Защитить население от девальвации

Августовское понижение курса белорусского рубля серьезно встревожило население. Поэтому у властных структур появилась настоятельная необходимость разъяснения ситуации на валютном рынке, тем более, что председатель правления Национального банка П.Каллаур 4 августа 2015 года заявил, что существенных колебаний курса не будет. Несмотря на это заявление, белорусский рубль по отношению к доллару обесценился с начала августа на 17%, и такое снижение курса только заядлый оптимист может назвать несущественным. Ведь от уже происшедшей за 25 августовских дней девальвации цены по стране дополнительно возрастут в среднем на 8-10%. Это отрицательно повлияет на уровень жизни населения и особенно болезненно скажется на низкодоходных группах граждан..

Национальный банк предпринял попытку разъяснения ситуации, выпустив 20 августа информационное сообщение «О текущей ситуации на валютном рынке Республики Беларусь». К сожалению, пресс-релиз оказался написанным малодоступным большинству населения языком с использованием заумных терминов и туманными выводами. Это сообщение больше напугало, чем успокоило граждан. В связи с этим срочно понадобились понятные разъяснения и рекомендации, которые и были организованы в рамках «круглого стола» БЕЛТА.

На этом круглом столе представитель Национального банка сообщил, что повышение волатильности обменного курса белорусского рубля при используемом курсовом режиме является естественным процессом, фактически признав, что в сложившихся условиях курс рубля будет и дальше снижаться. Аналитик форексовской компании, попавшей под надзор регулятора, выразил полное согласие с политикой Нацбанка и призвал население привыкнуть и смириться, пообещав, что курс рубля может и повыситься. Сразу вспомнился предок «королька» из пьесы Е.Шварца, призывавшего удушаемую на его глазах жену: «Потерпи, может все образуется». Кроме того, форексовский представитель заподозрил, что падение курса белорусского рубля связано с ростом покупок наличной валюты физлицами, а также конвертацией рублевых вкладов в валютные.

Намекать на виноватость самого населения в снижении покупательной способности их рублевых активов – не очень конструктивный подход. Гражданам нужно было предложить нечто более конструктивное.

Как бы конструктивные рекомендации внес представитель "Приорбанка", которые фактически свелись к трем тезисам:

во-первых, населению не нужно отзывать рублевые депозиты из банков, поскольку долгосрочные рублевые депозиты выгоднее их конвертации в твердую валюту примерно на 10 процентов;

во-вторых, в условиях обесценения белорусского рубля не нужно поднимать ставки по рублевым депозитам, ибо, по мнению выступавшего, рублевые депозиты даже после девальвации выгоднее валютных;

в-третьих, население нужно воспитывать в правильном ключе: оно должно охотно нести в банки белорусские рубли на долгий срок и думать не о о доходности, а заботиться о долгосрочных инвестициях в экономику.

Опытные вкладчики в депозиты были крайне удивлены высказываниями представителя «Приорбанка» и сделали свои расчеты. При этом они учли, что существуют различные способы манипуляции со статистикой. Например, можно взять цифры за относительно короткий период (один-два «хороших» года) и обосновать выгодный банкирам тезис. Поэтому для анализа был взят пятилетний срок.

Пять лет назад, 26 августа 2010 года нацбанковский курс доллара составлял 3012 белорусских рублей, а сегодня он равен 17830 белорусских рублей, то есть курс вырос на 592,2%или в среднем (без учета сложных процентов) на 118,4%в год (592,2 / 5). Добавляем заявленную банкиром повышенную десятипроцентную доходность рублевых депозитов над сбережениями в иностранной валюте и получаем, что средние годовые ставки по рублевым вкладам для подтверждения высказывания банкира должны были составлять примерно 130%. Между тем, в действительности эти ставки в расчетном периоде колебались от 30 до 50% и лишь на очень короткий период времени поднялись до 60-65%.

Таким образом, цифры показывают, что долгосрочные вклады не настолько выгодны, как сказал банковский работник. Того же мнения придерживаются и аналитики российского телеканала РБК, заявляя, что валюты развивающихся стран (в том числе российские и белорусские рубли) плохо выполняют функцию сбережения. Рублевые депозиты могут быть выгодны лишь на короткий период относительного затишья на валютном рынке. Это отлично понимает наученное девальвациями белорусское население и недоверчиво относится к призывам вкладываться в рубли на долгий срок.

Вместе с тем, для поддержания уровня жизни гражданам желательно компенсировать потери при девальвации. При этом следует подумать об использовании опыта Казахстана, где для компенсации потерь от недавней девальвации решено выплачивать курсовую разницу по депозитам на сумму до 1 млн. тенге. При было оговорено условие переоформления вкладов на специальные счета со сроком хранения свыше 1 года. Таким образом в Казахстане намечено защитить 86% вкладов.

В сложившихся социально-экономических условиях в Беларуси также было бы разумно провести такую компенсацию, определив свой максимальный размер компенсируемых депозитов. Кроме того, целесообразно принять меры по ущемлению интересов любителей прятать общую сумму накопленных (в том числе сомнительным образом) средств путем их дробления на множество вкладов. То есть, курсовая разница должна рассчитываться только на один рублевый вклад (по выбору гражданина). При этом для ослабления инфляционного давления выплату компенсации целесообразно растянуть во времени.

Понятно, что предложенная мера компенсирует лишь часть потерь населения от девальвации. Но нужно начинать хотя бы с этой меры, а не сводить проблему к советам потерпеть и надеяться на лучшее будущее.