Пенсионная реформа как отсрочка

Пенсионная реформа стала самым "народным", обсуждаемым событием минувшего месяца. Первыми экспертными центрами, которые отреагировали на решение правительства поднять пенсионный возраст, были эксперты Центра экономических исследований (BEROC) и Либерального клуба. Общая оценка: обостряется актуальность проблемы политического банкротства правительства и Администрации президента. Предпосылки для реформы: механизмы, поддерживающие советскую социальную модель, себя исчерпали. Вместе с тем, модель реформы, предложенная правительством, в среднесрочной перспективе решает исключительно политические задачи. Экономическое обоснование новой пенсионной модели – по-прежнему открытый вопрос.

В более широком смысле важно отметить, что пенсионная реформа фактически завершает общую тенденцию снижения уровня социальных стандартов, которые государство способно задать и, соответственно, обеспечить для населения возможность им соответствовать. С «базового социального пакета» мы переходим на «пакет-лайт». Более того, экспертные оценки показывают, что для регионов тенденция облегчения социального пакета продолжится.

1. Среди ключевых проблем нынешней пенсионной системы эксперт Центра экономических исследований (BEROC) Екатерина Борнукова называет демографический кризис, очень ранний выход на пенсию (в Беларуси и в России – самый низкий в Европе); отсутствие механизмов альтернативного накопления (для обеспечения старости – только государственная пенсия), культурные установки (после негативного опыта потерь вкладов люди не привыкли долгосрочно копить).

По оценке BEROC, модель реформы, которую поддержал Александр Лукашенко (пенсия для женщин 58, для мужчин 63) – самый это самый нерешительный (или компромиссный) сценарий – возраст поднимается незначительно, гендерный разрыв не сокращается вообще. «Его единственным достоинством является политическая приемлемость – такой сценарий вызовет наименьшее сопротивление в обществе». Минусы: подъем пенсионного возраста незначителен. «В ближайшем будущем его придется поднимать опять, иначе в ФСЗН снова будет дефицит. Ну и в сторону гендерного равенства не сделано ни одного шага», — резюмирует эксперт.

2. По мнению участников Либерального клуба само по себе изменение пенсионного возраста – это не реформа пенсионной системы; и это не решит основных проблем. Повышение возраста решит вопрос лишь на время, а в конечном счете опять придется возвращаться к этой проблеме. А ключевая проблема в том, что на одного пенсионера приходится 1,4 работающего белоруса, к 2030 году этот коэфециент уменьшится до 1,2.

3. Агентство «Белапан» на основе данных Белстата сверстало матрицу, согласно которой, можно высчитать, сколько государство могло сэкономить, исходя из разных сценариев пенсионной реформы. «Средний размер пенсий по возрасту на конец 2015 года в Беларуси составил 2 млн 897,3 тыс. рублей. Таким образом, если бы в этом году не вышли на пенсию 141 672 человек (83 972 женщин и 57 700 мужчин), то экономия в месяц (с условием, что каждый получил бы пенсию в среднем размере) составила бы 410 млрд 494 млн 620 тыс. рублей или 21,6 млн долларов. За год экономия составила бы соответственно 259,2 млн долларов». Безусловно, модель достаточно условная, так как не позволяет дифференцировать группы людей по размерам получаемых пенсий. Вместе с тем, она позволяет оценить профит, который официальный Минск рассчитывает получить.

Исходя из данных Белстата, отсрочка пенсионного возраста затронет 244 тыс. женщин (244 463) и 149 тыс. мужчин (149 384). Учитывая, что средняя пенсия на данный момент составляет 143 доллара, экономия от реформы составит 56 млн долларов в месяц (672 млн долларов в год или 2 млрд долларов на протяжении трех лет).

4. О другой стороне социальной политики режима Лукашенко пишет Константин Скуратович на «Нашем мнении», а именно о том, что на протяжении 20 лет госинституты ужали социальные выплаты в 10 раз, в частности пособия по безработице. «Раньше безработный получил бы «не ниже минимальной зарплаты и не выше удвоенной ее величины», то есть не ниже 2,3 и не выше 4.6 млн рублей. А в «базовых единицах» получает не ниже 210 и не выше 420 тыс. рублей».

5. Более широко анализирует хронику падения социальных стандартов в регионе Гомельский экспертный центр Стратегическая мысль. Оценки центра основываются на анализе бюджетных расходов, направленных на дошкольное образование, среднее, образование для детей с особенностями психофизического развития, здравоохранение, физическую культуру.

«Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что местные власти целенаправленно снижают уровень социальных стандартов, ослабляя нагрузку для местных бюджетов. Причем процесс начался еще в 2013 году до внешнеполитических событий, приведших к падению реальных денежных доходов населения. Ослабление курса белорусского рубля в первые месяцы 2016 года еще более усугубило ситуацию. Пересчета социальных стандартов, как это было вследствие валютного кризиса 2011 года, сегодня ожидать не приходится. А это значит, что мы и дальше постепенно будем приближаться к социальным стандартам 90-х годов прошлого века».

6. Экономические предпосылки, которые бы переломили тенденцию на сжимание социальных стандартов в Беларуси отсутствуют. По мнению экспертов Центра Острогорского в условную коалицию антиреформаторов, деятельность которых и ведет к облегчению социального пакета, входят руководители государственных предприятий, должностные лица, которые работают в министерствах и концернах, представители всех силовых структур, которые используют в своей работе негласные правила и нормативные акты. Особенность коалиции антиреформаторов состоит в отсутствии яркого лидера. Вместе с тем, это сообщество объединено по принципу извлечения личной материальной выгоды из работы государственных институтов.

И вот парадокс ситуации: «реформы» правительства направлены не на изменение, а на консервацию белорусской модели. Однако в силу экономической ситуации Администрация президента и лично А. Лукашенко вынуждены решать проблему выбора какие именно социальные группы будут исключены из списка бенефициариев «белорусской модели». В настоящее время из этого списка «вычеркиваются» довольно большие социальные группы – численность каждой из них превышает 100 тыс. человек. И вслед за индивидуальными предпринимателями пришла очередь пенсионеров. И те и другие вроде как большие не нужны власти с экономической и политической точки зрения. Экономическое обоснование такой политики можно обнаружить в матрице «Белапана». Что касается идеологической составляющей: за 20 с лишним лет основная социальная группа поддержки А. Лукашенко поменялась и сжалась (с 50%+ до 18-35%). Грубо говоря, на выборах 2020 года не будет смысла педалировать тему о своевременной выплате пенсий или доступности бесплатной медицины. Можно будет сказать: я построил вам Парк высоких технологий, каждый, кто хочет, может записаться в тестировщики и заработать себе на пенсию. Если кому-то, что-то не нравится – валите отсюда.