22 евро. Другая сторона лимита

Одной из главных новостей февраля стало изменение белорусскими властями нормы беспошлинного ввоза товаров через границу и почтовых посылок для личного пользования. Тема беспошлинного лимита стала самой обсуждаемой в by-нете, равно как и наиболее популярным вопросом в обычных бытовых разговорах о жизни.

Еще в конце июня 2015 г. экс-премьер министр Беларуси М. Мясникович высказался о необходимости введения НДС на посылки из-за рубежа. Но с ходу инициатива не прижилась. В конце ноября 2015 г. М. Мясникович в своем заявлении вновь обращает внимание о принятии решения введения НДС на посылки из-за границы, указывая на то, что бюджет недополучает средства. 11 февраля 2016 г. А. Лукашенко подписал Указ №40, в соответствии с которым изменяется величины лимита ввоза товара и получения посылок из-за рубежа. Указом норма для посылок в EUR 200 и не свыше 31 кг в месяц заменяется соответственно на EUR22 и 10 кг. Таким образом, действовавшие до этого лимиты «продержались» всего 1,5 года.

Население Беларуси давно перестало удивляться тому обстоятельству, что слова чиновников расходятся с делом, и даже не вспоминает о предвыборной программе действующего президента в аспекте соотнесения его обещаний с изменениями в налоговом кодексе, вступившими в силу с 1 января 2016 г. Как показывает опыт, нет особого смысла сравнивать обещания высших функционеров с тем, как они в действительности претворяются в жизнь. Между тем на фоне государств, входящих в ЕАЭС, белорусский случай выглядит своеобразно: в России и Казахстане нормы беспошлинных пересылок из-за рубежа регламентируются пределами в EUR1000 и 31 кг за один календарный месяц (в Армении EUR300). В общем, входя в единое таможенное пространство ЕАЭС белорусские чиновники предлагают населению страны равняться на большинство стран Европейского союза, где норма беспошлинного ввоза товаров составляет именно EUR 22.

Руководство страны в очередной раз дает «оплеуху» своему народу: имея несколько опций, оно обычно выбирает тот вариант, где больше ограничений для простого человека и меньше требований к результатам работы чиновника, где больше бремя для населения и меньше ответственности у властей. В результате формируется, точнее, закрепляется соответствующее отношение населения к органам государственного управления, к чему вернемся чуть ниже.

Следует остановимся на одном важном аспекте данной проблемы, который остался без должного внимания. В разговоре о посылках из-за рубежа в конце 2015г. М. Мясникович отметил, что ониобвалили белорусскую торговлю и создали проблемы для промышленности. Можно также вспомнить встречу А. Лукашенко с министром торговли В. Колтовичем 9 февраля 2015 г., когда президент порекомендовал не обращать внимание «на забастовки неких «ипэшников» или еще кого-то», а также подчеркнул, что «надо понимать, что те, кто завозят сюда разного рода тряпье, и даже хорошего качества, если бы это было из Турции, Китая, России, и прочее – надо понимать: все, что мы завезли к себе оттуда, мы настолько же угробили свою экономику, легкую промышленность».

«Государственные мужи» Беларуси в очередной раз не могут установить причинно-следственную связь экономических процессов, продолжая работать по инерции – в режиме ручного управления экономикой. Но: мельком на втором планом озвучивается ключевая проблема. В обосновании лимитов для ввоза товаров и посылок, введения сертификатов и прочих методов борьбы с импортом чиновники нечаянно – и совершенно искренне – проговариваются о том, что продукция производства госсектора не выдерживают никакой конкуренции. Другими словами, после активной финансовой поддержки государственного сектора экономики на протяжении нескольких пятилеток – вкупе с энергетическим грантом от Российской Федерации (по разным оценкам USD 40-80 млрд за последние 15 лет) и ростом внешнего долга госсектора (с USD 2 млрд на 01.01.2006 до USD 23,4 млрд на 01.10.2015) руководство страны так и не смогло наладить выпуск конкурентоспособной продукции.

Международный торговый центр (ЮНКДАТ) ежегодно проводит оценку развития внешней торговли стран и конкурентоспособности их экспортных корзин. Экспертами центра рассчитывается индекс функционирования торговли 14 экспортных секторов. Если посмотреть оценку в целом, то за 2007-2014 гг. конкурентоспособность экспорта Республики Беларусь находится ниже среднего по миру, положительная динамика прослеживается лишь в нескольких секторах, характеризующихся низкой добавленной стоимостью продукта. Традиционно к таким секторам относится продукция сырьевых отраслей, т.е. лучше всего мы продаем сырье, из которого другие страны делают продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке. Своеобразной оценкой конкурентоспособности экономики страны также может служить стабильность ее национальной валюты (если на 01.01.2009 курс доллара США составлял BYR 2200, то на 15.02.2016 – 22065).

Несмотря на то, что было время и были возможности интегрироваться в мировое разделение труда, белорусское руководство страны выбрало свой «особый пусть». Текущая экономическая политика обострила в том числе проблему износа основных производственных фондов (более 50%, а на отдельных предприятиях до 80%). Если взять показатель структуры промышленного производства по уровню технологичности, то на 2014 г. 33,6% промышленности Беларуси представлено низкотехнологичными производствами (29,9% на 2010 г.), 33,3% – среднетехнологичными низкого уровня (31,7% на 2010 г.). Удельный вес высокотехнологичный производств в республике в 2014 г. составил 1,9% (2,5% в 2010г.) Внутренние затраты на научные исследования и разработки в 2000 г. составили 0,7% к ВВП. Через 10 лет показатель составил те же 0,7% ВВП. Считается, что уровень в 0,7% – это де факто деградация науки и промышленности страны.

Попытки замещения рынка ручным управлением лишь усиливают дисбалансы в экономике. Но власти видят ситуацию по-другому: причина того, что «угроблена легкая промышленность» и «обвалилась белорусская торговля», заключается в «ипэшниках» и населении, которое осуществляет покупки у иностранных продавцов в интернет-магазинах.

В общем объеме непродовольственных товаров легкая промышленность Беларуси составляет порядка 30%; крупнейшие госпредприятия отрасли объединены в концерн «Беллегпром», который производит около 80% всего объема в отрасли. При существующей низкой производительности труда, высокой степени износа оборудования, медленных темпах технического перевооружения, отсутствием внедрения научных разработок и, как следствие, проблемой реализации произведенной продукции, текущая экономическая политика предполагает постоянный рост валовых показателей. Так, текстильное и швейное производство за период 2011-2014 гг. в среднем прирастало на 23% ежегодно; за аналогичный период ежегодный прирост производства обуви и изделий из кожи составлял 16% в среднем за год. Если же взять всю промышленность, то с 2011 г. по 2014 г. рост составил 162%. Зачем использовать ресурсы для производства продукции с низкой конкурентоспособностью, с каждым годом увеличивая ее выпуск? Такая политика проводится за счет средств налогоплательщиков напрямую и косвенно – через иностранное финансирование, т.к. внешние долги бюджет будет погашать за счет будущих налоговых поступлений. Словом, население Беларуси оплачивает ошибки своего руководства.

Согласно данным Государственного таможенного комитета Беларуси, свыше 250 тыс. граждан получили от 10 до 100 и более посылок из интернет-магазинов в 2015 г. Не единожды чиновники отмечали, что причиной снижения нормы беспошлинного ввоза товаров и посылок из-за рубежа стало значительное увеличение объемов ввоза товаров в коммерческих масштабах в адрес физических лиц без уплаты таможенных платежей. Представим в стоимостном выражении этот объем посылок. Будем исходить из того, что каждый из указанных 250 тысяч граждан ежемесячно получал посылку стоимостью EUR 200 (чего, разумеется, быть не может, но мы максимизируем сумму, не облагавшуюся таможенной пошлиной в 2015 г.) Далее полученное число – порядка EUR 600 млн за год (или BYR 10,6 трлн) – сопоставим с объемом обрабатывающей промышленности Беларуси за 2015г.  – BYR 641,4 трлн. Напомним, что мы взяли вариант, при котором каждый из граждан, получивших 12 посылок в год, использовал максимально возможный беспошлинный лимит. Но даже при таком варианте показатели не выглядят «убийственными» для экономики страны.

Представители ГТК говорят, что проведенный анализ (на основании частоты пересылок, ассортимента и пр.) позволяет утверждать об использовании полученных отправлений в коммерческих целях. Если ГТК действительно располагает такой информацией, то непонятно зачем из-за нескольких тысяч человек, предположительно занимающихся коммерческой деятельность, наказывать оставшихся 250 тысяч граждан? Потребители действуют рационально и стараются приобрести более качественный и/или менее дорогой товар за границей. Ряд товаров вообще не имеют белорусских аналогов. Тем не менее, власти очередной раз штрафуют население, которое и так, не обладая полноценным выбором, финансирует провальные правительственные программы по выпуску неконкурентоспособной продукции.

Воспроизводится старая история. Государство, как и прежде, административными мерами пытается воспрепятствовать импорту и принудить население страны покупать продукцию «национальных чемпионов», попутно изыскивая способы пополнения бюджета. Однако на сей раз, объясняя свои решения и пытаясь переключить внимание людей на надуманные проблемы, чиновники сделали важное признание: государственная экономика неконкурентоспособна, т.е. экономическая модель, за которую они несут ответственность, не работает. Ни население, ни ИП не повинны в том, что продукция госсектора уступает своим зарубежным аналогам, в том, что программы модернизации государственных предприятий провалились. Суть белорусской социально-экономической системы заключается в отрицании идеи, что эффективная экономика всегда рыночная. Только в Беларуси могла быть создана Комиссия по вопросам промышленной политики, которая возглавляется теми самыми чиновники, которые несут ответственность за то, что промышленность страны постоянно находится в кризисном положении.

Искусственная экономика – мертворожденное явление. Государство должно как можно быстрее снять освободить себя от избыточных функций в части принятия экономических решений. Самое лучшее, что может сделать Министерство торговли Республики Беларусь – это самораспуститься, поскольку с теми функциями, что оно выполняет, нашей стране дорога прямиком в Советский Союз. Министерство промышленности в своем нынешнем виде должно последовать указанному примеру и также самораспуститься, попутно упразднив существующие концерны. Все, что необходимо сделать, чтобы белорусы покупали отечественную продукцию, – позволить им самим решать, что им нужно, как и в каких количествах производить, и, наконец, создать надлежащее экономико-правовое поле для развития в Беларуси частного сектора экономики.