Перспективы улучшения белорусско-европейских отношений после визита главы МИД Польши в Беларусь

Визит министра иностранных дел Польши в Беларусь – это «своевременное, знаковое событие, которое призвано придать новый импульс белорусско-польским отношениям по всем направлениям», заявил глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей 22 марта на встрече со своим польским коллегой Витольдом Ващиковским [1]. Поскольку данный визит был одним из немногих мероприятий такого уровня, с участием члена правительства одного из основных государств Евросоюза, его следует рассматривать не только в контексте белорусско-польских отношений, но шире, как попытку улучшения белорусско-европейских отношений.

Тем более, что 23 марта прошли переговоры между главой МИД Польши и президентом Беларуси, на которых обсуждался целый комплекс вопросов, связанных с отношениями между Европейским Союзом и Республикой Беларусь. Несмотря на то, что прошло больше месяца с той памятной встречи, она продолжает оставаться в центре внимания СМИ и политиков двух стран. К  ней вернулся в своем послании к депутатам парламента А. Лукашенко 21 апреля 2016 г.

Но начнем по порядку: Витольд Ващиковский поблагодарил белорусскую сторону и господина Макея лично за организацию визита в сжатые сроки. Тем самым он признал, что инициатива исходила от руководства Беларуси. Это наверно стоит приветствовать, так как «с соседями надо жить хорошо и решать проблемы, если они существуют» [2]. Переговоры в Минске прошли без каких-либо предварительных условий. Польская сторона на них правомерно поставила вопросы соблюдения прав человека и польского национального меньшинства, живущего на территории Беларуси. Однако они не стали преградой для контактов на самом разном уровне, как это было раньше. Белорусская сторона в лице министра иностранных дел В. Макея поблагодарила польскую сторону за лоббирование в институтах Евросоюза вопроса о снятии санкций с высшего руководства Беларуси, ограничивающего его поездки в страны ЕС.

Наверно все это следует приветствовать, так как ситуация в мире серьезно изменилась после аннексии Крыма Российской Федерацией и продолжающейся поддержки РФ сепаратистов из Донецка и Луганска. Сыграли свою роль и «мирные инициативы» Лукашенко. Он смог убедить общественное мнение на Западе, что не является таким же «ужасным диктатором», каким остается его «друг» В. Путин. По крайней мере, страны ЕС должны воспользоваться ситуацией и предложить официальному Минску альтернативу тем интеграционным проектам Москвы, которые ведут к инкорпорации нашего государства и резко меняют в пользу России соотношение сил в регионе.

Другой вопрос: осознает ли сам белорусский лидер всю опасность ситуации для нашего государства, или, как и прежде, пытается извлекать максимальную выгоду для себя лично, путая суверенитет страны с всевластием и личной неподконтрольностью? Для автора статьи этот вопрос остается в силе. Визит господина Ващиковского в Минск не внес в него ясности. Для того чтобы прояснить ситуацию, необходимо сравнить два важных документа: информацию о визите высокого гостя из Варшавы, взятую из официальных источников, и текст послания главы государства депутатам Национального собрания Беларуси, сделанного 21 апреля 2016 г.

Беларусь и Польша могут сыграть значительную роль в Европе и повлиять на многие процессы. Это объясняется тем, что «живем мы рядом, история одна и та же, часто переживаем одни и те же проблемы, у кого-то их больше, у кого-то меньше, а путь министра из Варшавы в Минск оказался таким долгим» – отметил А. Лукашенко [3]. Как подсчитал В. Макей, прошло целых восемь лет с момента аналогичной встречи в столице Беларуси.

Признание общности истории Беларуси и Польши должно не понравиться В. Путину и его окружению, которое давно включило нашу страну в так называемый «русский мир». Данный тезис является признанием европейского прошлого Беларуси, а значит и перспектив ее европейского будущего. Другой вопрос: хватит ли у действующего президента мужества защищать этот выбор вместе с Варшавой и против Москвы?

Глава белорусского государства подчеркнул, что «не считает, что существуют проблемы, которые нам трудно оценить. Даже не скажу, что эти проблемы или вопросы трудно решаемы. При наличии воли с обеих сторон мы их можем решить, притом любые проблемы. Главное – договориться о критериях. И тут, я думаю, проблем не будет. Белорусская сторона будет исходить из тех критериев выстраивания отношений, на которых основывается польская внешняя политика. Как вы защищаете свой суверенитет и независимость, так и мы будем защищать. Тут у нас абсолютно нет расхождений. Даже иногда «подсматриваем у вас», как это делать. Как вы осуществляете социально-экономическую политику внутри страны, так и мы будем делать. При этом будем стараться делать так, чтобы никто нас никогда не упрекнул в малой демократии, в отсутствии ее. Мы будем так делать, чтобы ее было не меньше, чем в Польше» [4].

Нужно сделать уточнение, что и «суверенитет», и «демократию» А. Лукашенко понимает своеобразно. Он любит найти огрехи у партнера («подсмотреть»), унизить его. Скорее всего, его спецслужбы донесли, что современное руководство Польши стремится к отстаиванию своего суверенитета в отношениях с руководством Евросоюза, а также, что европейские партнеры упрекают его в отступлении от норм демократии. Раз у вас есть проблемы в этих вопросах, то, что уж говорить о нас! Это абсолютно нечестная игра, унижающая партнера, а не выстраивающая с ним доверительных отношений. Психология воинстствующего «хама» порой поражает. За двадцать с лишним лет у власти А. Лукашенко так и не научился манерам поведения. Белорусские спецслужбы не успели доложить наверх, что некоторые независимые политологи стали на сторону польского правительства из партии Право и Справедливость (ПИС) и отвергли аргументы его европейских критиков, как не состоятельные [5].

Во второй части своего выступления на приеме В. Ващиковского А. Лукашенко «поблагодарил польскую сторону за то, что там видят Беларусь суверенной и независимой. Если партнеры, с которыми мы ведем диалог, будут настаивать на том, вы с Востоком или с Западом – выбирайте, то есть вы с Россией или Евросоюзом, ставить нас перед таким выбором, нам такая позиция не подходит. Я абсолютно убежден, что и вам она сегодня не нужна. Думаю, что Польша больше, чем кто-либо, заинтересована, чтобы Беларусь была не только независимым государством, но и стабильным. Думаю, вам нестабильное еще одно государство на Западе после Украины не нужно. Это не на пользу будет Польше» [6].

Невозможно не обратить внимания на одну проблему, которую пытается обойти  А. Лукашенко, а не решить ее совместно с польскими партнерами. Хорошо известно после начала украинского кризиса, кто создает проблемы в регионе и дестабилизирует в нем ситуацию. Это нынешнее руководство Российской Федерации. Наверно министр иностранных дел Польши, как представитель страны-члена ЕС, приехал в Беларусь, чтобы узнать у действующего главы государства, что он собирается делать, в случае если путинские «зеленые человечки» попытаются  завтра присоединить Беларусь, как вчера они присоединили Крым? Вместо решения проблемы А. Лукашенко пускается в пустые рассуждения, что против России он дружить не собирается. Тем самым, по нашему мнению, он выступает в роли не самостоятельного политика, а марионетки Кремля. В данном конкретном случае такая роль выглядит абсолютно неуместной.

Такими же неуместными мне кажутся и слова о том, что «вместе с вами мы можем сыграть значительную роль, находясь в эпицентре европейского континента. И вместе мы можем значительно повлиять на многие процессы, которые здесь происходят. В наших интересах, в интересах Польши и Беларуси, но ни в коем случае не в ущерб нашим соседям, хотя и своего мы не отдадим» [7].

Чтобы своего не отдавать, нужно набраться мужества «свое»защищать, как это делают сегодня украинцы и делали вчера поляки. Поэтому у польского министра иностранных дел было право в урочище Куропаты под Минском заявить, что «народы Польши и Беларуси были жертвами одной и той же империи. Такова наша история. Здесь под Минском лежат неизвестные герои, которых мы не можем даже идентифицировать. В Куропатах погибло много представителей разных народов, среди которых тысячи поляков. Мы ни в чем не обвиняем белорусов, но хотим вместе с ними почтить это место», заявил В. Ващиковский [8].

Претерпели ли изменения позиции действующего главы государства в отношении выстраивания равноправного сотрудничества со странами Евросоюза и Запада в целом? Если судить по его посланию депутатам парламента от 21 апреля 2016 г., они стали значительно более антиевропейскими и пророссийскими, чем были раньше.

С одной стороны, в нем можно прочитать много слов о важности многовекторности внешней политики Беларуси и значении европейского вектора. А. Лукашенко «с удовольствием отметил наличие серьезных перемен в наших отношениях с Западом, конструктивное равноправное сотрудничество с ЕС, которое целиком отвечает нашим национальным интересам, также как и развитие торговых связей и диалога с США. Можно констатировать, что у нас начался новый этап в отношениях с Западом. Я бы этот этап назвал некой «говорильней». Вот не заболтать бы этот процесс. И Запад это должен понимать, и мы. Если мы утратим темп наших отношений, мы окажемся неинтересными друг другу. В отношениях с Западом Беларусь, прежде всего, интересуют инвестиции и создание совместных предприятий» [9].

Это звучит почти как у известного героя Ильфа и Петрова: утром деньги – вечером стулья, вечером деньги – утром стулья. Но деньги вперед! Как будто Запад Александру Григорьевичу остался должен приличную сумму. Полностью отсутствует понимание того, что угроза суверенитету государства исходит не от Запада, а от все еще дружественной и союзной России. Вся работа В. Макея по приглашению министра иностранных дел Польши в Беларусь, без внушения главе государства этой простой истины, по нашему мнению, прошла прахом.

Белорусский президент подчеркнул в послании, что «его колоссальные интересы лежат в плоскости Российской Федерации (я уже говорил, что мы один с русскими народ). Но и высокотехнологический Запад, нам не безразличен. Могу ли я этими интересами пренебрегать? Разумеется, не могу. Обращаясь к России, он подчеркнул, что мы не будем для нее мальчиками на “побегушках”».[10]

Самым опасным для суверенитета  государства, является утверждение, что белорусы и русские – это один народ. Это дает основание В. Путину в любой удобный момент присоединить нашу страну к Российской Федерации, как этнически русскую землю, собиранием которых он теперь занимается. В послании мы видим отступление  А. Лукашенко в этом вопросе к идеологии Белорусской государственности, в которой белорусы были названы «русскими со знаком качества». Самое печальное во всей этой истории состоит в том, что теперь и денег с России за эту бредовую идею получить невозможно, так как она оказалась в состоянии глубокого экономического кризиса.

Таким образом, отношения между странами ЕС и Беларусью будут развиваться по нисходящей линии. Вина за это целиком ложится на президента Беларуси, который не усвоил простую истину, что белорусы и русские – это разные народы, живущие пока в разных странах. Ему бы стоило почитать прекрасные слова белорусского публициста Валентина Акудовича перед тем как принимать польского министра  и выступать перед депутатами [11]. Но, кажется, «гонять в хоккей» – для него гораздо более важная задача, чем все остальные.

Примечания

  1. См.: Макей: Визит министра иностранных дел Польши – это своеобразное, знаковое событие // БелаПАН 22.03. 2016.
  2. Там же.
  3. См.: Встреча с министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским 23 мата 2016 http://president.gov.by/ru/news_ru/view/vstrecha-s-ministrom-inostrannyx-del-polshi-vitoldom-vaschikovskim-13313/
  4. Там же.
  5. Cм.: Ровдо В. Чем отличается политический режим в современной Польше от авторитарных режимов в некоторых постсоветских странах // Наше мнение, февраль 2016.
  6. Cм.: Встреча с министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским 23 марта 2016.
  7. Там же
  8. Гл.: Вашчыкоўскі В: Народы Польшчы і Беларусі былі ахвярамі адной імперыі// Наша ніва 23.03.2016.
  9. Чым запомнілася рэкордна-кароткае пасланьне Лукашэні?// Радыё Свабода 21.04.2016.  
  10. Там же.
  11. См.: Акудович В. Код отсутствия. Вильнюс, 2008.