Что нового в предложениях А. Лукашенко, посвященных новой концепции национальной безопасности?

Глава государства выступил с предложениями по обновлению концепции национальной безопасности на заседании Совета безопасности 22 января 2016 г. Выступление президента содержало большое число идей, посвященных внутренней, оборонной, экономической и внешнеполитической деятельности белорусского государства. Они вызвали живую реакцию экспертного сообщества, в том числе и тех журналистов и политологов, которых принято называть независимыми. В этой статье автор попытался сконцентрировать внимание на собственных выводах и обобщениях, которые отличаются определенной новизной.

Прежде всего бросается в глаза идея «любой ценой защитить тот кусок земли, который достался нам в наследство». Эта идея не является новой, так как упоминалась в числе лозунгов прошлогодней избирательной кампании. Но теперь она прочно заняла первое место, оттеснив на задний план и экономику, и политику, и отношения с другими странами. На наш взгляд, это явный признак того, что посягательства России на национальный суверенитет достигли пиковых показателей, которые заставили главу государства реагировать таким образом. Вместе с тем, президент не назвал соседнее государство на наших восточных границах в качестве главного источника угрозы.  Членам Совета безопасности было просто рекомендовано обратить внимание на ситуацию в Украине, а она были названа А. Лукашенко очень похожей на белорусскую [1]. Напомню, что Беларусь пока не утратила ни пяди своей территории, и подобные обобщения без конкретных доказательств должны восприниматься как обычные для него преувеличения.

На наш взгляд, белорусского президента не могли не взволновать слова российского коллеги, который 21 января на заседании президентского совета по науке и образованию в Москве в довольно резкой форме выступил против так называемого «ленинского наследия». Он заявил буквально следующее: «Управлять течением мысли – это правильно, нужно только, чтобы эта мысль привела к правильным результатам, а не как у Владимира Ильича. А то в конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом» [2].

Не хотелось бы вдаваться в полемику с Владимиром Владимировичам Путиным. Он, обладая огромным личным состоянием, и являясь президентом огромной России, может себе позволить перепутать политику автономизации Иосифа Сталина с  национальной политикой Владимира Ленина, которая предполагала право наций на самоопределение вплоть до отделения и образования независимого государства [3]. Не приходится человеку больше в книги заглядывать. Все делают за него высокооплачиваемые референты. Выпад против сталинского тезиса об автономизации должен, в первую очередь, насторожить руководителей российских автономий, которым уготована участь, стать обычными российскими губернаторами.

Это также свидетельствует о четкой артикуляции руководством России своих идеологических отличий от «братской Беларуси». Однако, как известно, различия идейных позиций лидеров соседних государств никогда не пугали ни А. Лукашенко, ни  В. Путина, ни даже куда более «либерально настроенного» Б. Ельцина. Последний даже в самый критический период для авторитарного режима в Беларуси (в 1996 г.) оказал президенту всемерную поддержку и забросил «удавку» в виде союзного договора. В. Путин регулярно эту удавку либо усиливал, либо ослабевал. Он действовал таким образом, чтобы не дать добыче ускользнуть из западни, привязать намертво европейскую Беларусь к азиатской по своей ментальности России. За подобный курс в течение двадцати лет регулярно выделялись суммы из российского бюджета в виде прямых или косвенных кредитов только одному политику в Беларуси.

По нашему мнению, выпад В. Путина против В. Ленина совершенно по иному поводу должен был встревожить А. Лукашенко и заставить его срочно собирать Совет безопасности для разработки мер противодействия угрозе, нависшей над нашим независимым государством. Дело заключается в структуре белорусской экономики, которая носит почти социалистический характер, с огромным процентом государственных и неэффективных по определению предприятий. До 2016 г. включительно они в значительной степени содержались с помощью российских денег. У многих из них был также выход на российский рынок. Критика В. Путиным Ленина должно было восприниматься властями Беларуси как сигнал того, что у России больше нет средств, чтобы «содержать» эти предприятия, а также и 10-миллионное население независимого белорусского государства.

И это не является преувеличением. Сработал целый ряд факторов, который крайне негативно отразился на состоянии российской экономики, загоняя ее в глубокий кризис. Прежде всего, следует назвать цены на нефть. Как отмечают многие авторитетные международные эксперты, если цена сортаBrentсохранится в текущем году на уровне 30 USD за баррель, то все резервы России, накопленные в предыдущие годы, истощатся за 12 месяцев [4]. В. Путину, выступая с посланием к Федеральному собранию в декабре 2015 г., пришлось признать, что придется срочно корректировать бюджет, который был рассчитан из расчета цены на нефть в 50 USD за баррель.

Крайне негативную роль сыграли также международные санкции против России, которые были обоснованно введены из-за агрессии против Украины. Они стали барьером для развития высокотехнологических предприятий этой страны и подорвали процесс их модернизации. Наконец, вмешательство России в сирийский конфликт на стороне Б. Асада превратила РФ во врага Турции и других государств, с преимущественно суннитским населением в исламском мире. Российская авантюра в Сирии также дорого обошлась путинскому режиму, но несколько ослабило его давление на Украину, однако не отменило европейские и американские санкции, на что тайно надеялся российский президент.

Казалось бы, президенту Беларуси радоваться надо, а не созывать Совет безопасности. Из-за крайней экономической и военно-технической слабости России, она не в состоянии не только навязать свою волю Украине, помочь Б. Асаду сохранить один из самых репрессивных режимов на Ближнем Востоке, но, наверное, не может инкорпорировать Беларусь по так называемому «крымскому сценарию». Цена инкорпорации Беларуси все еще выше цены ее «содержания», как следует из данных эмпирических исследований автора этого текста [5].

В такие моменты истории необходимо самостоятельное и ответственное политическое лидерство. Не нужно каждый день клясться в верности белорусскому народу, но необходимо проводить разумную политику, направленную на обеспечение подлинного суверенитета, безопасности и территориальной целостности государства. К сожалению, к такой «работе президента» белорусский лидер пока не готов. Как справедливо заметил белорусский журналист и политолог Александр Класковский, «Лукашенко продолжает держать страну в железном кулаке, но абсолютно не знает, как ее выводить из кризиса (потому, наверное, с такой охотой берется руководить уборкой снега). Вся президентская жизнь была положена на создание и шлифовку “белорусской модели развития”, животворная сила которой, как теперь наглядно видно, бралась в основном из щедрых российских субсидий» [6].

По нашему мнению, экономика Беларуси оказалось в плачевном положении именно из-за политики неравноправной интеграции, навязанной Россией. Во-первых, как подсчитал известный экономист и политик Ярослав Романчук, средняя зарплата в настоящее время составляет 330 USD и имеет тенденцию к понижению до 200 USDк концу года. Это означает, что Беларусь по уровню жизни не движется вперед, а отступает к уровню 90-х годов, когда А. Лукашенко пришел к власти и установил диктатуру личной власти в 1996 г. Данная форма политического режима является уникальной для государства, расположенного в Европе. Однако подобный режим был полностью поддержан тогдашним российским руководством, которое хотело вначале создать барьеры в политической коммуникации между молодым белорусским государством и его западными соседями, а потом инкорпорировать в состав России [7].

Во-вторых, одной из основных проблем в белорусско-российских отношениях является рост задолженности перед Россией. Как указывает Класковский, «сегодня Беларусь уже по уши в долгах и правительство снова не знает, как рассчитаться. Между тем военная интеграция с восточной соседкой зашла далеко и стала для А. Лукашенко в каком-то смысле обременительной. Вдобавок к объектам под Ганцевичами и Вилейкой Москва хочет разместить в Бобруйске полноценную авиабазу. Это уже не просто «антенны», а наступательное оружие. И эта перспектива грозит испортить белорусскому лидеру так тяжело давшийся процесс нормализации отношений с Западом». В этом вопросе В. Путин серьезно опередил Б. Ельцина. Он требует не только военного союза между двумя государствами, но стремится втянуть Беларусь в собственный конфликт с Украиной и блоком НАТО. Однако пока у него не удается добиться поставленной цели, несмотря на огромную экономическую зависимость Беларуси от России. По нашему мнению, А. Лукашенко понимает, что для собственного блага ему лучше сохранить имидж Беларуси как миролюбивого государства, посредника в переговорах между Украиной Россией в рамках так называемого «минского переговорного процесса» [8].

В-третьих, Беларусь вместе с другими членами Евразийского экономического союза оказались заложниками нефтяной зависимости РФ. С начала текущего года баррель марки Brent подешевел с 37 до 31 USD. Российский рубль за это же время потерял 5% стоимости, казахстанский тэнге – 8%. Вслед за ним наступил черед и белорусского рубля, который в середине января упал ниже 19000 за 1 USD. Падение продолжилось, и дальше и в начале февраля курс доллара составлял уже 21000 белорусских рублей за доллар. Стало также известно про очередной обвал золотовалютных резервов Беларуси. За месяц они уменьшились до уровня кризисного 2011 г. [9].

В-четвертых, на наших глазах осуществляется одна из самых циничных попыток Москвы сохранить энергетическую зависимость Беларуси от России любой ценой. Если не удастся это сделать с помощью постоянно дешевеющих на мировом рынке российских углеводородов, то почему бы не посадить чернобыльскую Беларусь на российскую «атомную иглу»? О низком качестве российского проекта строительства Белорусской АЭС утверждают многие международные эксперты. Проблема состоит в колоссальном отставании экспериментальной и теоретической физики данного государства. Как признал недавно президент российской академии наук «по этим вопросам, Россия отстает не только от стран Запада, но давно от Китая, Бразилии, Индии и в настоящее время, от Ирана» [10]. С этим мнением трудно не согласиться.

Все сказанное выше является доказательством, того, что в середине 90-х годов президентом страны была совершена фундаментальная ошибка, которая не исправлена до сих пор. Она заключается в неверном выборе вектора внешней и оборонной политики белорусского государства. Ориентация на Российскую Федерацию не была сбалансирована выстраиванием равноправных отношений с Польшей, странами Балтии, Украиной и государствами ЕС, никто из которых после Второй мировой войны не покушался на белорусский суверенитет или территориальную целостность.

Можно ли исправить такую ошибку, учитывая что двадцать лет ушло впустую? Считаю, что да. Более того, демократическая революция в Украине породила то, что в социальной и политической науке называется окном возможностей. Оно пока что открыто и для многострадального белорусского народа, и для действующего главы государства. Двадцать лет по историческим меркам – ничтожный срок, и поэтому народ Беларуси, конечно же, в конечном итоге последует по европейскому пути развития. У меня нет в этом никаких сомнений. Что касается действующего лидера Беларуси, то большая часть независимых экспертов, считает, что он не готов к этому. Позиция автора этого текста отличается от их мнения. А. Лукашенко нужно научиться двум вещам: воспринимать российскую угрозу независимости как угрозу его личной власти; осознать, что те приемы сохранения и усиления личной власти, которые прекрасно работали в коммуникации с российским руководством, не работают в общении с западными партнерами. Речь в частности идет о многочисленных ложных обещаниях. Президенту нужно также научиться выполнять «президентскую работу», объем которой резко увеличился в условиях кризиса.

Неприемлемым, на наш взгляд, является заявление о том, что «Беларусь готова к сотрудничеству с ЕС и США для сохранения стабильности и безопасности в регионе» при одновременном принятии приглашения Владимира Путина отдохнуть в его резиденции в Сочи [11]. Хорошо известно, что для западных стран он является главной угрозой миру и стабильности в регионе. Чисто экономические выгоды белорусского лидера от «переговоров без галстуков», которые состоялись в Сочи 5 февраля, ничтожны, но они могут посеять вполне обоснованные опасения в ЕС и США, которые могут обвинить президента РБ в двойных стандартах. Белорусскому лидеру давно следовало отказаться от видения мира сквозь призму московских интересов: ложная картина получается.

В случае, если вышеназванные условия будут выполнены, мы можем увидеть осуществление достаточно медленного процесса реформ в Беларуси в сфере экономики и политики. Конечно, обычно, режимы личной власти преобразований сверху не проводят. Однако есть и исключения из правила. Например, генерал Ярузельский в Польше вначале в 1981 г. установил военную диктатуру, которая по жесткости правления намного превосходила режим Лукашенко в Беларуси. На эту меру он пошел с тем, чтобы предотвратить советское военное вторжение в ПНР для подавления профсоюза Солидарность. Но этот же человек нашел в себе силы начать переговоры с оппозицией в ситуации, когда влияние СССР резко пошло на убыль после начала политики перестройки и гласности М. Горбачевым. Именно он стал гарантом начального этапа польских реформ после сорокалетнего коммунистического правления [12].

Таким образом, процесс формирования новой концепции национальной безопасности в Беларуси все еще далек от своего завершения. Его формирование тормозится осознанием лидером Беларуси необходимости уступок в сфере политики, смягчения политического режима, на что он пока не готов пойти. Вместе с тем, резко сокращаются временные рамки, при котором окно возможностей остается открытым и для страны в целом, и для действующего руководителя.

-----------------

1. См.: Выступление А. Лукашенко на заседании Совета безопасности 22 января 2016 // Новости ОНТ 22.01.2016.

2. Цит.: Класковсский А. «Братская интеграция»: Беларусь останется в капкане и после Лукашенко // Белорусские новости 22.01.2016.

3. Ленин В. К вопросу о национальностях или об автономизации //Полное собрание сочинений 1922, Т. 45, с. 359.

3. См.: Евроньюз 15.01. 2016.

4. Ровдо В. Республика Беларусь // Трансформация политических режимов в странах пограничья под ред. доктора политических наук Ю. Мациевского (сдано в печать в 2014 г.), с. 111.

5. См.: Романчук Р. Фейсбук 2006 январь; Ровдо В. Лукашенко 1994-2001: переход от дефектной демократии к консолидированному авторитаризму 1994-2001,Указ. соч.,с.62-81.

6. Класковский А. Двадцать лет впустую. Беларусь возвращается в лихие 90-е //Белорусские новости 20.01.2016; Ровдо В. Минский саммит: последствия для белорусской власти // Наше мнение, февраль 2015.

7. Гл. Марціновіч Я. Прыгожа падае…Курс даляра пераваліў за 19.000//Наша ніва,13 студзеня 2013.

8. Класковскій А. Указ. соч.

9. См.: Выступление президента РАН// Телеканал Культура  31.01.2016.

10. См.: Новости ОНТ 05.02.2016; Лукашэнка: Беларусь гатовая да працы з ЕЗ і ЗША па захаванні стабільнасці і бяспекі ў рэгіёне // Наша ніва http://nn.by/?c=ar&i=163976

11. See: The Polish Road from Socialism. Ed. by W. Connar and P. Ploszajski. NY, L: M.E. Sharpe, 1980.