Как власть добивает экономику

После выборов в очередной раз обострились дискуссии о том, созрела ли наша власть до радикальных либеральных реформ в экономике. Как мне кажется, ответ тут очевиден. Если власть 20 с лишним лет проводила одну и ту же политику и в результате «выборов» вновь не поменялась, то не поменяется и экономическая политика. Если риторика еще может как-то поменяться, то экономика нет. Разве что страна перейдет под внешнее управление, и нынешняя власть сохранится чисто формально.

Однако на фоне углубляющегося кризиса изменения в нашей экономике все же происходят. Происходит корректировка тактики властей в области экономики, но – с сохранением старой экономической парадигмы. Причем корректировки, большей частью происходят в сторону ужесточения, а не либерализации экономической политики.

В условиях кризиса, особенно если это внешний кризис, как нас постоянно уверяет «вертикаль», власти должна по-возможности улучшать, а не ухудшать (как происходит у нас) условия для функционирования национального бизнеса. Улучшать с тем, чтобы компенсировать ухудшение внешних условий. Повлиять на последние мы не можем, но вот создать более благоприятные условия для национального бизнеса – можем. Но мы этого не делаем. Если же условия ухудшаются и за счет кризиса, и за счет действий властей, то бизнес в стране должен погибнуть или придти в упадок. Что, собственно, у нас и происходит.

Например: буквально через день после «выборов» началась «либерализация» в Полоцке, со штрафами и конфискацией товаров у ИП. Как сообщают СМИ, массовые проверки на рынках Полоцка начались 13 октября: каждый день проверяют по шесть предпринимателей, людей регулярно штрафуют, проводят конфискации.

Хватает и других примеров «либерализации». Финансовая милиция считает необходимым ввести уголовную ответственность за утрату бухгалтерских документов, сообщил глава ДФР КГК Игорь Маршалов. Инициативу ведомства он объяснил тем, что в случае утраты отчетности очень сложно выявить случаи криминального (преднамеренного) банкротства. Но, как сообщает АФН, что при текущем количестве юрлиц и ИП в стране реальная утеря (по объективным причинам) документов происходит гораздо чаще, чем преднамеренные банкротства. 

Независимая организация индивидуальных предпринимателей «Перспектива» бьет тревогу. Представителям малого бизнеса стало известно, что в Министерстве по налогам и сборам готовят законопроект, который кардинально изменит условия работы ИП в Беларуси. Речь идет о том, чтобы ввести не административную, как сейчас, а уголовную ответственность для предпринимателей, если они не предоставят нужные документы на товар, пишет Onliner.by.

Правительство готовит поправки в закон, которые ужесточат правовые условия ведения бизнеса. В частности, планируется увеличить штрафы и ввести дополнительные наказания за различные нарушения в области уплаты налогов. Кроме того, власти намерены усилить ответственность компаний, сотрудничающих со лжепредпринимательскими структурами, сообщает Ежедневник. «Налоговики говорят: из всех проверенных субъектов 96% допустили нарушения. Когда с ними разговариваешь, волосы дыбом становятся – все вокруг преступники, – сказала Татьяна Быкова, советник Республиканского фонда содействия развитию предпринимательства. – Но это же следствие, это не причина. Вы подумайте, какие вы применяете к ним требования. Может, у вас условия невыполнимы?», продолжает Ежедневник.

Это правда: сейчас у нас преступниками являются уже все, даже те, кто ради собственной безопасности не делает вообще ничего, тоже нарушители – «тунеядецы». Но это все же еще безопаснее, чем заниматься каким то реальным делом: если и посадят, то только на пятнадцать суток.

И гайки продолжают закручивают. По всей видимости, под предлогом, что в Беларуси 96% трудоспособного населения – преступники, условия следует ужесточать. Хотя, на первый взгляд, логика у власти железная. Резко увеличив количество налогов, поборов, штрафов, а также их размеры, можно нарастить доходы казны. А чтобы не уклонялись, надлежит резко увеличить ответственность – вплоть, надо полагать, до «высшей меры» в перспективе. Но на деле такая практика окончательно добьет экономику, а не возродит ее. И неважно, где такой подход практикуется – в Греции или у нас. Одно нашей власти хорошо, теперь она может сослаться на «передовой европейский опыт». Опыт отрицательный, правда, но это неважно. 

В итоге получается, что «внешний» кризис вроде бы существует, но мы устроили себе внутренний. И внешний кажется майским ветерком в сравнении с ураганом внутреннего кризиса. При этом надеяться на резкую смену курса после пятых «выборов» надеяться наивно. Почему не после четвертых или, скажем, шестых?

Хотя слова о либерализации экономики, конечно, прозвучат. Поскольку нужен еще один кредит МВФ. Но словам о либерализации верить нужно с серьезной оговоркой. Верить можно законам, но далеко не всегда, в особенности если речь идет о Беларуси. Пожаловался, например, директор нашего «гиганта индустрии» главе государства на то, что задушили проверками, работать практически невозможно. Глава государства ответил правильными словами о том, что мешать предприятию работать никак нельзя, плохо это для экономики. А силовики и контролирующие органы заявили, что действуют строго по закону и менять свою практику не собираются. А законодательная база у нас если и меняется, то скорее – в сторону удушения бизнеса.

Хотя некоторым словам можно и поверить. «У нас есть советский опыт времен Андропова. Нравится это кому-то или нет, но примерно так мы должны заставить каждого работать», – заявил глава государства. «Пожалуйста, заставьте всех работать», – настоял президент. Вот этим словам верить можно, потому что эти слова подкрепляются и законодательно, и реальными действиями властей. Только толку пока от этого мало. И понятно почему – не всякий опыт в настоящей ситуации полезен. Есть опыт времен Андропова, Чаушеску, Ким Ир Сена, но принес ли хоть один из этих «опытов» процветание странам? Нет, не принес. Так зачем же тогда повторять? Ответа нет. В то же время есть много примеров опыта, который принес народам процветание, но этот опыт белорусские власти повторять категорически не хотят. Дескать в нашу «уникальную модель» все это не вписывается.