Может ли эмиссия акций заменить кредит?

Председатель правления Национального банка Беларуси Павел Каллаур заявил, что в условиях высокой закредитованности предприятий реального сектора проблема их финансирования должна решаться путем привлечения средств в акционерный капитал. Это означает, что вместо получения кредитов из банковской системы руководитель Нацбанка рекомендует предприятиям находить инвесторов, которые вложат свои средства в белорусские акционерные общества. Насколько реален такой путь?

В последнее время выдача кредитов в экономику росла относительно невысокими темпами: на 1 марта 2016 г. задолженность клиентов и банков по выданным кредитам составила BYR 444,6 трлн и увеличилась за год на 11,4%. Такой рост нельзя назвать чрезмерным, поскольку коммерческие банки не спешили предоставлять ссуды, хотя потребность в них в реальном секторе велика. За прошлый год количество убыточных предприятий увеличилось в 1,4 раза и достигло 1625 единиц или более 20,6% от общего числа действующих организаций. Именно такие предприятия в первую очередь нуждаются в кредитах, но они обычно не способны вернуть полученные деньги.

В таких случаях для поддержки реального сектора применяется административный нажим на банки с целью принуждения к выдаче ссуд. Но из-за неэффективного хозяйствования ссудополучателей выданные кредиты часто превращаются в проблемную задолженность, которая с марта 2015 г. по март 2016 г. выросла с BYR7,2 до 14,2 трлн или почти в 2 раза. Причем в строительстве такая задолженность выросла в 4,5 раза, в сельском, лесном и рыбном хозяйстве – в 2,1, в промышленности – 1,9 раза.

Невозврат кредитов отрицательно влияет на устойчивость банковской системы. Поэтому Национальный банк хотел бы дистанцироваться от кредитования убыточных субъектов реального сектора. Но сделать это непросто, поскольку в Программе деятельности Правительства Республики Беларусь на 2016-2020 годы записана поддержка экономического роста мерами как бюджетной, так и денежно-кредитной политики. И хотя в той же программе предусмотрено определенное ограничение льготного кредитования, но сделано это хитрым образом: в виде указания процента сокращения льготного кредитования в процентах к ВВП. С одной стороны, как бы выполняется требование МВФ по сокращению льготного кредитования, но с другой – абсолютные задания по сокращению не даны.

Нацбанк хотел бы не вбрасывать деньги в реальную экономику и проводить операции преимущественно в монетарной сфере, которая находится под его контролем с относительно низкими внутристрановыми рисками. Поэтому не случайно рублевая денежная масса М2 с начала 2015 г. по март 2016 г. сократилась на 9,6%, в то время как денежная база (деньги под контролем Нацбанка) выросла на 10,0%.

Но кризис реального сектора усугубится без дополнительной финансовой подпитки. При этом бюджетных денег для поддержки предприятий явно не хватит.

Для снятия с себя ответственности за недостаток денег в нефинансовом секторе в Нацбанке и родилась идея привлечения инвестиций в реальный сектор путем выпуска акций и продажи их организациям и физическими лицам. Особо желательно продавать акции иностранцам, что привлекло бы валюту и улучшило ситуацию с платежным балансом.

Первый этап реализации этой идеи получил практическое воплощение в указе Президента Республики Беларусь от 3 марта 2016 г. № 84 «О вопросах эмиссии и обращения акций с использованием иностранных депозитарных расписок». В соответствии с этим указом открытые акционерные общества получили возможность выпускать дополнительные акции и продавать их иностранным инвесторам с использованием иностранных депозитарных расписок.

Жизнеспособна ли эта идея?

Прежде всего, возникает вопрос: с какой целью зарубежные инвесторы будут покупать эти акции? Предлагаются два основных ответа. Во-первых, акции приобретут для установления контроля над акционерным обществом. В случае с депозитарными расписками власть над предприятием таким способом захватить нельзя, поскольку через акции можно выкупить не более 25% от величины уставного фонда акционерного общества. Для получения контроля иностранный партнер должен будет блокироваться с уже имеющимися акционерами, что далеко не всегда возможно, особенно при принадлежности остального пакета акций государственным организациям.

Есть и второй довод в пользу покупки акций: получение дохода в форме дивидендов или за счет роста курсовой стоимости ценной бумаги. Попытка заманивания особо жадных потенциальных акционеров уже сделана: по указу № 84 не подлежат налогообложению до 2020 года дивиденды с акций, приобретенных с использованием иностранных депозитарных расписок, а также доходы от купли-продажи таких акций.

В этом случае произошло копирование зарубежной практики без учета наших условий. Здесь к месту вспомнить слова Морфеуса из «Матрицы»: «Добро пожаловать в реальный мир, Нео»!

А реальность такова: фондового рынка в либеральном понимании этого термина в Беларуси нет, а то что есть – постепенно угасает. Соотношение активов профессиональных участников рынка ценных бумаг (кроме банков) к ВВП составило в 2015 году всего 0,07%, что очень мало по международным стандартам. Если в 2012 г. было 69 акционерных обществ, ценные бумаги которых прошли листинг на Белорусской валютно-фондовой бирже, то в 2016 г. их осталось всего  62. При этом количество эмитентов, по акциям которых хотя бы иногда рассчитывалась рыночная цена за 2012-2015 гг. сократилось со  176 до 76 единиц. То есть, на Белорусской валютно-фондовой бирже заработать на изменении биржевого курса акций практически невозможно.

Изучение итогов деятельности открытых акционерных обществ на сайте Минфина показало, что подавляющее большинство белорусских акционерных обществ дивиденды вообще не выплачивает. Но есть и организации, которые обеспечивают очень приличные дивиденды. Такие акционерные общества отличаются ограниченным числом «своих» участников, между которыми и распределены акции. Понятно, что хозяева таких обществ не собираются принимать в свою теплую компанию каких-то внешних любителей хороших дивидендов. На практике же дополнительные акции заинтересованы выпускать прежде всего потенциальные банкроты, нуждающиеся в привлечении финансовых ресурсов. Понятно, что в обозримой перспективе выплачивать дивиденды они не смогут.

Явные проблемы с функционированием большинства акционерных обществ привели к тому, что капитализация отечественного рынка акций (суммарная рыночная стоимость обращающихся на рынке ценных бумаг к ВВП) упала с 6,8 процентов в 2010 г. до 1,1 процента в 2015 г. Если объем сделок с акциями на биржевом и небиржевом рынке в 2011 г.  доходил до BYR 2,8 трлн, то в 2015 г. составил всего BYR 0,6 трлн.

Причиной проблем является не только кризис в реальном секторе экономике, но и неприятие сложившейся системой государственного управления идеи свободного кругооборота финансовых средств. Чиновникам гораздо удобнее перераспределять ресурсы через бюджет или прибюджетный Банк развития, чем упускать финансовые потоки из рук и обеспечивать их свободное движение на фондовом рынке. Поэтому ожидать быстрого развития рынка ценных бумаг как альтернативы административному перераспределению ресурсов не приходится.

Национальный банк отлично это сознает. Поэтому его призывы привлекать инвестиции путем продажи акций следует рассматривать как тактический ход, направленный на ослабление давления со стороны лоббистов реального сектора, желающих дешевых денег. Но какие бы отговорки и не придумывал Нацбанк, коммерческие банки все равно будут вынуждены помогать кредитами реальному сектору даже себе в убыток. Уж такова наша реальность, существенно отличающаяся от либеральной матрицы.