Nord Stream-2: тест для ЕС

Недавно подписание соглашения «Газпрома» с западными энергокомпаниями по строительству газопровода «Северный поток-2» вызвало большие сомнения относительно планов построения единой энергополитики в Евросоюзе. Более этого, этот факт говорит о том, что в ЕС нет даже элементарной координации при реализации энергетической политики.

Не с юга, так с севера

После канувшего в лету проекта «Южный поток» и затормозившегося «Турецкого потока» российскому «Газпрому», который с декабря 2014 года активно изыскивал новые возможности для обхода Украины в аспекте поставок газа в Европу, удалось поразительно быстро найти поддержку у европейцев по реализации нового проекта – «Северный поток-2».

Обращает на себя внимание то, насколько стремительно реализуется замысел «Газпрома» по обходу Украины с севера. Еще, можно сказать, чернила не успехи высохнуть под договоренностями России с Турцией о строительстве «Турецкого потока», как уже в июне об участии в «Северном потоке-2» заявили немецкая E.ON, австрийская OMV и британская Shell, а вслед за ними, 31 июля, – немецкая компания Wintershall (дочернее предприятие концерна BASF).

Соглашение по «Северному потоку-2» было подписано 4 сентября во Владивостоке. Проект предполагает строительство газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря мощностью 55 млрд кубометров в год. Акционерами, помимо «Газпрома» (51%), стали немецкие E.ON и Wintershall, австрийская OMV, англо-голландская Shell (все – по 10%) и французская Engie (9%). В случае реализации данного проекта почти весь экспорт российского газа в ЕС будет проходить через Германию. То есть фактически Германия становится ключевым распределительным центром для российского газа в Европе.

Запуск второй нитки «Северного потока» позволяет российской монополии решить две ключевые для задачи, которые стояли перед ним при строительстве предыдущих, альтернативных украинским газопроводов: (1) отказ от транзита газа в Европу через Украину; (2) повышение ставок на переговорах с Турцией относительно реализации проекта «Турецкий поток».

Зампред правления «Газпрома» Александр Медведев на днях сообщил, что ввод «Северного потока-2» в эксплуатацию планируется в 2019 году. Как было сказано, предварительный интерес к финансированию проявляют европейские финансовые институты, но средства могут привлекаться также и из Азии.

В обход Украины

Соглашения акционеров по газопроводу «Северный поток-2» вызвало резко негативную реакцию восточных стран ЕС. С первой официальной критикой проекта выступила Польша. Президент Польши Анджей Дуда 8 сентября заявил, что соглашение о строительстве Nord Stream-2 «полностью игнорирует польские интересы» и из-за него «появляются серьезные сомнения в единстве ЕС».

Категорически против строительства газопровода «Северный поток-2» выступил  также премьер-министр Словакии Роберт Фицо. Не стесняясь в выражениях, он напомнил, что в последние годы страны ЕС много говорили о том, что нужно сохранить транзит газа через Украину и помогали ей в трудные зимние месяцы, а потом вдруг появился проект «Северный поток-2», который позволяет ту же Украину обойти. «Я хотел бы воспользоваться какими-то нормальными выражениями, но хочу высказаться экспрессивно: они просто делают из нас идиотов», – заявил Р. Фицо журналистам после переговоров с украинским премьером Арсением Яценюком в Братиславе 10 сентября.

Премьер подчеркнул, что из-за строительства «Северного потока-2» Словакия может потерять сотни миллионов евро в год транзитных платежей. «В таком духе я и подниму этот вопрос на совещании Европейского совета», – пообещал словацкий премьер. При этом он отверг тезис о том, что такое решение имеет только экономическую подоплеку. «Я хочу отклонить аргумент относительно того, что это соглашение между «Газпромом» и газовыми компаниями Западной Европы является только вопросом бизнеса. Я отвергаю это, потому что мы очень долго говорим о геополитических взаимоотношениях и связях. Я убежден, что западноевропейские газовые фирмы, которые проводят свою работу на территории стран-членов ЕС, они предали другие европейские государства, включая и Словакию», – сказал Р. Фицо.

Яркие эпитеты г-на Фицо, похоже, выражают солидарную позицию «обманутых» стран ЕС в отношении нового проекта «Газпрома», который, вероятно, неофициально поддерживается  Берлином.

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк назвал «Северный поток-2» «антиевропейским и антиукраинским проектом», поскольку из-за него Украина «исключается из транзитных поставок газа. «Что означает для Украины строительство Nord Stream-2? Первое – это исключение Украины вообще из транзитных поставок в Европейский Союз. Второе – это потеря 2 млрд USD доходов, которые мы получаем за транзит и безопасную поставку газа в Европейский Союз. И третье – это просто несправедливо ни по отношению к нашим европейским партнерам, ни по отношению к Украине», – заявил А. Яценюк.

По его словам, строительство «Северного потока-2» приведет к монополизации путей поставки газа в Евросоюз и повышению цены для конечных потребителей. Если проект будет реализован, ЕС потеряет возможность прямой поставки российского газа по кратчайшему маршруту через территорию Украины. А. Яценюк также напомнил, что после того, как был построен первый «Северный поток», Украина лишилась 1,5 млрд USD дохода от транзита газа. Важно что это не принесло никакой новой энергетической независимости для Европейского Союза. «Какая разница, где брать газ, если у вас один и тот же поставщик?» – заявил А. Яценюк.

Закулисные интересы

В принципе, само по себе строительство «Северного потока-2»не требует согласия или консультаций с Еврокомиссией. Другое дело, они обязательно потребуются в рамках проектов газопроводов, которые будут построены в развитие «Северного потока-2» на суше.

В самой Еврокомиссии заявили, что ЕК приняла к сведению объявление «Газпрома» и ее партнеров о намерении продолжать строительство газопровода «Северный поток-2». Как мы уже говорили, что касается Еврокомиссии, любой газопровод, будь то на севере, или на юге, который обслуживает территорию ЕС, должен отвечать его законам. Мы не комментируем реакцию некоторых политиков и глав государств (ЕС – прим. ред.) по этому поводу», – заявила 11 сентября официальный представитель ЕК Анна-Кайса Итконе.

В свою очередь заместитель председателя ЕК Марош Шефчович 15 сентября отметил, что анонс «Северного потока-2» совсем недавний, и что сначала нужно изучить, насколько он соответствует «нашей энергетической стратегии – диверсификации источников, безопасности снабжения и энергетической безопасности Европы в целом». Как было заявлено, «Еврокомиссия проявляет совершенно одинаковый подход к «Северным потокам» и «Южному потоку», требуя в обоих случаях полного соблюдения законодательства ЕС».

Российская сторона это понимает. Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев после встречи 9 сентября с французскими деловыми кругами (в ней участвовали и представители Engie и Total отметил, что санкции не влияют на реализацию проекта «Северный поток-2», но Третий энергопакет создает определенные проблемы, «У нас есть спор по этому вопросу с нашими европейскими коллегами», – резюмировал А. Улюкаев.

Эксперты, впрочем, не исключают, что из этой ситуации возможен компромиссный выход. Вероятен вариант, при котором транзит газа через Украину после 2020 года сохранят, но в небольших объемах – по оценкам, не более 20 млрд кубометров в год (в 2014 году транзит составлял  60 млрд кубометров). Это позволило бы той же Словакии частично сохранить доходы от транзита российского газа, а европейским странам – лицо.

Возможно, что такой сценарий уже частично согласован с российской стороной. Ведь еще три месяца назад «Газпром» категорически отрицал возможность сохранения транзита через Украину: зампред правления «Газпрома» Александр Медведев однозначно заявил, что после 2019 года кампания не будет качать газ через Украину ни при каких обстоятельствах – «даже если Солнце с Луной поменяются местами». Но чуть позже его «поправил» Владимир Путин. В конце июня он поручил провести с Украиной переговоры о продлении транзита российского газа через эту страну после 2019 года.

Тем не менее, компромиссный вариант строительства «Северного потока-2» также губителен для Украины и  ее газотранспортной системы.