Время простых решений упущено

Правильное решение, принятое с опозданием, является ошибкой.

Ли Якокка ©

В своих недавних речах Александр Лукашенко рисует весьма мрачную картину 2016 года, который, по его словам, станет «самым тяжелым в истории независимой Беларуси». «Следующий год будет очень сложным, смею заметить, что такого года в истории нашей страны не было. Обвалилась Россия, что творится в Украине (а это наш второй рынок), Казахстан просел. И нам надо просто выстоять», – передает БЕЛТА его слова. Выстоять, воздержавшись от преобразований: «первое наше обращение к Господу, чтобы он действительно нас защитил и сохранил нашу страну такой, какой она есть сейчас».

Все говорит в пользу того, что нынешний год может оказаться еще более тяжелым, чем до сих пор виделось Александру Лукашенко. И хотя из речей главы президента следует, что на реформы он не настроен – главное «выстоять» и «перетерпеть», – большинство независимых экспертов все же настаивает, что только глубокие реформы могут позволить избежать полномасштабной экономической и последующей политической катастрофы. И они правы. Никакие молитвы и апелляции к Господу не спасут. Вот только время простых решений для нас уже прошло. Сейчас на дворе уже не «90-е», и простой нацеленности на реформы недостаточно. На модернизацию деревообработки, к примеру, власти решились, но что толку? Теперь приходится списывать и реструктуризировать долги предприятий.

Или взять больную тему приватизации. Это один из основных рычагов рыночных реформ, и в 1990-е приватизация могла пройти «на ура». Однако благоприятное время для приватизации упущено, наши предприятия утратили свою привлекательность для инвесторов. Да, «Беларуськалий» охотно купят и сегодня. За первые три квартала 2015 г. предприятие заработало более 35% всей чистой прибыли всей экономики. В этом году, учитывая тенденцию упадка остальных предприятий, эта цифра может быть выше. Продажа такого предприятия сродни экономическому суициду: в конечном счете страна может остаться без валюты. На бурный рост нефтяных цен надежд почти нет. Практически все остальные белорусские предприятия – за немногими исключениями – никому за пределами нашей страны не нужны. Особенно «не за бесценок», как до сих настаивает белорусское руководство. Потенциальным инвесторам не интересны неконкурентоспособные, потерявшие рынки сбыта, обремененные громадными долгами, практически остановившиеся «гиганты индустрии», да и не гиганты – тоже. В тоже время оставить предприятия в том состоянии, в каком они находятся, значит просто их убить. Словом, какие-то решения принимать надо, но простыми они уже не будут, «профукали» мы время простых решений.

Из той же сферы простых решений – попытки власти залатать разрастающиеся дыры в бюджете путем увеличения налогов и поборов. Но еще древнекитайский мудрец Лао Цзы сказал: «Оттого народ голодает, что слишком велики и тяжелы государственные налоги. Это и есть причина бедствий народа». Наша власть, по всей видимости, уверена, что умнее всех мудрецов вместе взятых, но события показывают, что прав все же Лао Цзы. Простой путь увеличения налогов и снижения доходов граждан не является правильным и в итоге не спасет. В периоды кризиса налоги обычно не увеличивают, а снижают – чтобы таким образом компенсировать ухудшение внешних условий. Словом, не то время выбрала власть для увеличения нагрузки на бизнес и граждан.

Односторонняя направленность наших внешнеэкономических связей тоже существенно снижает поле для маневра, причем не только в экономике, но и в политике. Ранее все было несколько иначе. Представитель Всемирного банка в Беларуси Ян Чул Ким на примере знаковых белорусских товаров показал, как скукожились рынки сбыта отечественной продукции. «В 1995-м 25% экспортируемых тракторов Беларусь поставляла в Венгрию, 20% – в Германию, 13% – в США, 7% – в Литву. Сегодня основные поставки белорусских тракторов приходятся на рынки стран СНГ», – передают Naviny.by. Аналогичная картина вырисовывается и по обширной группе других белорусских товаров. И если в первые годы правления нынешнего руководителя Беларусь зависела от российского рынка не критически, то сегодня зависит почти полностью. Диверсификацию экономики осуществить сегодня очень сложно, но без диверсификации будет еще сложней. Опять – время упущено.

Упустила наша власть и время для проведения пенсионной реформы. Сегодня ее, впрочем, проводить никто не собирается, но вот о необходимости повышения пенсионного возраста рассуждают чиновники всех рангов. Неадекватность подобных «антикризисных мер» видна невооруженным взглядом – если приоткрыть этот глаз, конечно. Предприятия останавливаются или их переводят на сокращенную рабочую неделю, персонал «высвобождается», безработица растет и… в то же время предлагается экстренно повысить пенсионный возраст. То есть увеличить безработицу – в частности среди молодежи, потенциально самой активной группы потребителей. И кто тогда потреблять будет? При стабильном, тем более сокращающемся количестве рабочих мест в стране, задача пенсионной системы – вовремя освобождать рабочие места для молодых. Иными словами, если новые рабочие места не создаются, повышать пенсионный возраст нельзя. Особенно же это губительно для экономики, в которой количество рабочих мест сокращается, как у нас сегодня. И напротив – пенсионный возраст можно повышать, но только при растущей экономике и дефиците кадров. У нас такое время было, но мы его упустили.

И так – по всем направлениям. Везде благоприятное время для проведения реформ наша власть упустила. А возможностей для получения существенной внешней помощи стало меньше – так что, действительно, надеяться мы теперь можем только на самих себя. Времена, когда богатая и тогда еще быстро прогрессирующая Европа активно помогала строить конкурентные, рыночные экономики своим соседям проходят, если уже не прошли. Сегодня у «старой Европы» своих внутренних проблем достаточно. Кредит – при «хорошем поведении» – какой-то можно получить, но на активное и безвозмездное участие в преобразовании нашей экономики уже можно не рассчитывать.

В то же время сидеть и «ждать у моря погоды» тоже нельзя. Это время тоже упущено: более 20 лет все чего-то ждали, попутно упуская простые и ясные возможности. А веры в то, «перетерпим» пока все само по себе не наладиться, стало меньше. Словом, решения все же неизбежны и необходимы. Но простыми они уже не будут. А вот хватит ли у нашей власти воли и интеллекта для непростых, комплексных, креативных решений – вопрос на засыпку.