Перспективы сотрудничества Беларуси и МВФ

На прошедшей неделе первый вице-премьер Беларуси Василий Матюшевский заявил на встрече с президентом о том, что белорусская сторона рассчитывает начать новую программу с МВФ уже в январе-феврале текущего года. Для этого в текущей ситуации белорусские власти предпринимают ряд экономических мер в русле рекомендаций фонда. Однако на пути реализации новой программы МВФ в Беларуси могут возникнуть определенные политические препятствия.

Необходимо отметить, что Беларусь подала заявку в Международный валютный фонд на получение нового кредита еще в мае 2011 г. В данном случае речь идет о программе расширенного финансирования (Extended Fund Facility) с целью поддержки реализации рыночных и структурных реформ в Беларуси в среднесрочной перспективе. В рамках этой программы Беларусь рассчитывает привлечь новый кредит МВФ в размере 3 млрд USD под 2,28% сроком на 10 лет.

Предыдущая программа МВФ standbyбыла реализована в Беларуси в январе 2009 г. – марте 2010 г. Стоимость программы составила около 2,27 млрд СДР, что на момент завершения программы (март 2010 г.) равнялось примерно 3,44 млрд USD С учетом текущего курса СДР к доллару США (по состоянию на 15 января 2016 г. 1 СДР равняется 1,38355 USD) стоимость предыдущей программы пересчитывается до 3,14 млрд USD в эквиваленте.

В мае 2015 г. Беларусь полностью завершила выплаты по предыдущему кредиту МВФ. Помимо основного долга белорусская сторона в 2009-2015 гг. перечислила фонду проценты и комиссионные платежи по кредиту на общую сумму 191,506 млн СДР, что по текущему курсу СДР к доллару США составляет около 264,958 млн USD.

Таким образом, кредит МВФ для Беларуси является более комфортным в плане цены и длины привлекаемых средств по сравнению с другими источниками внешних заимствований. При этом потребность в реализации новой программы фонда в Беларуси связана в том числе с необходимостью осуществления выплат по ранее привлеченным иностранным кредитам и займам государства.

По нашим оценкам, вероятность достижения договоренности о реализации программы расширенного финансирования в Беларуси с соответствующей кредитной поддержкой со стороны фонда выглядит достаточно высокой, поскольку белорусские власти в части экономической политики сейчас придерживаются рекомендаций экспертов МВФ.

В частности, в данном случае можно выделить следующие экономические меры правительства и Нацбанка Беларуси.

1) Повышение гибкости обменного курса белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам, на чем могут настаивать эксперты МВФ.

Так, с начала текущего года по 18 января официальный курс белорусского рубля к доллару США снизился на 8,4% до рекордных 20132 BYR за 1 USD (см. рисунок 1), к евро – на 8,3% до рекордных 21986 BYR за 1 EUR, к российскому рублю – на 1,4% до 258,97 BYR за 1 RUB.

Перспективы сотрудничества Беларуси и МВФ 

Рисунок 1. Динамика официальных курсов белорусского рубля к доллару США и евро в декабре 2011 г. – январе 2016 г., руб.

Таким образом, нынешнюю девальвацию белорусского рубля можно рассматривать и в качестве подготовительной меры для реализации новой программы МВФ в Беларуси по аналогии со ступенчатой девальвацией национальной валюты на 20,5% в начале января 2009 г., после чего было заключено соглашение о предыдущей программе с соответствующей финансовой поддержкой со стороны фонда. Тем более что в текущей ситуации девальвация белорусского рубля обусловлена необходимостью повысить ценовую конкурентоспособность белорусских экспортеров на внешних рынках (в первую очередь, на российском) с тем, чтобы поддержать экспорт белорусских товаров и услуг.

К слову, с 31 декабря 2013 г. по 18 января 2016 г. официальный курс белорусского рубля к доллару США снизился на 111,7%, в то время как за этот период официальный курс российского рубля к доллару США упал на 133,9% до 76,565 RUB за 1 USD. В результате текущий разрыв в динамике девальваций российского рубля и белорусского рубля составляет 10,5%.

2) Ограничение динамики рублевой денежной массы в рамках режима монетарного таргетирования.

Так, по данным Нацбанка, средний показатель наличных денег в обороте (средний денежный агрегат М0) в декабре 2015 г. увеличился по сравнению с декабрем 2014 г. всего на 3% до 14,692 трлн BYR, в то время как средняя рублевая денежная масса (средний денежный агрегат М2, включает наличные деньги и рублевые средства в банках) – напротив, сократилась на 0,7% до 91,130 трлн BYR.

3) Профицитное исполнение государственного бюджета.

Так, несмотря на увеличение выплат по внешнему долгу, бюджет сектора государственного управления (республиканский бюджет, местные бюджеты и бюджет Фонда социальной защиты населения) в январе-ноябре 2015 г. исполнен с профицитом +21,282 трлн BYR, или +2,7% к ВВП, в основном за счет сдерживания непервоочередных расходов и принятия мер по экономии бюджетных средств.

Профицит республиканского бюджета составил +21,716 трлн BYR, или +2,7% к ВВП. Сложившийся профицит республиканского бюджета, главным образом, за счет вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты, направлен на погашение государственного долга и исполнение гарантий правительства перед банками.

4) Ограничение директивного кредитования в рамках государственных программ.

В 2016 г. кредитование новых инвестиционных проектов в рамках госпрограмм будет осуществляться на конкурсной основе через Банк развития Республики Беларусь.

5) Поддержание положительных реальных процентных ставок по рублевым инструментам.

В настоящее время значение ставки рефинансирования (25% годовых) и ставок по рублевым кредитам и депозитам находится в положительной области относительно годовых темпов инфляции (в 2015 г. инфляция снизилась до 12%).

6) Ограничение динамики зарплат белорусских работников.

Средняя начисленная зарплата в ноябре 2015 г. упала до 376,7 USD в эквиваленте, что соответствует среднему показателю февраля-марта 2012 г. При этом средняя зарплата бюджетников в ноябре 2015 г. уменьшилась до 295,4 USD, что соответствует показателю января 2012 г.

7) Либерализация ценообразования.

Так, постановлением правительства Беларуси №8 от 11 января 2016 г. из перечня социально значимых товаров, цены на которые до этого регулировались Министерством торговли, с 15 января исключены все позиции. Кроме того, исключено регулирование тарифов на ряд услуг. Одновременно существенно сокращен перечень социально значимых товаров и услуг, цены на которые регулируются облисполкомами и Мингорисполкомом.

В данном случае необходимо отметить, что либерализация цен является важной предпосылкой для перехода от режима монетарного таргетирования к режиму инфляционного таргетирования в качестве практической схему реализации монетарной политики в Беларуси, что также соответствует рекомендациям экспертов МВФ.

8) Повышение тарифов на услуги ЖКХ и услуги пассажирского транспорта.

Так, с 1 января 2016 г. тарифы на газ и электричество для физических лиц подорожали на 20%, что позволит сократить объем субсидирования населения со стороны бюджета и предприятий. Кроме того, с 1 января 2016 г. услуги водоснабжения и канализации в Минске подорожали сразу в 3,5 раза.

Очевидно, что правительство в текущем году продолжит повышать тарифы на услуги ЖКХ с тем, чтобы повысить процент возмещения населением затрат на оказание данных услуг.

9) Приватизация государственных активов.

Пока в этом перечне находится ожидаемая приватизация Белинвестбанка с участием Европейского банка реконструкции и развития. Этот вопрос 14 января обсудили первый вице-премьер Беларуси Василий Матюшевский и управляющий директор ЕБРР по странам Восточной Европы и Кавказа Франсис Малиж.

Наконец, в качестве положительного момента можно выделить потепление политических отношений между Беларусью и Евросоюзом и США, включая приостановку экономических санкций против отдельных белорусских предприятий и частных лиц. В данном случае необходимо учитывать, что в исполнительном совете МВФ 49,35% голосов принадлежит США, Евросоюзу и отдельным европейским государствам, которые также приостановили санкции в отношении Беларуси (Норвегия, Черногория, Македония, Сербия, Босния и Герцеговина, Исландия и Албания).

Вместе с тем, на наш взгляд, на пути реализации новой программы МВФ в Беларуси могут возникнуть определенные политические препятствия. В частности, Евросоюз и США могут наставать на проведении в Беларуси демократических преобразований либо выдвигать специфические политические требования в неофициальном формате (например, условие о неразмещении российской авиабазы на территории Беларуси).