Вторая карабахская война началась?

В текущей ситуации не имеет никакого значения, кто первым пошел на обострение – армяне или азербайджанцы. Значение имеет лишь потенциал эскалации, возможность перерастания локальных столкновений в полномасштабную войну.

Общий фон в регионе. Ситуация на Южном Кавказе – «кружево» конфликтов, исторических обид и специфических интересов. Предельно упрощенно ситуация выглядит следующим образом. Складывается региональная ось Анкара-Тбилиси-Баку. К которой Грузия присоединилась по причине конфликта с Россией.

Есть также две «полуоси»: Ереван-Москва и Ереван-Тегеран. Иран в значительной мере поддерживает Армению вследствие достаточно натянутых отношений с Баку. Причина – Южный (иранский) Азербайджан. Который и по территории, и по населению превышает Азербайджанскую Республику. Кроме того, регион исторически был ареной соперничества иранцев и турок.

При этом Азербайджан является важным экономическим контрагентом и для России, и для Ирана.

Наши интересы в регионе. Между Баку и Минском де-факто сложились отношения стратегического партнерства. Есть глубокий уровень политического доверия между правителями двух стран. Беларусь заинтересована в азербайджанском рынке. И в развитии отношений с Турцией. В том числе и при помощи Азербайджана. Кроме того, Баку – один из крупнейших клиентов белорусского ВПК.

Что касается Армении, то в силу малого размера рынка этой страны, она не столь перспективна для беларуского экспорта, как Азербайджан. А из-за относительной бедности рассматривается в Минске как конкурент за российскую финансовую поддержку.

Правда, одно время А. Лукашенко Арменией весьма интересовался. Но было это в период обострения отношений с Западом. И наиболее вероятной причиной интереса стала попытка  использования потенциала армянского лобби в ЕС и США для продвижения белорусских интересов. Однако, судя по всему, Минск не получил того, на что рассчитывал.

Позиция ОДКБ. На самом деле, этот вопрос не имеет никакого практического значения. И вот почему.

Во-первых, Организации Договора о коллективной безопасности возникла как структура, базирующая на схеме патроната-клиентелы. В роли патрона выступала Россия. В роли клиентов – все остальные. При этом уровень и характер зависимости от России для стран-членов организации неодинаков. Армения находится, пожалуй, в наиболее уязвимом положении, будучи зажатой между Турцией и Азербайджаном.

Во-вторых, из 6 стран ОДКБ – три мусульманские и тюркские. Как и Азербайджан. В Бишкеке, Астане и Душанбе будет трудно объяснить своим солдатам, почему они должны воевать против единокровных и единоверных братьев на стороне чужой христианской Армении. А в Минске уже заявили, что готовы выполнить свой союзнический долг, но лишь на своей территории. Т.е. вопрос об отправке войск за рубеж не стоит вообще. Таким образом, Армения может рассчитывать только на военную помощь России. И материально-техническую и политическую поддержку Ирана.

В-третьих, механизмы ОДКБ начинают работать лишь в случае прямой агрессии против страны-члена. А подразделения Коллективных сил быстрого реагирования применяются только на основе консенсуса глав государств, входящих в Организацию. Т.е. никогда. В настоящее же время боевыми действиями охвачена часть территории непризнанной даже Арменией Нагорно-Карабахской Республики (Арцаха). И ОДКБ эта ситуация с формально-правовой точки зрения ни касается никак. Но даже если бы касалась, то Армении пользы от этого было бы мало. Напомним, что с 4 по 6 июня 2012 года азербайджанская армия предпринимала неоднократные попытки нарушить границу Армении, в результате чего были убитые и раненые с обеих сторон. Речь шла о совершении агрессии в отношении страны-члена ОДКБ, что должно было бы вызвать соответствующую реакцию со стороны Организации и ее участников в силу ст. 2 и ст. 4 Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 г. Однако, никакой реакции не последовало, ОДКБ расписалось в собственной неспособности нейтрализовать угрозы безопасности своих участников хотя бы политическими средствами.

Потенциал эскалации. На просторах интернета много лет идет спор на тему «чья армия сильнее» – армянская или азербайджанская. В последние годы возобладало мнение, что Азербайджан сильнее, потому что у него больше современного вооружения. Но «больше» – не синоним «много» или «достаточно». Количество по-прежнему так же важно, как и качество. Все последние войны являются тому подтверждением.

Война выигрывается на земле. Численные характеристики сухопутных сил Азербайджана и Армении+НКР сопоставимы. Из чего следует вывод, что любая сторона может вести лишь локальные наступательные операции на отдельных участках фронта. При этом азербайджанская армия находится в менее выгодном положении: ей придется наступать с равнин в горы. Что само по себе – сложная задача для любой армии. А без масштабной поддержки авиации – архисложная. У Азербайджана авиация есть, но не очень многочисленная. А у армян есть наземная система ПВО, достаточная для нейтрализации азербайджанской авиации.

Если воинственные заявления Баку о готовности восстановить свою территориальную целостность принять всерьёз, то сделать это азербайджанцы смогут только ногами по земле. Для чего потребуется подавляющий перевес в живой силе. Которого пока не наблюдается.

До момента начала в Азербайджане массовой (100 и более тыс.) мобилизации резервистов говорить о перспективах перерастания локальных по сути столкновений в полномасштабную войну преждевременно.