Нефтяные итоги года: считаем потери

Беларусь является чистым импортером нефти: для загрузки двух своих НПЗ она закупает в России 22-23 млн тонн нефти. Самостоятельно страна добывает 1,645 млн тонн нефти и всю эту нефть по договоренности с Россией поставляет на экспорт (в Германию). Экспорт собственной нефти Беларуси выгоден: в этом случае экспортные пошлины на нефть остаются в белорусском бюджете. Однако если бы нефть перерабатывалась на белорусских НПЗ, то экспортные пошлины пришлось бы платить в российский бюджет – по крайней мере, стороны так договорились несколько лет назад. Падение мировых цен на нефть должно было, по логике вещей, принести Беларуси как крупнейшей стране-нефтеимпортеру хорошие дивиденды. В принципе, определенные дивиденды она получила – другое дело, что из-за сложившейся нефтяной конъюнктуры они оказались ниже тех, на которые рассчитывал бюджет.

Напомним, что сначала Минфин прогнозировал среднюю цену на нефть в 2015 году на уровне 83 USD за баррель, рассчитывая при этом получить 1,8 млрд USD экспортных пошлин на нефтепродукты, затем цена была скорректирована до 57 USD за баррель, а по итогам года получилось около 50 USD. Следовательно, снизился и объем экспортных пошлин на нефтепродукты.

Что импортеру хорошо, то экспортеру плохо

Следует учитывать, что сама Беларусь после переработки 23 млн тонн российской нефти (такой объем переработки был в 2015 году) потребляет лишь 5-6 млн тонн нефтепродуктов, остальные 14-15 млн тонн страна ежегодно экспортирует. Следовательно, для внутреннего рынка Беларуси выгодно покупать максимально дешевую нефть, ибо это позволяет иметь на внутреннем рынке дешевое автомобильное топливо, а для экспорта нефтепродуктов – дорогую: чем дороже нефть, тем выше цена нефтепродуктов на внешних рынках и, соответственно, наоборот.

Российскую нефть Беларусь покупает не по мировым ценам, хотя ее цена и привязана к биржевым котировкам. Цена рассчитывается по специальной формуле, в которой учитываются среднемесячные котировки Urals в Северо-Западной Европе и Средиземноморье за минусом экспортной пошлины на нефть и транспортных издержек (от белорусско-российской границы до белорусских НПЗ). Помимо этого, в формулу включен размер премии для российских нефтяных компаний (пару лет назад размер премии составлял примерно 12 USD за тонну). Таким образом, белорусские НПЗ приобретают сырье, в стоимость которого уже заложена определенная прибыль для поставщиков. (Если в России нефтяные компании имеют собственные НПЗ, то на эти заводы нефть поступает по более низкой цене.)

Белорусская сторона считает, что в контексте глобального падения цен на нефть необходимо скорректировать нефтяную формулу, базовые условия которой были заложены еще 4 года назад. Белорусская сторона сторона также отмечает ухудшение качества российского нефтяного сырья и считает, что это также должно быть отражено в цене нефти для Беларуси. Позитивное решение этого вопроса позволит Беларуси дополнительно зарабатывать примерно 5-6 USD на одной тонне, однако пока сторонам сторговаться не удалось.

Также отметим, что в 2015 году в России стартовал налоговый маневр, в результате чего цена российской нефти для Беларуси стала дороже примерно на 13%, тем не менее, она по-прежнему остается льготной. При этом снижение мировых цен на нефть имеет очевидный негативный эффект для Беларуси: чем ниже мировая цена, тем ниже маржа между мировой и льготной ценой.

На выходе – энергетический дефицит

Попробуем проиллюстрировать этот вывод. За 11 месяцев 2015 года Беларусь закупила в России 20,8 млн тонн нефти (на 1,7% больше, чем за аналогичный период 2014 года) на 5,296 млрд USD (более свежих официальных данных пока нет). Это соответствует 72,6% стоимости, уплаченной Беларусью за импортированную нефть в январе-ноябре 2014 года. Средняя цена за одну тонну нефти составила 254,7 USD (снижение на 29,7%), в то время как в январе-ноябре 2014 года нефть стоила 356,9 USD за тонну. Отметим, что средняя мировая цена на нефть в этот период колебалась в районе 50 USD за баррель (1 тонна нефти соответствует приблизительно 7,26 баррелей).

За указанные 11 месяцев Беларусь экспортировала 1,479 млн тонн нефти собственной добычи, что на 0,2% меньше, чем в январе-ноябре 2014 года. При этом средняя цена упала на 49,8% – до 368 USD за тонну, в результате чего валютная выручка от экспорта собственной нефти снизилась практически в 2 раза – до 545,1 млн USD. Для сравнения: в 2013 году валютная выручка от экспорта белорусской нефти составляла 1,241 млрд USD, в 2012 году – 1,288 млрд USD.

Что касается экспорта нефтепродуктов, то в минувшем году Беларусь продемонстрировала очередной рекорд. За 11 месяцев 2015 года страна продала на внешних рынках 15,3 млн тонн, что на 21,6% больше, чем годом ранее, – на 6, 260 млрд USD (в январе-ноябре 2014 года – 9,189 млрд USD). При этом в страны СНГ (в основном в Украину и РФ) было поставлено 4 млн тонн нефтепродуктов (снижение на 22,5%), в страны дальнего зарубежья – 11,3 млн тонн (рост на 51,7%). Среднеконтрактная цена экспорта нефтепродуктов за этот период составила 411 USD тонну (снижение на 44%), в том числе в страны СНГ – 510 USD за тонну (снижение на 37,8%), дальнего зарубежья – 376 USD за тонну (снижение на 44,2%).

Добиться рекордного экспорта Беларусь смогла в том числе благодаря заметному росту импорта нефтепродуктов (преимущественно, из России: на фоне волатильности российского рубля российским нефтяным компаниям стало выгодно замещать белорусское топливо своим на собственных АЗС в Беларуси). В результате за 11 месяцев 2015 года Беларусь закупила 1,4 млн тонн нефтепродуктов (в 4,2 раза больше уровня января-ноября 2014 года) на сумму 458,2 млн USD. При этом средняя цена составила 316,7 за тонну против 732,7 USD за тонну в январе-ноябре 2014 года (снижение на 56,8%).

Тем не менее, в целом дешевая нефть не позволила Беларуси в прошлом году получить положительное энергетическое сальдо. В январе-ноябре 2015 года экспорт  энергетических товаров из Беларуси в денежном выражении упал на 34,5% – до 6,954 млрд USD, а вот их импорт (с учетом природного газа) снизился лишь на 23,3% – до 8,430 млрд USD. Таким образом, в чистом остатке – энергетический дефицит в размере 1,475 млрд USD.

Правда, в этом случае в зачет не попала еще одна цифра: в прошлом году Беларусь получила около 1 млрд USD экспортных пошлин на нефтепродукты (в счет компенсация за стартовавший в 2015 году в России налоговый маневр) – и, как заявил белорусский Минфин, весь объем перечисленных в бюджет экспортных пошлин на нефтепродукты в 2015 году ушел на погашение внешнего долга Беларуси. Отметим, что в белорусском бюджете-2016 заложена сумма 1,1 млрд USD от экспортных пошлин на нефтепродукты (расчеты сделаны исходя из цены нефти 50 USD за баррель).

С другой стороны, налоговый маневр в российской нефтянке заставил раскошелиться и белорусское правительство. Для поддержки отечественных НПЗ в новых условиях оно вынуждено было снизить акцизы на нефтепродукты сразу на 22%, Если бы не эта господдержка, налоговый маневр и последовавшее вслед за этим подорожание импортируемой из РФ нефти стали бы шоком для отечественных нефтепереработчиков.

Сначала правительство хотело обойтись «малой кровью» и предложило «несколько» снизить в Беларуси акцизы на нефтепродукты и одновременно повысить цены на топливо на внутреннем рынке на 10%. Однако это намерение А. Лукашенко подверг жесткой критике. И правительству ничего не оставалось, как пойти на радикальное снижение ставок акцизов на нефтепродукты (отметим, что до налогового маневра оно, напротив, собиралось в течение 2015 года в 2 этапа повысить акцизы на бензин и дизтопливо примерно на 10%).

НПЗ устояли

Для белорусских НПЗ в новых условиях было важно иметь приемлемую маржу на нефтепереработке, которая бы позволяла им не просто поддерживать текущую деятельность, а продолжить программы модернизации. Жесткий государственный патронаж нефтяного направления (ход модернизации белорусских НПЗ каждый месяц контролирует правительственный куратор белорусского ТЭК Владимир Семашко) вкупе с другими условиями позволили белорусским нефтяникам устоять в непростых условиях.

В частности, Мозырский НПЗ в 2015 году переработал 12,290 млн тонн, в то время как  в  2014 году – 12,225 млн тонн. Это рекордный объем переработки в новейшей истории Мозырского НПЗ. Причем, этот объем первичной переработки был получен в условиях, когда завод останавливал на капремонт почти две трети своих мощностей. Завод не снизил выпуск светлых нефтепродуктов (суммарно он увеличился на 0,1%), а также увеличил производство битумов (на 30%), сжиженного газа. Мозырский НПЗ поставляет на экспорт около 80% выпускаемой продукции. Общий объем экспорта завода в прошлом году составил около 2,5 млрд USD против 2,8 млрд в 2014 году.При этом по итогам 2015 года предприятие получило, по предварительным оценкам, чистую прибыль в размере 221 млн USD.

Что касается результатов работы ОАО «Нафтан», то они заметно хуже. Вице-премьер Беларуси В. Семашко на днях заметил, что в 2015 году Новополоцкий НПЗ получил прибыль на тонне переработанной нефти в размере всего лишь 0,6 USD. Отметим, что в 2015 году «Нафтан» переработал 10,71 млн тонн нефти, в 2014 году – 10,3 млн тонн.

По оценкам гендиректора Мозырского НПЗ А. Куприянова, налоговый маневр привел к потерям до 15 USD прибыли на одной тонне. Причем, эти потери обусловлены прежде всего тем, что налоговом маневром предусмотрен заметный рост таможенной пошлины на темные нефтепродукты. Поэтому продажи мазута принесли достаточно большие убытки обоим заводам. Но Мозырскому НПЗ – в меньшей степени, так как он дальше продвинулся в модернизации своих мощностей и имеет более высокую глубину переработки нефти.

Для справки

Министерство финансов Беларуси недавно опубликовало итоги деятельности ОАО за III квартал 2015 года: у Мозырского НПЗ третья позиция среди прибыльных акционерных обществ – чистая прибыль завода составила 3,27 трлн рублей, у «Нафтана» – 6 позиция: 414 млрд рублей.