Газовый торг. Игра без козырей

Белорусской стороне в течение уже как минимум 4-месячных переговоров так и не удалось добиться от России скидки на газ, хотя для такого дисконта у официального Минска есть все основания. Правительство Беларуси полагало, что завершить переговоры по этому вопросу удастся еще до 21 декабря 2015 года, и рассчитывало с 1 января 2016 года покупать российский газ дешевле как минимум на USD 10 за тыс. куб. метров. Однако на дворе уже апрель, а газовые переговоры продолжаются.

Учитывая, что Беларусь импортирует из России 21-22 млрд кубометров природного газа в год, газовая скидка для Беларуси очень важна, особенно в нынешней экономической ситуации. Тем более, что из-за падения мировых цен на нефть разница между европейской ценой на газ и ценой газа для Беларуси снизилась до рекордного минимума, что, в свою очередь, негативно влияет на конкурентоспособность белорусских предприятий.

Без переговорных преимуществ

Цена российского газа для Беларуси определяется по формуле, которая во многом зависит от курса российского рубля, который, в свою очередь, зависит от мировых цен на нефть. Казалось бы, у российской стороны нет никаких оснований отказать союзнику, учитывая двукратное за последний год падение цен на нефть и резкую девальвацию российского рубля.

Белорусский премьер Андрей Кобяков в недавнем в интервью «РИА Новости» сказал об этом прямо. По его словам, несправедливо, что за белорусскую продукцию Россия платит в рублях, а Беларусь за российские энергоносители – в долларах. Кроме того, указал он, ослабление курса российского рубля должно было повлиять и на цену поставляемого в Беларусь газа. В начале 2014 года при курсе российского рубля 32-33 за USD 1 она составляла USD 165 за тысячу кубометров. На 1 января 2015 года газ для Беларуси стоил USD 142, при этом доллар стал стоить более RUB 60. «Логично, что газ уже должен стоить порядка USD 80, а у нас 142», – заключил А. Кобяков.

Несмотря на довольно высокую цену этого вопроса для Беларуси, газовый спор между ближайшими союзниками на этот раз сильно затянулся. Россия не торопится пойти навстречу союзнику и одному из крупнейших импортеров российского газа – ей-то это зачем?

Ранее российские чиновники в ответ на аргументы белорусов отмечали, что Беларусь и так покупает газ по самой низкой цене, хотя и не отвергали возможности дальнейших переговоров по этому вопросу. Несмотря на то, что действующая ставка для Беларуси – действительно самая низкая экспортная цена «Газпрома», белорусский рынок из-за девальвации стал для российской монополии заметно более доходным, чем отечественный, где стоимость газа в долларах упала более чем в 2 раза. Для российского концерна это немаловажно, учитывая нынешнее падение валютной выручки от экспортных продаж.

Тем не менее, нынешний газовый белорусско-российский спор не перешел в плоскость политического конфликта. С одной стороны, как можно предположить, официальный Минск рассчитывает за кулисами договориться на позитивный для себя результат (что будет весьма проблематично без взаимных уступок). С другой: а что может сделать официальный Минск, чтобы заставить партнера принять его условия по цене на газ? Классический тупик: Беларусь тотально привязана к поставкам газа российской монополии; кроме того, у нее больше нет своей «трубы», чтобы перевести этот спор на уровень тарифной политики.

Самый убедительный аргумент – альтернатива

По оценкам экспертов, из-за падения мировых цен на нефть цена российского газа для Беларуси за последние 2 года снизилась примерно на 14%, в то же время для некоторых западных стран и стран Балтии цена упала более чем на 50%. Почему так? Потому для цена на российский газ для Беларуси формируется иначе, чем для европейских стран.

В конце 2011 года Беларусь получила хороший бонус за активное участие в создании Евразийского союза, а также за продажу «Газпрому» своей газотранспортной системы «Белтрансгаз». С 1 января 2012 года Россия «отцепила» Беларусь от европейской формулы определения цены на газ и фактически привязала ко внутрироссийской цене. Благодаря этому страна получила хороший дисконт к цене на газ – на 40% (в 2012 году цена упала с USD 265 за тыс. куб. м. до USD 165,6 за тыс. куб. м.).

Вслед за чем Беларусь отказалась от единственной серьезной в своей новой истории попытки диверсифицировать поставки газа в страну, которую она предприняла в 2010 году – через несколько дней после очередной газовой войны с Россией. Тогда премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский поспешил заявить, что Беларусь ищет альтернативные пути поставок энергоресурсов, и один из таких проектов – строительство терминала СПГ в Литве. Более того, как было сказано, Беларусь может объединить с Литвой финансовые ресурсы для реализации такого проекта. А в конце июня 2010 года этот проект с премьер-министром Литвы Андрюсом Кубилюсом обсуждал белорусский президент, который также с энтузиазмом его поддержал.

Специально созданная литовско-белорусская рабочая группа по сотрудничеству в вопросах ТЭКа должна была к 1 ноября 2010 года направить предложения по строительству СПГ-терминала в Литве. Белорусская сторона сначала собиралась построить в Литве терминал СПГ мощностью 8 млрд куб. м. в год, затем – до 5 млрд куб. м. Дальше требовалось подготовить проектное предложение, технические проекты и приступать к строительству.

Однако проект безнадежно заглох после того, как Беларусь получила газовые бонусы за евразийскую интеграцию и продажу «Газпрому» своей ГТС.

Зато Литва смогла создать альтернативу поставкам российского газа. В конце 2014 года Литва завершила проект строительства СПГ-терминала и договорилась с норвежской компанией Statoil о поставках СПГ. Мощность терминала составляет около 2-3 млрд куб. м., но может быть увеличена до 4 млрд куб. м. Реализация этого проекта помогла Литве снизить зависимость от поставок «Газпрома». Компания, которая до пуска в Клайпеде СПГ-терминала обладала монополией на поставки сырья в Литву, впервые утратила статус крупнейшего поставщика газа в Литву.

Примечательно также, что если ранее «Газпром» ни разу не предоставлял Литве ценовые скидки на газ, то с 1 июля 2014 года российский концерн согласился снизить цену для Литвы примерно на 20%. На это решение, очевидно, повлияло введение в эксплуатацию клайпедского терминала СПГ.

В 2016 году Литва купит у «Газпрома» небольшой объем газа (кстати, в декабре 2015 года у Литвы истек срок  долгосрочного контракта с «Газпромом», после чего монополия заявила, что не собирается заключить традиционный ежегодный договор с прибалтийскими странами, а продавать газ в страны Балтии на аукционе).

Львиную долю газа потребители Литвы теперь покупают у компании Statoil. В частности, в этом году оператор газовых сетей Литвы – предприятие Litgas, а также занимающаяся продажей природного газа населению и коммерческому сектору компания LDT («Литовские газопоставки») и крупнейший в странах Балтии производитель азотных удобрений концерн Achema закупят у норвежской компании 1,15 млрд куб. м. газа.  Отметим, что потребности Литвы в газовом сырье в 2016 году оцениваются в 2 млрд куб. м.

Для справки

В январе 2016 года Беларусь покупала российский газ по USD 136 за 1 тыс. куб. м. – на 3,9% дешевле, чем годом раньше. При этом в январе 2016 года Беларусь увеличила закупки природного газа в РФ на 7,6% до USD 2,174 млрд куб. м. В стоимостном выражении объем импорта увеличился на 3,4% – до USD 296,474 млн.