Влияет ли университет на гражданско-политические установки студентов? (анализ случая ЕГУ)

Исследование гражданско-политических установок студентов – довольно новая тема для беларуского академического контекста. Актуальность данного исследования обусловлена недостатком информации о роли университета в выборе модели политической активности и его влиянии на гражданско-политические установки студентов в Беларуси. Необходимо сразу оговориться, что доступ к объекту изучения – студентам беларуских высших учебных заведений – затруднен в силу закрытости и самоцензурирования всей сферы высшего образования.

Данное исследование было проведено на примере беларуских студентов, обучающихся вне пределов страны, в Европейском гуманитарном университете (ЕГУ)[1]. В свою очередь, проведение аналогичного исследования в отношении студентов, обучающихся непосредственно в Беларуси, представляется крайне интересной, хотя и труднодоступной перспективой для дальнейших исследований. Не менее интересным было бы и сравнение полученных в ЕГУ показателей не только со студенческими, но и общими гражданско-политическими установками в беларуском обществе.

Выбор ЕГУ в качестве поля исследования помимо доступности для автора, был также обоснован многочисленными острыми дискуссиями в течение последних лет о роли и значении данного учебного заведения для Беларуси. Вместе с тем, исследований о качестве гражданского образования в нем еще не проводилось. Не претендуя на полноту и всеохватность работы, она, тем не менее, представляет итоги проведенного эмпирического исследования.

Политическая активность и университет

Основываясь на теоретических подходах таких исследователей как Алмонд (Almond), Пауэлл (Powell), Далтон (Dalton), Стром (Strom), Луманн (Luckmann), Милбрат (Milbrath) и др., гражданско-политические установки в работе анализировались в контексте политической культуры, политической активности и процесса политической социализации.

Согласно вышеупомянутым авторам, политическая культура включает в себя политические ориентации, установки и ценности граждан по отношению к политической системе, которые, в свою очередь, усваиваются в процессе политической социализации. Политическая социализация на практическом уровне становится возможной благодаря агентам данного процесса, таким как: семья, учебные заведения, группы интересов, политические партии, социальное окружение и т.п. В зависимости от определённого типа политической культуры происходит построение соответствующей модели политической активности. Здесь же следует указать, что политическая активность позволяет эмпирически изучить гражданско-политические установки, поскольку является их проявлением.

Анализ политической активности проводился с акцентом на таком агенте политической социализации, как университет с сопутствующим ему социальным окружением. В теории предполагается, что в рамках высших учебных заведений молодые люди в процессе вторичной социализации и предлагаемой программы гражданского образования приобретают более глубокие знания о том, как функционирует политическая система и политические институты. В целом, как отмечали Вольфингер (Wolfinger), Розенстоун (Rosenstone), Най (Nie), Хьюман (Human) и другие американские исследователи, обучение может и должно оказывать влияние на гражданско-политические установки, политическое поведение, интерес к политическим событиям. Процессы первичной социализации и усвоения базовых гражданских и политических установок через таких агентов как семья, школа также безусловно важны,  однако являются отдельным объектом исследований. В качестве исходной установки в работе предполагается, что в университет студенты приходят хотя бы с минимальным набором представлений о гражданском и политическом поведении, полученных, как правило, в беларуских семьях, школе и других общественных институтах.

ЕГУ как агент политической социализации

ЕГУ позиционируется в качестве единственного беларуского университета, миссия которого заключается не только в предоставлении академических знаний, увеличении роли и эффективности высшего образования, но также основывается на принятии ценностей Великой Хартии Университетов, принципах демократического самоуправления, что должно способствовать увеличению участия студентов в общественной, научной деятельности, а также созданию таких установок как: уважение и компетентность, инициативность, чувство долга и ответственность [2].

Согласно уставным документам ЕГУ, Университет заявляет в качестве цели укрепления открытого, демократического и основанного на знаниях общества, а также продвижение демократических ценностей [3]. В рамках университета студенты обладают рядом формальных прав участия в академическом самоуправлении, а также организовывают и реализовывают студенческое самоуправление [4]. Можно предположить, что все это, в свою очередь, должно влиять на выбор студентами определённой модели политической активности.

Объект, гипотезы и методология исследования

Объектом исследования стали установки и деятельность студентов ЕГУ, которые могут быть отнесены к сфере политической и гражданской активности в период с 2012 по 2015 гг. Единицами наблюдения являлись гражданские/политические установки и активности студентов университета первого – третьего курсов бакалаврских программ очной формы обучения. Как правило, студенты являются совершеннолетними, что с юридической точки зрения означает дееспособность личности, которая может принимать участие и проявлять активность в политических и гражданских процессах.

Соответственно, информацию о политической и гражданской активности студентов ЕГУ могут дать сами студенты, поэтому основным методом сбора информации стал анкетный опрос [5].

В рамках исследования было сформулировано две гипотезы, которые  позволили бы проанализировать роль университета в выборе модели политической активности и влиянии на гражданско-политические установки.

Гипотеза №1: Университет, посредством образовательного процесса, влияет на гражданско-политические установки и политическую активность студентов, что выражается в изменении практик их политического участия внутри и за пределами университета, степени интереса к текущим социально-политическим процессам в Беларуси и в мире, степени вовлеченности в гражданско-политические инициативы и/или объединения.

Гипотеза № 2: Уровень активности студентов в жизни университета может соответствовать уровню активности студентов в гражданско-политической сфере.

Основными индикаторами определения студенческой активности стали:

  • участие в активностях организуемые студентами;
  • участие в публичных активностях и работе органов управления, самоуправления ЕГУ.

Кроме того, оценивались два уровня студенческой активности: (1) участие в студенческой жизни университета вне учебного процесса и (2) степень такого участия.

В свою очередь, индикаторами политической активности являлись:

  • участие в политических мероприятиях (конвенциональное/не конвенциональное участие);
  • интерес к социально-политическим процессам;
  • участие в гражданско-политических  инициативах/объединениях.

По итогам исследования, все респонденты были разделены на три группы по степени участия в жизни университета:

1.   Активная группа и, соответственно, высокий уровень активности;

2.   Традиционная группа – средний уровень активности;

3.   Пассивная группа – низкий уровень активности.

При этом, активная группа студентов обладала высшей степенью активности в публичных активностях, работе органов управления и самоуправления, а также в публичных и студенческих мероприятиях. Группа традиционной модели участия в жизни университета обладала средней (эпизодической) активностью. Группа пассивного участия демонстрировала минимальную степень активности по сравнению с двумя другими группами.

После проведенного анализа, процентное соотношение студентов от общего количества опрошенных, которое можно отнести к каждой из групп, составило: для активной – 15%; традиционной – 51%;пассивной – 34%.

Насколько совпадают уровни студенческой и политической активностей?

Предположение о том, что уровень студенческой активности будет соответствовать уровню гражданско-политической в ходе работы частично подтвердилось. Исходя из целей данной статьи здесь подробно не расписываются ответы в отношении уровня студенческой активности. Однако общими показателями[6]для определения уровня студенческой активности выступало участие в студенческих инициативах, частота принятия участия в публичных активностях и работе органов управления/самоуправления ЕГУ, а также частота принятия участия в проектах не предусмотренных программой курсов.

В свою очередь рассмотрим показатели гражданско-политической активности более подробно.

Первый показатель – уровень участия в политических мероприятиях, разделяемых на конвенциональную (выборы) и неконвенциональную (включая митинги, шествия, флешмобы и пр.) формы фактически соответствовал базовым характеристикам трёх групп.

Активная группа в наибольшей степени (50%) принимала участие в политических мероприятиях. Более частым видом политического участия здесь было неконвенциональное: митинги/шествия – 39% и флешмобы – 29%. В свою очередь, конвенциональное участие было менее частым: местные выборы – 21%, президентские – 7% и парламентские – 4%.

Для традиционной группы характерен уровень участия в политических мероприятиях ниже среднего. Только 33% студентов в ней отметили, что принимали участие в подобных мероприятиях. Неконвенциональное политическое участие называлось в данной группе наиболее часто: митинги/шествия – 39% и флешмобы – 29%. Показатели конвенциональной формы участия составили: местные выборы – 21%, президентские выборы – 7% и парламентские выборы – 4%.

В свою очередь, для студентов третьей –пассивной группы – показатель   участия в политических мероприятиях составил 26%, что всего на 7% меньше аналогичного в группе традиционного участия. Т.е. пассивная группа не продемонстрировала такого низкого участия, как предполагалось.

Таким образом, в отношении распределения в выборочной совокупности: 34% студентов принимали участие в политических мероприятиях, включая митинги/шествия – 20%, местные выборы – 15%, политические/гражданские флешмобы– 14%, президентские выборы – 12%[7], парламентские выборы – 6%.

Диаграмма №1. «В каких политических/гражданских мероприятиях Вы участвовали?»

Влияет ли университет на гражданско-политические установки студентов? (анализ случая ЕГУ)

Другим показателем для анализа политической и гражданской активности было участие в гражданских инициативах и/или общественных объединениях.[8] Относительно общего количества респондентов только 7,7% студентов принимали участие в подобных инициативах. Студенты отмечали, что принимали участие в: Белорусской ассоциации клубов ЮНЕСКО, организациях «Европейская Беларусь» и «Наш дом», Белорусском хельсинкском комитете (БХК), курсах «МоваНанова». А также указывали такие виды активностей как: участие в местном самоуправлении, волонтерство в проектах различных организаций в Беларуси и Литве.

Отвечая на вопрос об участии в гражданских инициативах, несмотря на небольшую общую долю данной активности, студенты активной модели участия продемонстрировали самые высокие результаты – 29%. При этом, 14% отметили, что их участие в общественных/гражданских инициативах началось во время обучения в ЕГУ, меньше (7%) указали, что их активность началась до поступления. Подобное распределение дает основания утверждать, что, как минимум, во временном отношении, начало участия в общественных объединениях и гражданских инициативах среди студентов активной группы началось во время обучения в ЕГУ. Это может объясняться как социальным возрастом, так и ростом интереса к подобному роду участия в процессе обучения.

В рамках традиционной группы участия только 6% студентов сказали, что участвовали в общественных объединениях и гражданских инициативах. Пассивная группа не принимали такого участия вообще.

Относительно следующего индикатора – интереса к социально-политическим процессам в мире и в Беларуси, а также общей заинтересованности в политической тематике,общее количество положительно ответивших было высоко и составило 74% (см. табл. №1). При этом, для всех групп показатели являются достаточно высокими (выше 65%), с небольшим преимуществом среди активной группы студентов.

Таблица №1. «Интересуетесь ли вы информацией о социально-политических событиях в Беларуси и/или в мире?»

Ответы

Результаты

Да

38,5%

Скорее да, чем нет

35,7%

Скорее нет, чем да

13,2%

Нет

4,4%

ЗО/НО

8,2%

Таким образом, предположение о том, что степень студенческой и политической активности будут совпадать частично подтвердилось, поскольку группа студентов активной модели участия продемонстрировала свое соответствие базовым характеристикам, активно участвовала как в общеуниверситетской жизни, так и гражданских инициативах. Вместе с тем, группа традиционного и пассивного участия также соответствовали своим базовым характеристикам в отношении участия в политических мероприятиях и гражданских/общественных инициативах. Однако в отношении проявления интереса с политической сфере, они продемонстрировали  достаточно высокий и фактически совпадающий в процентном соотношении с активной группой показатели. Исходя из этого, можно утверждать, что хотя участие в непосредственном политическом действии (выборах, массовых акциях, общественных организациях и гражданских инициативах) для студентов ЕГУ является не самым высоким (за исключением актива). Однако на уровне интереса к социально-политической сферы, показатели высоки.

Как университет влияет на гражданско-политические установки и ориентации?

Как отмечалось ранее, еще одна задача исследования состояла в определении роли университета в формировании гражданских/политических установок и политической активности студентов. Согласно мнению студентов о том, какой агент политической социализации оказал влияние на их политическую и гражданскую активность, университет занимает третье место, после СМИ и семьи. Очень интересными при этом представляются крайне низкие показатели у школы – всего 6%. По сути, ее «обошли» все другие агенты, включая церковь.

Таблица №2. «Что оказывает большее влияние на Вашу гражданскую/политическую активность?»

 

Да

Нет

ЗО/НО

1. Семья

49,5%

39,6%

11%

2. Школа

6%

83%

11%

3.Университет

41,2%

47,8%

11%

4. Церковь

7,1%

81,9%

11%

5. Друзья

34,6%

54,4%

11%

6. СМИ

52,2%

36,8%

11%

7. Другое

4,4%

84,1%

11,5%

Вместе с тем, следует отметить, что при ответе на прямой вопрос о том, оказал ли ЕГУ влияние на их гражданские и политические установки, мнения студентов разделилась ровно напополам (50% на 50%). В свою очередь, отвечая на вопрос о том, что в Университете оказало наибольшее влияние на их гражданско-политические установки, указывались: общеуниверситетские курсы, преподаватели и их профессиональная деятельность, а также курсы предусмотренные учебной программой, на которой обучаются студенты.

Таблица №3. «Что в ЕГУ оказало большее влияние на Ваши  гражданские/политические установки?»

 

Да

Скорее да, чем нет

Скорее нет, чем да

Нет

1.Общеуниверситетские курсы

19,8%

29,7%

17,6%

33%

2.Курсы в рамках программы

19,8%

25,8%

19,8%

34,6%

3.Участие в активностях, организуемых студентами университета

9,3%

14,3%

26,9%

49,5%

4.Участие в публичной жизни университета и работе органов управления (например, Сенате)

5,5%

10,4%

20,9%

63,2%

5.Преподаватели и их профессиональная деятельность

18,7%

30,2%

17,6%

33,5%

6.Представители администрации университета и их профессиональная деятельность

6%

14,8%

22,5%

56,6%

7.Ничего из причисленного не оказало влияния

7,1%

3,8%

3,3%

85,7%

8.Другое

1,6%

0%

0%

98,4%

Относительно гражданской позиции, 38% студентов ЕГУ оценили себя как человека с активной гражданской и политической позицией. В свою очередь 52% таковыми себя не считают и 10% студентов затруднились ответить на данный вопрос (см. Диаграмму №2).

Диаграмма №2. «Можете ли Вы назвать себя человеком с активной гражданской и политической позицией?»

Влияет ли университет на гражданско-политические установки студентов? (анализ случая ЕГУ)

Подводя итог, следует отметить, что, согласно проведенному исследованию, университет не является главным и единственным агентом политической социализации студентов. Однако согласно полученным данным, влияние университета (в данном случае ЕГУ) на политические установки и активность имеет место, поскольку более половины студентов отмечали такое влияние при ответе на прямой вопрос. Эти же данные косвенно подтверждаются и ответами на вопрос о наиболее значимых агентах социализации, где университет был назван третьим по значимости.

Вместе с тем, исходя из полученных данных ЕГУ оказывает скорее среднюю степень влияния на когнитивную составляющую политической активности, поскольку подобное влияние не превышает пятидесяти процентов. Однако данный показатель нужно оценивать в контексте как самого университета, так и общих установок относительно агентов, влияющих на формирование гражданско-политических установок среди беларуских студентов и беларуского общества, в целом. Их сравнение (особенно с другими университетами, а также неформальными образовательными проектами), дало бы возможность более полного ответа на вопрос, благодаря чему формируются гражданско-политические установки молодежи, как именно влияют на них образовательные институции и в какой степени полезен для этого Европейский гуманитарный университет.

________________________

[1] Статья подготовлена на основании исследования, проведенного в рамках бакалаврской работы на департаменте социально-политических наук ЕГУ под руководством Т.Чулицкой (PhD).

[2] Устав общественного учреждения «Европейский гуманитарный университет», 2014. С. 3. [online] Сентябрь 2014 [просмотрено 16 февраля 2015]. Доступ через Интернет: http://www.ehu.lt/files/Ru_EHU%20Statutes_Final%202014%2009%2023%20v1.pdf

[3] Там же и «Стратегический план ЕГУ 2012 – 2019 гг.» [online]. Декабрь 2011 [просмотрено 7 декабря 2015].   Доступ через Интернет.

[4] В частности, в ЕГУ действует Студенческое представительство (СП), зарегистрированное в статусе отдельного юридического лица, а его представители входят в состав Сената Университета. Оценка качества подобного участия в рамках работы не проводилась.

[5] Анкетный опрос был индивидуальным (по составу аудитории), раздаточным (по способу распространения), письменным (по форме заполнения), очным (по способу взаимодействия исследователя и респондента)  и разовым (по количеству проведения опроса).Генеральная совокупность составила 340 студентов. Объём выборки – 182 респондента. Выборка являлась случайной, поскольку генеральная совокупность не превышала 800 респондентов. В качестве метода отбора респондентов использовался метод кластерного отбора. Каждый кластер содержал примерно одинаковое количество респондентов. В свою очередь кластеры делились в зависимости от: программы обучения. В опросе принимали участие только студенты бакалаврских программ, поскольку обучение данных студентов происходит на очной основе, что делает их более доступными для опроса; формы обучения. Студенты дневной формы обучения имеют больше возможностей в принятии участия в жизни университета, что в свою очередь является важным для исследования; курса обучения. Учитывая сроки проведения исследования были опрошены студенты с 1 по 3 курсов. Это обусловлено недоступностью группы студентов 4 курса для опроса, поскольку в период проведения исследования данные студенты проходили учебную практику за пределами университета.

[6] Для определения данных показателей задавались следующие вопросы: 1). «В каких студенческих активностях, организуемых студентами, Вы принимали участие?».В рамках данного вопроса студентом предлагался список студенческих активностей с 2012 по 2015 года. В случае если данный список был неполным, предлагалось свободное поле, в котором можно было указать активности вне списка. 2). «Как часто Вы принимаете участие в публичных активностях и работе органов управления, самоуправления ЕГУ?».Данный вопрос выглядел в виде таблицы с указанием активностей и частоту данных активностей. Также студенты могли дополнить список, в случае, если он представлялся неполным. 3). «Как часто Вы принимаете участие в следующих проектах, которые непосредственно не предусмотрены программой ваших курсов?».По форме данный вопрос был организован как и предыдущий.

[7] Необходимо отметить, что на момент проведения предыдущих президентских выборов в 2010 г. количество студентов, которые могли голосовать (достигли 18 лет) было небольшим (около 6%).

[8] Для определения данного показателя задавался вопрос: «В каких общественных объединениях/гражданских инициативах Вы принимали участие?».