Чем отличается политический режим в современной Польше от авторитарных режимов по соседству

Если смотреть регулярно новости или читать новостные сайты некоторых европейских государств, посвященных событиям в Польше, то можно сделать вывод, что в этой стране произошел государственный переворот, направленный на полное искоренение демократии, где нарушение прав человека приобрело массовый характер, отсутствует свобода СМИ, а правовое государство доживает последние дни. Если это так, то можно сделать вывод об отсутствии фундаментальных различий между режимами Владимира Путина в России, Александра Лукашенко в Беларуси и Анджея Дуды в Польше. С выводом об авторитарной трансформации Польши после последних президентских и парламентских выборов в 2015 г. я не согласен и постараюсь обосновать это собственными аргументами.

Чем отличается политический режим в современной Польше от авторитарных режимов по соседству

Но начнем по порядку. Новое правительство Польши проводит политику, схожую с российской внутренней политикой Владимира Путина. Такое мнение высказал председатель Европейского парламента Мартин Шульц в опубликованном в воскресенье, 10 января, интервью газете Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung. «Это управляемая демократия в стиле В. Путина, опасная “путинизация” европейской политики», – подчеркнул спикер Европарламента» [1].

По нашему мнению, многие европейские политики и М. Шульц, в частности, не понимают, как быстро менялся путинский политический режим в сторону авторитарного полюса от демократии. Управляемой демократией его можно было называть в первое десятилетие нахождения у власти этого российского политика. Но после его возвращения в кресло президента в 2012 г. политическое пространство России было настолько «зачищено», что не осталось даже элементов автономных от верховной власти политических сил в виде парламентской и непарламентской оппозиции, негосударственных СМИ, ассоциаций бизнеса, региональных групп интересов. Российская Федерация принадлежит к однопартийным авторитарным режимам, которая, в отличие от СССР, ориентируется не на левую, но на правую радикальную идеологию евразийства. Ее стремятся претворять в жизнь не только на постсоветском пространстве, но, и на Ближнем Востоке. О подобной трансформации путинского режима можно прочитать у такого известного немецкого эксперта, как Александр Гарин в работе «Учебник ошибок Путина». Автор данного текста предупреждал об угрозе ультраправого поворота в политики России в работах, опубликованных еще во времена нахождении у власти Д. Медведева [2].

Но при чем здесь политические процессы в Польше? Хорошо известно, что выборы  2015 г. прошли в полном соответствии с нормами международного права и предоставили новой власти демократическую легитимность. Эти выборы серьезно отличались от электорального соревнования в России, где партия власти навязывает свою волю всем другим политическим акторам, или в Беларуси, в которой «лучший друг» В. Путина осуществляет самоназначение на очередной президентский срок. На последние выборы главы государства были приглашены наблюдатели от ряда международных миссий, в том числе от ОБСЕ, но им просто не дали возможность присутствовать при подсчете голосов [3]. Ничего подобного представить себе невозможно при наблюдении за электоральным процессом в Польше. Сказанное выше должно продемонстрировать европейским политикам, в том числе и спикеру Европарламента, сколь велики различия политической практики на одном и том же европейском континенте. Если европейцы не будут обращать внимания на ситуацию в России и Беларуси, то правительства последних со временем смогут бросить вызов благополучию сытой и недальновидной Европы.

В европейских институтах власти возникли сомнения в соблюдении Польшей норм правового государства после введения там поправок в Законы о Конституционном трибунале. Вводимые новшества предусматривают, что трибунал, состоящий из пятнадцати судей, будет принимать решения двумя третьими голосов против обычного большинства ранее. По мнению политической оппозиции, эти поправки заблокируют работу этого органа. Европейская комиссия приняла решение запустить официальную процедуру по оценке ситуации в Польше вокруг закона о конституционном суде. По словам Франца Тиммерманса, «его ведомство идет на этот шаг в связи с тем, что обязывающие решения конституционного суда на настоящий момент не выполняются, что я считаю серьезным вопросом. Цель этой процедуры – прояснить факты объективно, оценить ситуацию глубже и начать диалог с польскими властями, не предрешая никаких возможных дальнейших решений. Нашей задачей является предупреждение любой ситуации, когда верховенство права может оказаться под вопросом» [4].

Чтобы предотвратить превращение Польши в неправовое государство, после замены нескольких конституционных судей в ноябре 2015 г. были основаны Комитеты защиты демократии, которые провели несколько акций протеста. Лидер молодежной фракции этой организации Артур Серавский считает, что «новый президент Польши нарушил законы страны, когда отказался поставить свою подпись под назначением трех судей суда, избранных туда бывшим либеральным большинством из партии Гражданская платформа». Правда, он не нашел убедительных аргументов, чтобы возразить оппоненту, заметившему, что «бывший либеральный парламент избрал этих судей в самый последний момент. И все выглядело очень некрасиво» [5].

Согласно точке зрения эксперта Марека Хмая, отвечающего за подготовку доклада для Совета Европы, позицию президента А. Дуды нельзя назвать нормальной. В демократическом государстве должно быть разделение между, судебной (слово неправильно переведено на русский язык как юридической – зам. автора), исполнительной и законодательной властью. В этом вопросе мы столкнулись с проблемой, возник конституционный кризис. Демократия – это игра, как футбол. Но у игры без правил нет никакого смысла» [6].

Следует напомнить читателям, что в 2015 г. Партия право и справедливость (ПИС), если использовать  футбольную терминологию, победила оппонентов с «разгромным счетом». У нее в руках оказался пост «слабого» президента (эта страна является парламентско-президентской республикой). ПИС получила также большинство мест в нижней и верхней палатах польского парламента. Никто из международных «арбитров» эти итоги не опроверг, как и факт, что «правила игры» строго соблюдались всеми участниками «матча».

Конечно, в демократическом мире существует весьма разнообразная практика политической ангажированности / неангажированности высших судебных органов власти. Но хотелось бы напомнить уважаемому эксперту Хмаю, что в США президент Б. Обама недавно воспользовался смертью консервативного члена Верховного суда и  попытался заменить его на демократически ориентированного судью, не рискуя прослыть нарушителем нормы разделения властей. Окончательное решение по этому вопросу будет принимать сенат. Аналогичной является правовая практика во входящей в Евросоюз Франции, в которой социалисты Франсуа Олланда и республиканцы Николя Саркози конкурируют между собой за включение их представителей в Конституционный совет [7]. По нашему мнению, правящая партия Польши просто воспользовалась предоставленным ей конституционным правом, а дебаты, в которые оказались втянутыми высокопоставленные европейские политики, не стоят и выеденного яйца.

Сравнивать правовую ситуацию в современной Польше с той, которая давно сложилась в Российской Федерации и Республике Беларусь, некорректно. Хорошо известно о предопределенности результатов многих судебных процессов, отсутствии прогресса в расследовании «громких дел», таких как убийство Бориса Немцова, наличии политических заключенных, материальной зависимости судей от органов исполнительной власти. В Республике Беларусь с 1996 г. действует конституционная норма, предусматривающая, что «президент имеет право назначать на должность и отстранять от должностей председателей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Хозяйственного Суда, назначать шесть судей Конституционного Суда, иных судей Республики Беларусь» [8].

Тем самым наша страна, расположенная в географическом центре Европы, была отброшена к уровню деспотических систем, описанных Шарлем-Луи Монтескье в XVIII в.: суверен единолично принимал законы, претворял их в жизнь и карал подданных за их нарушение. В этом состоянии мы пребываем уже более 20 лет – при поддержке подобного положения вещей прежним и нынешним российским руководством и при безразличии к этой проблеме старых стран-членов Евросоюза. К нашему государству, а не к Польше должно быть приковано пристальное внимание тех, кто искренне обеспокоен судьбами правового государства в Европе.

Гневную реакцию некоторых руководителей Евросоюза вызвало подписание 7 января президентом А. Дудой поправок к Закону о телевидении и радиовещании. Они предусматривают весьма спорные, по их мнению, новеллы в области контроля над общественными средствами массовой информации.В частности, предполагается завершение срока работы членов правлений и контрольных советов Польского телевидения и Польского радио, а также сокращение численности правлений и контрольных советов. Поправки вводят также процедуру назначения представителей новых руководящих органов в сфере общественных СМИ министром государственной казны до момента организации новых национальных средств массовой информации.Руководителем государственной телекомпании TVP назначен Яцек Курски, бывший журналист, а затем депутат парламента от партии ПИС. Раньше на данный пост проводился конкурс [9].

В результате преобразований в польских общественных СМИ своей работы лишилось несколько журналистов. По мнению Адама Леванского, из Комитетов защиты демократии «высококлассных профессионалов поменяли на сторонников правых. Европейские ассоциации журналистов выразили протест против политически мотивированных увольнений в Польше» [10].

Это заставило уже упоминавшегося выше заместителя руководителя Еврокомиссии  Франца Тиммерманса написать письмо министру иностранных дел Польши Витольду Ващиковскому, в котором он напомнил, что «свобода и плюрализм СМИ важны для общества и страны-члена Европейского союза, уважающей общие ценности, на которые опирается организация».  Ф. Тиммерманс попросил польское правительство как можно скорее представить Еврокомиссии информацию о новых поправках и пояснить, соответствуют ли они европейским нормам» [11].

Казалось бы в этом вопросе следует полностью согласиться с критиками новой власти в Варшаве и сделать вывод о том, что в этом важном вопросе позиция А. Дуды  совпадает с позицией В. Путина и А. Лукашенко. Однако есть одно обстоятельство, которое удерживает автора статьи сделать это. Журналисты из государственных  польских средств массовой информации, если они действительно являются «высококлассными специалистами», вполне могут найти работу в частных газетах или телестудиях. Именно здесь проходит линия раздела. В России и Беларуси фактически уничтожен плюрализм СМИ, который процветает в Польше. Государство в обоих авторитарных режимах доминирует над частной сферой. Хотя при Б. Ельцине и существовал определенный и ограниченный островок свободы СМИ, при В. Путине он почти полностью исчез.

Таким образом, уровень плюрализма СМИ в Польше является достаточно высоким. Именно это обстоятельство не позволяет нашего западного соседа поставить на одну доску с Россией и Беларусью. Подобное обстоятельство не является случайным. За свободу и демократию отдали свои жизни миллионы поляков, которые первыми среди восточно-европейских народов бросили вызов советскому доминированию в регионе. Для меня лично победа Солидарности на выборах 1989 г. имеет, куда большее символическое значение, чем падение берлинской стены, образование Евросоюза и присоединение к этому объединению стран Восточной Европы.

Хорошо известны также исторические связи ПИС с легендарным профсоюзом. Эта партия объединяет в своих рядах новое поколение приверженцев Солидарности. По нашему мнению, это правая, но не популистская организация. Согласно выдающемуся польскому политику Адаму Михнику, популизм в его стране тесно связан с евроскептицизмом: не только критикой ЕС, но и требованием выхода из этой организации [12]. ПИС ограничивается пока только критикой. В этом вопросе они похожи на британских консерваторов. Однако никому из европейских политиков пока не пришла в голову идея обвинить в популизме Дэвида Камерона и его однопартийцев.

Наконец, хотелось бы сказать несколько слов о причинах, которые заставили некоторых европейских политиков всерьез рассуждать об отступлении Польши от норм демократии и правового государства (их А. Михник назвал угрозой путинизма). В широком смысле слова под ним можно понимать квазидемократию, прикрывающую срам авторитаризма не только в отдельных странах Восточной Европы, но и в Брюсселе и в европейских институтах в целом. Но для того, чтобы путинизм стал опасным, его надо обязательно сочетать в той или иной пропорции с берлусконизмом – коррумпированной политикой, монополистических медиа групп. О ней пишет тот же самый автор [13].

По нашему мнению, нынешнее руководство Польши стало объектом несправедливых нападок со стороны некоторых европейских политиков из-за своей позиции по украинскому вопросу. В. Путин хочет отомстить новому польскому руководству за то, что оно принимает беженцев из Украины (всего в эту страну попало более 1 миллиона человек из зоны боевых действий), а также за более активную роль Варшавы в политике сдерживания Москвы, которую проводит НАТО. Действовать не на прямую, а через посредников, – это стиль «мастера спецопераций» КГБ СССР.

Примечания

1. См.:Спикер Европарламента увидел угрозу «путинизации» Польши // Ведомости 10.01. 2016.

2. См.: Ровдо В. Четвертый срок ВВП: вызов для Запада и постсоветских стран // Наше мнение 11.05.2012; Политическая система Российской Федерации //Сравни тельная политология Ч.2. Вильнюс-Москва: ЕГУ, Вариант, 2008, с.304-365.

3. Гл.: Міжнародныя назіральнікі засталіся расчараванымі // Радыё Свабода12.10.2015.

4. См.: В Польше не нарушаются номы демократического государства //ИТАР-ТАСС,19.01.2016.

5. См.: В конце прошлого года в Польше к власти пришли правые популисты// Евроньюз- Репортаж12.02.2016.

6. Там же.

7. Ровдо В. Политическая система Соединенных Штатов Америки; Политическая система Франции // Сравнительная политология Ч.2. Вильнюс-Москва: ЕГУ, Вариант, 2008, с.12-62;105-155.

8. Статья 84 Конституция Республики Беларусь, с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканском референдуме 1996 г. Минск: Национальный центр правовой информации, 2007, с.20.

9. См.: Спикер Европарламента увидел угрозу «путинизации» Польши.

10. См:Евроньюз- Репортаж 12.02.2016.

11. См: Спикер Европарламента увидел угрозу «путинизации» Польши.

12. Michnik A. Mieidzy rekoncyliacja a rekonkwista // Wolnost i Solidarnost,№ 4 2012, s.10.

13. Ibid.