реформаторов не удалось ослабить роль государства в экономике: приватизация не началась, закон об индикативном планировании так и не был принят, властные полномочия чиновников отнюдь не уменьшились. Определенные, но сомнительные результаты были достигнуты лишь в отношении уровня жизни граждан: за 2015 г. реально располагаемые доходы населения снизились на 5,9%, выросла и безработица, которую официальная статистика предпочитает замечать лишь частично (в виде роста числа граждан, обратившихся в службы занятости). То есть, несмотря на предпринятые усилия, доминирование государства в экономике не ослабло и ослабляться не собирается. Привлечение же во власть сторонников рыночной экономики оказалось тактическим ходом для получения кредита МВФ.

Представителей Международного валютного фонда результаты деятельности реформаторов также не удовлетворили, и кредит, на который надеялись еще в прошлом году, до сих пор не получен. Последняя миссия МВФ уехала недовольная, пообещав деньги только в случае реализации быстрых, фундаментальных и необратимых структурных реформ. Мол, сломайте сложившуюся в Беларуси социально-экономическую модель – тогда и приходите за деньгами. Причем у специалистов нет иллюзий: опыт восточноевропейских стран и России показал: такая ломка займет не один год, падение ВВП и промышленного производства будет продолжаться, а уровень жизни населения еще больше снизится.

На пятом Всебелорусском народном собрании были поставлены совершенно другие задачи, плохо коррелирующиеся с директивами МВФ. Дано указание за пять лет увеличить валовой внутренний продукт, производительность труда и сельскохозяйственное производство на 12-15%, выпуск промышленной продукции – на 9-15%, а экспорт товаров и услуг – вообще на 21-25%.

Даже если закрыть глаза на запланированное почти двукратное опережение экспорта над ростом производства (что маловероятно), возникает вопрос о резервах требуемого роста. В программе эти резервы изложены не в виде конкретных мер, а скорее в форме лозунгов. В частности, для совершенствования государственного управления предложены уже набившие оскомину призывы по разграничению функции государства как регулятора и как собственника, по сокращению дублирующих функций госорганов, расширению полномочий органов местного управления, укреплению позиций Национального собрания Республики Беларусь на международной арене, повышению престижа государственной службы и так далее. Такие шаманские фразы произносятся регулярно, а экономика продолжает углубляться в кризис: за 5 месяцев 2016 г. ВВП снизился на 2,8%, производительность труда упала на 1,6%, а экспорт товаров и услуг сократился на 16,1%, хотя постановлением Совмина планировался рост на 1,3%. Этим же документом предполагалось, что реальные доходы населения останутся неизменными, но даже официальная статистика показывает их снижение на 6,9%.

Пустыми лозунгами оказался текст и других разделов принятой программы. Например, в разделе по снижению затрат и повышению качества продукции декларируется необходимость уменьшения затрат путем сокращения условно–постоянных и непроизводственных расходов; технологического переоснащения промышленных производств; установления прогрессивных норм расхода сырья, материалов за счет сокращения отходов и потерь в процессе производства и хранения, использования вторичных ресурсов  и так далее.

Возможно, в документах такого уровня и положено говорить общими фразами. Однако анализ разработанных мер по реализации принятых решений приводит к выводу, что реальные предложения по программе выхода из кризиса еще не придуманы. Ведь к 2020 г. намечается снизить инфляцию до 5%, что при сохранении монетаристской стратегии регулирования экономики означает дальнейшее сокращение внутреннего спроса, обострение кризиса в реальном секторе и ухудшение ситуации в сфере домашних хозяйств. В результате представляется весьма оптимистичным (если не фантастическим) заложенный в программе рост реальных доходов на 9,5-11,6%.

При таких заданиях стала очевидной бесперспективность либеральных подходов и уязвимость положения государственных чиновников, проповедующих эти взгляды. Один из представителей либеральных управленцев ситуацию вовремя просчитал и уже сменил место работы. Остальных государственных экономистов так просто не отпустят. Поэтому им нужно корректировать свои взгляды и искать другие драйверы экономического роста. Это и обусловило их активность в проведении своеобразных «мозговых штурмов» в НИЭИ Министерства экономики, Национальном банке, других ведомствах.

В плане новых подходов, высказанных в ходе дискуссий, представляет интерес точка зрения, согласно которой трудности внедрения рыночных инструментов связаны со спецификой белорусской институциональной матрицы. В самом упрощенном виде можно выделить два основных вида институциональных матриц – западноевропейскую и азиатскую. Если первая базируется на рыночных инструментах, то в азиатской модели рыночные элементы хотя и присутствуют, но играют вспомогательную роль. Распределение значительной части ресурсов (в том числе финансовых) осуществляется нерыночными методами и часто по нерыночным ценам.

Институциональные матрицы весьма устойчивы и для их революционной ломки необходимо формирование совокупности условий, которые в белорусском обществе отсутствуют. Поэтому представителям международных организаций следует исходить из сложившейся в Беларуси социально-экономической модели и не пытаться ее кардинально реформировать, а помогать развивать экономику исходя из объективных условий.

В свою очередь, администраторам высшего уровня при совершенствовании систем управления целесообразно поступать с учетом специфики белорусских неформальных институтов и шире использовать опыт стран с аналогичной азиатской институциональной матрицей (Китай, Сингапур).

В Китае, например, как и в Беларуси, во многих отраслях промышленности доминирует государственная собственность. Причем многие государственные предприятия также малоэффективны, но китайские власти не приемлют массовую приватизацию и считают, что государство должно сохранять контроль над ведущими отраслями, выделяя им дешевые кредиты и субсидии. Эти финансовые средства направляются на реальное реформирование госпредприятий с целью повышения их эффективности, а неудачники ликвидируются. Для того, чтобы работники закрываемых предприятий не слишком роптали, им предоставляют работу в дочерних государственных компаниях или же они получают солидную компенсацию. Причем компенсация может достигать размера их средней зарплаты за шесть лет. Таких денег хватает для переквалификации или для переезда в районы с недостатком рабочей силы. Выплата больших выходных пособий государству выгоднее, чем постоянное предоставление дотаций убыточным предприятиям.

Хотя в последнее время сторонники западноевропейского пути развития предсказывают скорый кризис Китая под грузом госсобственности, эта страна по-прежнему развивается весьма динамично. Более того, в Китае сделали упор на внешнеэкономическую экспансию госпредприятий, полагая, что на мировых рынках конкуренцию можно выдержать только с помощью господдержки.

Копировать китайский путь развития один к одному в Беларуси не получится из-за различий в менталитете и финансовых возможностях. Поэтому необходимо определяться со своим путем, но он не обязательно должен быть таким, какой навязывают сторонники квазилиберальных подходов, которые уже не используются в ведущих странах мира, но весьма рекомендуемы для ломки сложившихся в развивающихся странах институциональных систем.