Зачем Беларуси ШОС?

Еще в прошлом году по итогам саммита ШОС в Уфе Беларусь получила статус наблюдателя, которого добивалась с 2005 года. До этого момента Беларусь имела статус партнера по диалогу. И все эти годы Беларусь целенаправленно шла по пути углубления своего участия в этой организации. В 2015 году произошла заметная активизация восточного вектора внешней политики Беларуси. В Минске с официальным визитом побывал глава Си Цзиньпин, главной темой которого стало углубление всестороннего стратегического партнерства между Беларусью и Китаем, а также участие Беларуси в китайской инициативе Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП).

В последние годы белорусская сторона также уделяет особое внимание наращиванию торгово-экономического сотрудничества со странами центральноазиатского региона в рамках стратегии диверсификации экономических связей. С учетом того, что одобрение заявки на статус наблюдателя происходит в ШОС путем консенсуса, факт его получения Беларусью свидетельствует об успехах белорусской дипломатии на этом направлении.

С другой стороны, подключение Беларуси к таким площадкам как ШОС призвано поспособствовать интенсификации отношений с государствами этого региона в различных областях, начиная от торгово-экономических и гуманитарных связей, заканчивая вопросами региональной и глобальной безопасности.

Благодаря статусу наблюдателя Беларусь теперь имеет возможность участвовать в большем числе мероприятий и на более высоком уровне в рамках ШОС. Так теперь Беларусь может принимать участие в открытых заседаниях Совета глав государств и/или Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов ШОС.

В рамках ШОС Беларусь также имеет право:

1) присутствовать на открытых заседаниях Совета министров иностранных дел  и Совещаниях руководителей министерств и/или ведомств государств - членов ШОС;

2) участвовать без права голоса и с предварительного согласия председательствующего в обсуждении вопросов, входящих в компетенцию органов ШОС, распространять через Исполнительного секретаря ШОС письменные заявления на рабочих языках ШОС по интересующим их вопросам, входящим в компетенцию ШОС;

3) получать доступ к документам и решениям органов ШОС, если соответствующие органы ШОС не вводят ограничения на их распространение.

Правда, статус наблюдателя не дает права Беларуси участвовать в подготовке и подписании документов ШОС. Также Беларусь не может участвовать в выработке решений органов ШОС, но в то же самое время не будет нести ответственность за такие решения.

В целом, для Беларуси ШОС выступает важной диалоговой площадкой с государствами, входящими в ШОС. Это позволяет лучше понимать происходящие процессы как в каждом из государств в отдельности, так и региона в целом. Тем более, что все государства-участники ШОС являются важными партнерами Беларуси на международной арене. Беларусь имеет стратегический характер отношений с Россией и Китаем. Вместе с Россией, Казахстаном и Кыргызстаном Беларусь входят в ЕАЭС, Беларусь участвует в реализации китайской инициативы ЭПШП. Таджикистан и Узбекистан являются важными торгово-экономическими партнерами Беларуси по СНГ. С учетом готовящегося присоединения Индии и Пакистана к ШОС, с которыми Беларусь также заметно активизировала свои отношения в последнее время, ШОС превращается в важный диалоговый форум.

Сегодня для ШОС в соответствие с Концепцией развития организации до 2025 года является укрепление взаимодействия в области безопасности с государствами-наблюдателями и партнерами по диалогу, особенно в сфере борьбы с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, а также по противодействию незаконному обороту наркотиков и иным видам трансграничной организованной преступности. К тому же ШОС планирует выработать гибкие схемы участия в своей проектной деятельности государств-наблюдателей и партнеров по диалогу, что позволяет Беларуси подключаться к торгово-экономическому и культурно-гуманитарному сотрудничеству. При этом будет совершенствоваться механизм регулярных консультаций с государствами-наблюдателями и партнерами по диалогу в целях укрепления отношений с этими странами и повышения практической отдачи от взаимодействия в различных областях.

Несмотря на то, что главным приоритетом ШОС является обеспечение региональной стабильности и безопасности, у нее имеется и экономическая повестка дня, сформулированная, в частности, в Программе развития многостороннего торгово-экономического сотрудничества до 2020 года. Беларусь, безусловно, заинтересована в активном подключении к такому сотрудничеству.

В декабре 2015 года в китайском городе Чжэнчжоу прошло очередное заседание Совета глав правительств государств-членов ШОС. На нем подробно были рассмотрены вопросы дальнейшего углубления сотрудничества в торгово-экономической сфере в рамках ШОС, в том числе с учетом последних кризисных экономических тенденций на региональном и глобальном уровне. Тогда же по инициативе председательствовавшей китайской стороны главы правительств государств-членов ШОС приняли совместное заявление о региональном экономическом взаимодействии, предполагающим совместную работу государств-членов ШОС в тесном сотрудничестве с наблюдателями и партнерами по диалогу ШОС (в том числе в рамках реализации инициативы ЭПШП). В  идеале такое взаимодействие призвано способствовать поступательному устойчивому экономическому росту в интересах сохранения и поддержания мира и стабильности в регионе.

Ряд государств-членов ШОС, особенно Россия, сегодня обсуждают возможность сопряжения усилий в рамках построения ЕАЭС, реализации национальных стратегий и программ развития и инициативы ЭПШП. В качестве конечной цели этого сопряжения озвучивается задача формирования континентального экономического партнёрства на пространстве Евразии. В этом контексте ШОС рассматривается участниками интеграционных проектов ЕЭАС и ЭПШП как важный форум для определения конкретных механизмом и форматов подобного сопряжения.

Кстати, Китай собирается активно использовать ШОС для продвижения ЭПШП, для чего активно создает различные инструменты финансирования. Это и Фонд шелкового пути ($40 млрд), и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций ($100 мрлд). И Беларусь конечно же заинтересована в доступе к этим финансовым инструментам, а также к экономическим проектам, которые будут реализовываться под эгидой этих структур.

Проходящий 23 – 24 июня саммит ШОС в Ташкенте безусловно затронет широкий спектр вопросов сотрудничества в сферах региональной безопасности, торгово-экономического и гуманитарного взаимодействия. Однако несмотря на кажущееся отсутствие противоречий между участниками ШОС, тем не менее, они существуют особенно в контексте традиционного соперничества Китая и России за влияние в Центральной Азии. Хоть российская сторона и активно продвигает дискурс сопряжения интеграционных инициатив ЭПШП и ЕАЭС, это связано, прежде всего, с желанием российских элит избежать усиления конкуренции с Китаем в регионе Центральной Азии, завязав на себя основное сотрудничество по линии реализации ЭПШП. Дело в том, что в последнее время российская сторона последовательно блокировала в рамках ШОС создание Банка развития ШОС, зоны свободной торговли ШОС, специального счета ШОС (как фонда для финансирования предпроектных работ и технико-экономического обоснования интеграционных проектов). В Кремле традиционно рассматривали эти инициативы как способ подорвать российское влияние в регионе. Однако в итоге именно это и подстегнуло Китай сформулировать более масштабную интеграционную инициативу ЭПШП, сопротивляться которой российской стороне было бы сложнее.

Судя по всему, Китай также относится с серьезным недоверием и скепсисом к действиям России в Центральной Азии и в сфере безопасности. Дело в том, что российская сторона на протяжении последних двух лет активно поддерживала контакты, а иногда даже и осуществляла военно-техническую помощь движению Талибан в Афганистане, дестабилизирующая деятельность которых несет угрозу китайским планам реализации ЭПШП. Это обусловило тот факт, что Китай с начала 2016 года начал в одностороннем порядке без оглядки на Россию формировать собственную антитеррористическую коалицию с Таджикистаном, Пакистаном и Афганистаном, ставя таким образом под сомнение эффективность и ОДКБ и антитеррористический потенциал ШОС, так как Таджикистан является членом ШОС и ОДКБ.

Так, в марте этого года в Пекине состоялись переговоры министра внутренних дел Таджикистана Р.Рахимзода и министра общественной безопасности КНР Го Шэнкуня, а в Душанбе встретились начальники генеральных штабов Китая, Таджикистана и Пакистана при участии специального комиссара по борьбе с терроризмом и вопросам безопасности КНР Чэн Гопиня. После этого начальник штаба Народно-освободительной армии Китая генерал-полковник Фан Фэнхуэй провел аналогичные консультации со своими афганскими коллегами в Кабуле, где данная антитеррористическая инициатива получила полную поддержку со стороны афганских властей. Одним из вопросов повестки дня переговоров являлось создание совместного антитеррористического центра МВД Республики Таджикистан и Министерства обороны КНР в Душанбе и солидная китайская военная помощь афганским силам безопасности.

Создание антитеррористического альянса в Центральной Азии без участия России свидетельствует о серьезном уровне недоверия, а также о скептической оценке действий российской стороны в сфере противодействия терроризму. По сути, Китай перешел к односторонним действиям, пытаясь взять инициативу в свои руки без учета позиции России и ОДКБ в регионе, а также механизмов антитеррористического сотрудничества в рамках ШОС (по сути, инициируя создание в Душанбе антитеррористического центра, формируется конкурентная альтернатива Региональному антитеррористическому центру ШОС).

Таким образом, углубление участия Беларуси в ШОС в идеале должно способствовать повышению степени осведомленности о тех процессах, которые протекают в регионе ШОС. Это важно для Беларуси с точки выработки конкретных стратегий сотрудничества с государствами региона с учетом сложного и даже противоречивого экономического и военно-политического регионального ландшафта.