Упущенные показатели конкурентоспособности

В 2011 году белорусское правительство впервые на программном уровне озаботилось повышением конкурентоспособности Беларуси. В Программу деятельности Правительства РБ на 2011-2015 годы была включена цель по попаданию Беларуси в топ-30 рейтинга Всемирного экономического форума (ВЭФ) – одного из наиболее авторитетных рейтингов, измеряющих страновую конкурентоспособность государств мира.

Концептуально и на уровне планирования белорусские власти подошли к достижению этой цели достаточно странно. В первую очередь, отсутствовало четкое понимание мер, необходимых для попадания в топ-30: их разработка после публикации Программы была отдана в компетенцию Академии наук РБ, причем срок разработки совпал с окончанием действия Программы, и был намечен на 2015 год.

Кроме того, белорусские власти, казалось, не до конца понимали, почему страна должна быть конкурентоспособной. Цель попадания в топ-30 глобального рейтинга конкурентоспособности в Программе была заявлена как «улучшение международного имиджа Республики Беларусь и рост доверия у национальных и иностранных инвесторов к проводимой экономической политике».

В то же время, сам ВЭФ определяет конкурентоспособность как «набор институтов, политик и факторов, которые определяют уровень производительности труда в стране и позволяют ей достичь процветания», при том, что способность страны привлекать инвестиции является одним из таких факторов. Иными словами, в Программе деятельности изначально перепутаны задачи и цели – повышение рейтинга конкурентоспособности невозможно (или, по крайней мере, затруднено) без повышения инвестиционной привлекательности страны, а высокая конкурентоспособность нужна никак не для «повышения международного имиджа».

В Глобальный рейтинг конкурентоспособности ВЭФ по состоянию на 2016 год Беларусь не включена вообще. Дело здесь не в том, что Беларусь абсолютно неконкурентоспособна, но в том, что надежность данных по Беларуси, необходимых для расчета рейтинга, вызывает сомнения у его авторов. Опираясь на сторонние расчеты, в 2015 году Беларусь могла бы оказаться в рейтинге только на 61 позиции – ни о каком топ-30 речи не идет.

В чем причина этого? В каких показателях Беларусь является аутсайдером, и что нужно изменить на уровне госпланирования для повышения конкурентоспособности страны?

Этим вопросам будут посвящены этот и последующие материалы. Данный материал является сжатым содержанием исследования БИСС «Страновая конкурентоспособность Беларуси: краткий обзор основных тенденций». В тексте ниже мы рассмотрим динамику основных показателей, характеризующих страновую конкурентоспособность Беларуси, за период 2000-2014 годов. [1]

Как измерять конкурентоспособность?

Измерением (рейтингованием) страновой конкурентоспособности занимаются две международные организации: уже упомянутый выше ВЭФ и Международный институт управленческого развития (IMD). Обе этих организации не включают Беларусь в свои рейтинги из-за проблем с надежностью официальных статистических данных, которым составители рейтингов попросту не доверяют.

Попытка измерения конкурентоспособности Беларуси по методологии ВЭФ (гипотетическая: как если бы Беларуси была включена в этот рейтинг) предпринималась в 2013 и 2014 годах исследовательским центром CASE. По результатам исследования было определено, что если бы Беларусь была включена в рейтинг ВЭФ, она бы заняла там 61 место.

Однако, исследование CASE для своих расчетов использует все те же официальные статистические данные, недоверие к которым обусловливает исключение Беларуси из официального рейтинга ВЭФ. Кроме того, последний раз неофициальная оценка конкурентоспособности Беларуси по версии ВЭФ осуществлялась в 2014 году, и не проводилась в 2015. Попытка оценки страновой конкурентоспособности по этой методике является весьма трудоемкой задачей, требующей значительных ресурсов: методология включает в себя не только расчеты на основе статистических данных, но и интервью с представителями бизнеса.

В то же время, в определении ВЭФ и IMD конкурентоспособность является составным показателем: она подразделяется на несколько составляющих, которые оцениваются отдельно, и в совокупности позволяют рассчитать место конкретной страны в общем рейтинге. Благодаря этому, затраты на оценку уровня конкурентоспособности страны могут быть снижены за счет методов косвенной оценки, не предполагающей расчет позиции Беларуси в рейтинге конкурентоспособности, но измеряющей успех страны в отдельных составляющих конкурентоспособности. «Измерение успеха» может быть произведено при помощи оценки динамики других международных рейтингов (не рейтингов IMD и ВЭФ), оценивающих показатели составляющих конкурентоспособности в отдельности и по собственным методологиям.

Список составляющих конкурентоспособности разнится в методологиях ВЭФ и IMD, поэтому в дальнейшем будут рассматриваться те составляющие, которые включены в методологии обоих рейтингов. Оценка будет производится на основе данных, доступных за максимально длительный срок, но не ранее 2000 года.

В число составляющих конкурентоспособности, идентичных в рейтингах IMD и ВЭФ, входят:

1) Качество управления и эффективность институтов. Оценка этих показателей мы может быть произведена с использованием рейтинга качества институтов Всемирного банка World Governance Indicators (WGI).

2) Качество инфраструктуры. Произвести оценку этой составляющей конкурентоспособности позволяет рейтинг логистического потенциала Всемирного банка, оценивающий качество дорожной инфраструктуры (Logistics Performance Index), а также рейтинг развития инфраструктуры Kiel Institute for the World Economy, который включает в себя оценку телекоммуникационной, финансовой и банковской инфраструктур.

3) Состояние макроэкономической среды. Этот показатель будет оценен на основе динамики инфляции и темпов роста ВВП.

4) Состояние бизнес-среды. Состояние бизнес-среды может быть оценено за счет анализа динамики рейтинга легкости ведения бизнеса Doing Business и рейтинга восприятия коррупции Transparency International.

Качество управления и эффективность институтов

Эффективность институтов и качество управления важны для конкурентоспособности, поскольку влияют на поведение экономических агентов и создают эффективную экономическую среду, влияя, тем самым, на экономический рост в целом. «Плохие» институты, напротив, создают издержки ведения бизнеса и увеличивают неопределенность правовой среды, в которой функционирует экономика. График 1 демонстрирует динамику показателей WGI для Беларуси. Как видно из графиков, все показатели, за исключением показателя «Политическая стабильность и отсутствие насилия», с 2003 по 2013 годы демонстрируют незначительный рост, однако остаются на весьма низком уровне.

 Упущенные показатели конкурентоспособности

График 1. Динамика показателей World Governance Indicators для Беларуси. Показатели рассчитываются исходя из положения относительно других стран, и измеряются от 0 («низкое положение») до 100 («высокое положение»).

Источник: Всемирный банк.

В сравнении со странами-соседями успехи Беларуси в рейтинге WGI ниже по целому ряду параметров (см. таблицу 1.1). По параметрам «Гласность и подотчетность», «Эффективность правительства», «Качество управления» и «Верховенство права» Беларусь является абсолютным аутсайдерам, уступая в них всем странам-соседям.

Страна

Подотчет-ность и гласность

Политическая стабильность и отсутствие насилия

Эффективность правительства

Качество управления

Верхо-венство права

Борьба с коррупцией

Беларусь

6

46

14

14

20

37

Россия

19

22

43

37

25

17

Украина

37

21

30

29

23

12

Литва

75

76

74

84

74

67

Латвия

70

65

76

80

73

64

Эстония

85

68

78

90

86

81

Польша

78

79

71

81

73

71

Таблица 1. Показатели WGI для Беларуси и стран-соседей, 2013 год.Зеленым цветом подсвечены лучшие показатели по параметрам, красным – худшие.

Источник: Всемирный банк.

Инфраструктура

Развитая инфраструктура важна для конкурентоспособности, поскольку предоставляет экономическим агентам возможность для наиболее быстрого и эффективного функционирования и использования имеющегося у них потенциала

Показатели Беларусь в рейтингах развития инфраструктуры неоднозначны. Как видно из таблицы ниже, Беларусь обладает телекоммуникационной инфраструктурой незначительно худшей, чем у стран-соседей. То же самое справедливо и для качества энергетической инфраструктуры. В то же время, качество финансовой инфраструктуры в Беларуси лучше, чем в Литве и Латвии, а также в России.

Страна

Телекоммуни-
кационная инфраструктура

Энергетическая инфраструктура

Финансовая инфраструктура

Беларусь

34

52

71

Россия

32

29

96

Украина

65

51

64

Литва

36

91

113

Латвия

38

57

120

Эстония

34

53

40

Польша

43

45

66

Таблица 2. Рейтинг развития инфраструктуры KielInstitutefortheWorldEconomy (места в рейтинге), 2014 г. Зеленым обозначены лучшие показатели по столбцу, красным – худшие.

Источник: Kiel Institute for the World Economy.

В то же время, Беларусь значительно «проседает» по показателям качества транспортной инфраструктуры в рейтинге LogisticsPerformanceIndex Всемирного банка. В общем рейтинге Беларусь находится лишь на 99 месте, что обусловлено низкими показателями по скорости доставки грузов, качеству трекинга товаров, логистической компетенции внутренних компаний и общему качеству дорожной инфраструктуры. По большинству составляющих индекса Беларусь является аутсайдером среди стран-соседок, а Польша демонстрирует наилучшие показатели.

Страна

ИЛП

Время

Трекинг

Логисти-ческая компетенция

Между-народная доставка

Инфра-структура

Таможенные процедуры

Беларусь

99

3.05

2.51

2.46

2.74

2.55

2.50

Россия

90

3.14

2.85

2.74

2.64

2.59

2.20

Украина

61

3.51

3.20

2.84

2.95

2.65

2.69

Литва

46

3.60

3.17

2.99

3.10

3.18

3.04

Латвия

36

4.06

3.50

3.21

3.38

3.03

3.22

Эстония

39

3.55

3.20

3.27

3.34

3.34

3.40

Польша

31

4.13

3.54

3.46

3.47

3.08

3.26

Таблица 3. Общий показатель и составляющие Logistics Performance Index, 2014 г. В скобках в столбце ИЛП указано место страны в общем рейтинге

Источник: World Bank Logistics Performance Index.

Бизнес-среда

В 2015 году Беларусь заняла 44 место в рейтинге DoingBusiness. Изменение методологии подсчета рейтинга, произведенное в 2014 году, не позволяет корректно прослеживать динамику показателей стран в нем с 2000 года. Однако, измерение динамики на более или менее длительном периоде может быть произведено за счет оценки показателя “Distancefromfrontier”,который оценивает относительное положение экономики по легкости ведения бизнеса в сравнении со страной, демонстрирующей в этой области наилучший результат. Оценка изменений этого показателя может быть произведена с 2010 года. Как видно на графике ниже, Беларусь, хотя и демонстрирует показатели хуже, чем-страны соседки, быстрее других стран производит изменение бизнес-среды и облегчает ведение бизнеса.

 Упущенные показатели конкурентоспособности

График 2. Динамика показателя “Distancefromfrontier” рейтинга DoingBusiness в 2015 году. Ось Y – показатель в 2015 году, ось X – динамика с 2004 года. Чем больше значение по оси Y, тем лучший показатель демонстрирует страна в области легкости ведения бизнеса, чем больше по они X – тем быстрее она улучшает бизнес-среду.

Источник: Doing Business.

В то же время некоторые факторы, влияющие на показатели бизнес-среды, не оцениваются в рейтинге DoingBusiness – в первую очередь это уровень коррупции. Хотя мы уже обращали внимание на параметр «Борьба с коррупцией» в рейтинге WGI, этот параметр оценивает усилия государства по снижению коррупции, в то время как рейтинг TransparencyInternational оценивает ощущаемый уровень коррупции. В совокупности эти рейтинги дают представление о том, насколько активна и успешна антикоррупционная деятельность государства. Рейтинг TransparencyInternationalCorruptionPerceptionIndex для Беларуси и стран-соседей представлен в таблице ниже. В 2015 году Беларусь заняла в нем 107 место, значительно отстав от большинства соседних стран.

 

2003

2005

2015

Беларусь

53

107

107

Россия

86

126

119

Украина

106

107

130

Литва

41

44

32

Латвия

57

51

40

Эстония

33

27

23

Польша

64

70

30

Таблица 4. Динамика мест в рейтинге восприятия коррупции, 2003-2014. Красным цветом подсвечены худшие результаты, зеленым – лучшие.

Источник: Transparency International.

В целом, высокие позиции Беларуси по многим параметрам рейтинга Doing Business свидетельствуют об улучшении законодательства, регулирующего бизнес-среду. Однако, высокий уровень коррупции и низкое качество институтов (по рейтингу WGI) говорят о существовании проблем с правоприменением и низким качеством регуляторной среды, в которой функционирует бизнес.

Макроэкономическая среда


В период с 2000 по 2014 годы среднегодовой темп роста ВВП Беларуси составил 7.2%. ВВП на душу населения за этот же период вырос в 12.7 раз, а Беларусь стала лидером по темпам роста уровня ВВП на душу населения, уступая лишь Эстонии.

Упущенные показатели конкурентоспособности

График 3. Динамика уровня ВВП (% к предыдущему году, левая ось Y) и ВВП на душу населения (долл. США, правая ось Y), 2000-2014 гг.

Источник: МВФ, Всемирный банк.

Одновременно с этим средняя заработная плата по стране выросла в 8 раз с 73 до 590 долларов США (см. график 4).

 Упущенные показатели конкурентоспособности

График 4. Средняя заработная плата в Беларуси, долл. США, 2000-2014.

Источник: ИПМ.

Высокие темпы экономического роста в период 2000-2014 в то же время не были обеспечены внутренними условиями, но стали возможны во много благодаря российским нефтегазовым субсидиям и приоритетному доступу белорусских товаров на российский рынок. В разные годы российские нефтегазовые субсидии, по подсчетам Всемирного банка, в составляли от 7% до 25% ВВП. При этом рост заработных плат был обусловлен не ростом экономики, но перераспределением в рамках политики макроэкономического популизма: темпы роста заработной платы в период с 2000 по 2014 годы зачастую превосходили рост производительности труда (см. график 5).

 Упущенные показатели конкурентоспособности

График 5. Динамика темпов роста заработной платы и производительности труда в Беларуси, 1996-2011. Синяя кривая – производительность, черная – заработная плата. Зеленые столбцы демонстрируют расхождение.

Уровень инфляции в Беларуси на протяжении лишь трех лет – в 2006, 2007 и 2010 годах – сохранялся на уровне ниже двузначного значения. Снижение инфляции с уровня в 169% в 2000 году объясняется усилиями по макроэкономической стабилизации, долгое время предпринимаемым Национальным банком. В свою очередь, в 2010 году снижение уровня инфляции произошло из-за замедления глобальной экономики после экономического кризиса 2009 года. В 2011 и 2012 годах произошел скачок инфляции, произошедший в первую очередь из-за повышения цен на нефть и газ, поставляемые из России.

 Упущенные показатели конкурентоспособности

График 6. Инфляция в Беларуси, % к предыдущему году, 2000-2014 гг.

Источник: Всемирный банк.

Заключение

Как было показано выше, Беларусь значительно уступает странам-соседкам по различным показателям составляющих конкурентоспособности. Хотя в период с 2000 по 2014 годы Беларусь смогла обеспечить высокие темпы роста и улучшение бизнес-среды, страна до сих пор испытывает трудности с уровнем развития транспортной инфраструктуры и c уровнем коррупции. Наибольшие трудности Беларусь испытывает в едва ли не самой важной составляющей конкурентоспособности – качестве институтов, которые определяют «правила игры» для экономических агентов.

---------

[1] За исключением некоторых показателей данные по которым недоступны с 2000 года. Ограничение временного промежутка 2014, а не 2015 годом, также связано с отсутствием данных по некоторым показателям за прошлый год.