Потеря управления

Наша власть продолжает гордиться сохранением уже мало кому понятной «стабильности». «Мы действительно гордимся тем, что Беларусь в нынешней тревожной обстановке по праву считается уголком стабильности», – заявил Александр Лукашенко 5 мая на церемонии вручения государственных наград. Между тем, как замечают многие – и эксперты, и простые граждане – кризис в стране продолжает усугубляться. И, как мне кажется, мы подошли к его очередному этапу – потере управления или, если сказать по иному, потере контроля над ситуацией.

Непоколебимая уверенность в полной стабильности в стране на фоне продолжающихся деградации экономики и падения жизненного уровня – определяющее описание ситуации. Например, большие силы брошены на подготовку V Всебелорусского народного собрания и разработку «грандиозных» планов на следующую 5-летку и даже 10-летие. Но это неадекватная деятельность и неадекватные планы, которые заведомо не будут выполнены. Дело тут даже не в том, что решения прошлого «народного собрания» с треском провалены, равно как и минувшей 5-летки. Дело в том, что непонятно кто во власти анализирует и прогнозирует, в каком состоянии наша экономика выйдет из кризиса, когда выйдет и выйдет ли вообще. Вместо того, чтобы имеющиеся силы и ресурсы бросить на исправление текущей кризисной ситуации, власть занимается строительством планированием жизни через пятилетие и десятилетия. Но эти планы создаются на основе желаний и «мечт», а не на базе реальной ситуации в стране.

Мечтать оно, конечно, можно, но и реальную обстановку тоже надо учитывать. А то получится, как с приказами разгромить вторгшегося врага летом 1941-го, которые отдавались без учета и без представления о наличных силах и средствах, реальном состоянии и боеспособности частей, да и в целом – в обстановке почти полного отсутствия информации о реальном положении дел. Но там командование не имело такой информации по объективным причинам, а наша власть и не хочет ничего знать о реальной ситуации «на фронтах». Во всяком случае, создается такое впечатление.

В то же самое время, эти люди совершенно не представляют как конкретно спасти конкретные загибающиеся отрасли. Вернее, приказы они отдают, но, как и в 1941-ом, эти приказы не исполняются. Например, недавно премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков на заседании Президиума Совета Министров посетовал, что существенного продвижения в решении проблем цементной и стекольной отраслей пока нет. «Это подтверждается итогами работы и цементной, и стекольной отраслей в первом квартале 2016 года», – резюмировал Кобяков. Напомним, что данная тема неоднократно была предметом обсуждения в правительстве в 2015 году. Но результатов нет. Причем не только в названных отраслях. Но при этом мы успешно планы на десятилетия ваяем. Ровно так же когда-то коммунизм строили.

Между тем простые граждане больше имеют дело не с планами, а с реальной обстановкой. «Салідарнасць» звонила людям, чтобы поинтересоваться мнением рабочих. «Цены растут, пенсии добавляют, прожиточный минимум добавляют, а зарплату ужимают. Это же бред! Мы понимаем, и раньше были тяжелые времена, но то, что сейчас происходит – ни в какие ворота не лезет. Месяц работаешь – и трех миллионов не получишь. Куда это годится? Еще есть важный вопрос. Почему пенсионеры занимают важные места (особенно в отделах), а молодые нигде не могут устроиться? В этом году опять тысячи выпускников пойдут искать работу – а ее нет». Такой увидели ситуацию работники на Барановичском станкостроительном заводе. А вот какие темы обсудила бы на Всебелорусском народном собрании жительница Лиды Ирина, мать двоих детей. «Что меня волнует больше всего? Цены, конечно. Все дорого. Особенно детские товары. Вчера зашла в магазин – цены на расфасованные конфеты подняли на 25%. Стоила упаковка 16 тысяч рублей, стала 20 тысяч. И так на все. Детские сады и школы теперь содержаться за счет родителей. Постоянно нужно отчислять на ремонты, постельное белье и т.д. Волнует вопрос поиска работы. Молодым и раньше тяжело было, а с повышением пенсионного возраста теперь вообще будет трындец». Вот так видят проблемы люди на местах.

Власть же этих проблем в упор не видит и акцентирует внимание совсем на другом, она решает какие-то абстрактные проблемы. Александр Лукашенко подчеркивает важность соблюдения жесткой дисциплины для производства конкурентоспособной продукции. Во время посещения Минского моторного завода А. Лукашенко отметил, что белорусские производители вступили в полосу жесткой конкуренции. Чтобы выпускать товар, привлекательный по цене и качеству, нужна жесткая дисциплина, диктатура технологии, убежден президент. Вроде бы и правильные слова, но какие-то абстрактные – в духе приказов 1941-го: контратаковать и отбросить вторгшегося противника за линию государственной границы.

Все это – симптомы потери управления. Власть еще командует, но уже командует не реальной страной с реальным уровнем развития, с реально бедствующими предприятиями и гражданами, а какой-то абстрактной субстанцией, порождающей пользующиеся слабым спросом материальные предметы. Например, трактора, которые не покупают исключительно потому, что не соблюдается «диктатура технологии». Лично мне так кажется, что если такая причина и имеет значение, то она находится в самом конце списка проблем нашей экономики. Главная беда – в неадекватности управленческих решений, а не в отсутствии дисциплины, в диктатуре технологий или чем-то подобном.

Летом 1941 года большинство решений командования Красной Армии не было исполнено. Не потому, что вся армия вдруг поголовно стала недисциплинированной, а потому, что большинство решений не соответствовали складывающейся на фронтах обстановке. Они были либо ошибочными, либо запоздалыми, либо не доходили до адресата. Большинство из них просто невозможно было выполнить на практике, вне зависимости от уровня дисциплины. Примерно в таком же духе действует сегодня и наша власть. И большинство ее решений тоже сегодня не выполняется, по той же причине их неадекватности. Контроль над ситуацией если еще и не потерян полностью, то обстановка явно близка к тому.

Коррупция, к слову, тоже является одной из причин утери контроля, причем одной из основных причин. Власть с ней, вроде, тоже все борется, но без особых успехов. В любом случае, очень похоже на то, что нашим управленцам остается надеяться на то, что их спасет кто-то извне. Сами они с ситуацией явно не справляются, более того, и не сильно стремятся справиться. Однако, если такой «спаситель» даже отыщется, что он попросит взамен?