Еще больше фальсификаций: методы в помощь наблюдателям за выборами

Большинство авторитарных лидеров стремятся к сохранению квази-демократических государственных институтов, и чаще всего – института выборов. Несмотря на то, что зачастую после нескольких электоральных циклов исход будущих выборов в авторитарных странах не вызывает ни у кого сомнения, сохранения «фасадных» институтов демократии необходимо автократам для поддержания их легитимности (Gandhi, 2008, xviii).

В свою очередь, сами авторитарные лидеры не всегда уверены в том, что смогут получить на выборах высокий уровень поддержки. Это стимулирует их либо к «покупке» избирателей за счет использования различных инструментов политико-делового цикла, либо к применению фальсификаций результатов выборов.

Хотя сами факты фальсификаций чаще всего регистрируются в процессе наблюдения за выборами, в консолидированных авторитарных режимах организация эффективного процесса наблюдения может стать непростой задачей. В таких случаях выявить наличие фальсификации позволяет использование некоторых методов статистики.

С 2001 года парламентские и президентские выборы в Беларуси не признаются международными организациями как свободные и справедливые (OSCE, 2001-2006). В то же время эти выводы основаны, в первую очередь, на неравном распределении ресурсов между кандидатами, и на основании нарушений в процессе избирательной процедуры (например, наличие милиции на избирательных участках, а также присутствие на них агитационных материалов), не влияющих напрямую на исход выборов как таковых.

Однако процесс фальсификаций на выборах в Беларуси в первую очередь происходит постфактум во время подсчета голосов и выдачи протокола голосования, а не во время процедуры голосования (что, например, отличает Беларусь от России, где активно используется практика вбросов и «карусельного» голосования). При этом в подавляющем большинстве случаев наблюдатели не могут непосредственно видеть процесс подсчета голосов. Учитывая также, что независимые наблюдатели присутствуют далеко не на всех избирательных участках, а представители белорусских политических партий и общественных организаций не включаются в избирательные комиссии, формально в случае с Беларусью мы можем говорить лишь о свидетельствах (хотя и достаточно весомых) существования практики фальсификаций.

В то же время некоторые методы статистического анализа позволяют выявить существование фальсификаций на данных со всех избирательных участков, т.е. на полном массиве данных о результатах голосования. Спецификой использования этих методов является тот факт, что на данный момент они протестированы на странах, где в качестве фальсификаций используются методы увеличения физического количества бюллетеней на участках (уже упомянутые выше вбросы и «карусельные» голосования). В этой работе мы протестируем эти методы на данных президентских выборов в Беларуси 2010 года, для того, чтобы установить возможность применения таких методов для обнаружения фальсификаций итогов выборов в Беларуси

Методология и данные

Далее мы будем использовать методологию, описанную вKlimeketal., 2012a; Klimeketal., 2012b. В качестве данных мы будем использовать данные ЦИК Беларуси, содержащие в себе электоральную статистику президентских выборов 2010 года (Центральный избирательный комитет РБ, 2010). В качестве единицы анализа мы будем рассматривать данные по району страны как наименьшей территориальной единице, для которой данные доступны (каждый район страны удовлетворяет требованиям методологии, поскольку включает в себя более чем 5000 жителей; всего 148 районов, включая 8 районов города Минска).

Из данных по каждому району мы будем извлекать две переменные: итоговую явку избирателей и процент голосов, отданных за победившего в районе кандидата.

Основываясь на предыдущих исследованиях, авторы методологии указывают, что присутствие фальсификаций на выборах может быть установлено за счет одного из двух механизмов:

1. Анализа графика отношения двух переменных: явки избирателей (ось X) и процента голосов, отданных за победившего кандидата (ось Y). Предыдущие исследования показывают, что эти две переменные сильно зависят друг от друга, что влияет на форму графика. В случае отсутствия фальсификаций график напоминает нормальное распределение; присутствие фальсификаций сильно смещает график в правую сторону, или создает «пики» в области, находящейся рядом с показателем в 100% на осях X и Y. Проще говоря, любые отклонения от формы нормального распределения означают вмешательство в итоги голосования (см. пример на рисунке ниже).

 

График 1. Графики отношения явки избирателей (ось X) и процента голосов, отданных за  победившего кандидата (ось Y). Красными кругами обведены случаи фальсификаций в России и Уганде.
Источник
: (Klimek et al., 2012a, p.2).

Распределение графика явки избирателей по количеству участков с определенной явкой также должно быть нормальным. Смещение графика в правую сторону и появление уже упомянутых «пиков» также свидетельствую в пользу «ручного» вмешательства в итоги голосования.

Результаты

Здесь и далее мы говорим о результатах, полученных после использования упомянутой методологии для результатов президентских выборов 2010 года. Визуализация графика «явка избирателей – процент голосов за кандидата победителя» представлена на графике ниже. Как видно, распределение графика явки избирателей по процентажу за кандидата победителя не является нормальным – напротив, график испытывает очень сильное смещение в правую сторону, причем даже в большей степени, нежели аналогичные графики для Уганды и России, уровень фальсификаций на выборах в которых был определен авторами используемой нами методологии как «экстремально высокий». Распределение на графике 2 и близко не напоминает классический «колокол» нормального распределения, и больше похоже на линейную зависимость.

  

График 2. График распределения показателей «явка избирателей – процент голосов за победившего кандидата» на президентских выборах в Беларуси 2010 года.

При изменении масштаба графика (см. график 3), становится видно, что на большинстве участков была зарегистрирована явка в диапазоне от 92% до 98%, при том, что количество голосов за победителя – Александра Лукашенко – варьировалось от 80% до 95%. Это свидетельствует в пользу практики перераспределения голосов в пользу Лукашенко за счет искусственного увеличения количества отданных за него голосов–существование настолько высокого уровня явки на столь значительном количестве участков в Беларуси крайне сомнителен.

График 3. График распределения показателей «явка избирателей – процент голосов за победившего кандидата» на президентских выборах в Беларуси 2010 года.

Как уже упоминалось, анализ распределения явки избирателей и процента голосов за кандидата победителя в используемой нами методологии является только одним из способов определения факта фальсификаций. Для полной уверенности в применимости этой методологии к Беларуси необходим также анализ распределения явки избирателей по количеству участков с определенным процентом явки[1].

Как видно из графика 4, распределение явки избирателей также не является нормальным. Во-первых, распределение значительно смещено в правую сторону и сильно вытянуто вверх. Такая форма графика, согласно используемой нами методологии, говорит о намеренном завышении общей явки за предел в 80%, и экстремальном завышении на ряде участков – в первую очередь тех, где уровень явки превышает 90%.

 

График 4. Распределение участков с определенным уровнем явки (ось X) по их количеству (ось Y).

Выводы

Статистические методы, описанные в (Klimek, 2012a, 2012b), позволяют определить наличие фальсификаций на выборах, используя полный массив электоральных данных с акцентом на анализ нормальности распределения явки и распределения зависимости «уровень явки – процент голосов за кандидата-победителя».

Использование этой методологии для обнаружения фальсификаций на президентских выборах в 2010 году в Беларуси показало значительное отклонение графиков распределения от нормального распределения, что говорит о существовании ручного вмешательства в итогу голосования.

Хотя этот метод ранее применялся лишь в странах, где фальсификации осуществляются за счет физического увеличения количества бюллетеней, он применим и для Беларуси, где фальсификации осуществляются в первую очередь за счет выдачи «правильных» результатов в итоговом протоколе. Таким образом, эта методология может стать полезным инструментом для анализа результатов президентских выборов в 2015 году и парламентских – в 2016.

------------------------------

[1] Для простоты построения графика данные по явки округлялись вверх до значения 0,5.

Библиография

1.Gandhi, Jennifer. 2008. Political Institutions under Dictatorship. NewYork: Cambridge University Press.

2. Центральный избирательный комитет РБ. Бюллетень электоральной статистки.http://www.rec.gov.by/sites/default/files/pdf/Elections-PRB-book.pdf.

3. Klimek, P., Yegorov Y., Hanel, R., and Thurner, S. 2012a.Statistical detection of systematic election irregularities. Proceeding of the National Academy of Sciences of the United States of America. doi:10.1073/pnas.1210722109.

4. Klimek, P., Yegorov Y., Hanel, R., and Thurner, S. 2012b. Statistical detection of systematic election irregularities. Supporting Information. Proceeding of the National Academy of Sciences of the United States of America. doi:10.1073/pnas.1210722109.

5. OSCE. ODIHR. Elections: Belarus. Available at: http://www.osce.org/odihr/elections/belarus. Accessed at: 25.11.2013.