Об «инновационных» китайских кредитах

Перспективы предоставления Беларуси новых крупных китайских кредитов, похоже, вызвало прилив энтузиазма у представителей белорусской «вертикали». Портфель договоренностей по итогам государственного визита председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпина составляет около USD18 млрд. Об этом заявил заместитель главы Администрации Президента Николай Снопков в эфире «Беларусь 1». По словам замглавы Администрации Президента, Беларусь и Китай во время визита Си Цзиньпина подписано около 50 соглашений и меморандумов, начиная с договора о дружбе и заканчивая межбанковским соглашением. «Полагаем, что сумма в USD18 млрд не является окончательной точкой», – отметил Николай Снопков.

Эксперты восприняли эту новость неоднозначно. «Они дают нам деньги, а мы покупаем у них продукцию. Это выгодно китайцам», – объясняет руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико. При нынешней безрадостной для Беларуси ситуации на экспортных рынках брать займы вообще невыгодно, – поделился с Naviny.by своим мнением эксперт.

Китайские кредиты могут оказаться полезными, если будут потрачены на внедрение новых технологий, полагают некоторые другие эксперты. При этом и представители правительства, и эксперты-энтузиасты говорят только о технологических «инновациях», не затрагивая организационных. Между тем внедрение исключительно технологических «инноваций» – не сопровождающихся организационными и социальными преобразованиями – может оказаться не только бесполезной тратой денег, но иногда даже быть опасным. Так, в свое время использования автоматов Калашникова вместо копий, луков и стрел резко повысило потери в межплеменных и межэтнических столкновениях в Африке. Как сообщала пресса, дошло до того, что в некоторых племенах практически не осталось мужчин, за исключением малолетних детей. Это – пример отрицательных эффектов технологических инноваций. В то же время в Швейцарии или Израиле инциденты с боевым огнестрельным оружием случаются крайне редко, хотя в Швейцарии резервисты хранят стрелковое оружие у себя дома, а в Израиле военнослужащие никогда не расстаются с личным оружием.

Иными словами: для того, чтобы модернизация была хотя бы безопасной, не говоря уже о ее полезности, она должна сопровождаться модернизацией социальной системы и системы экономических отношений, нередко – политической системы.

Широкое распространение смартфонов в некоторых регионах Юго-Восточной Азии никак не повлияло на их феодальную, по сути, экономику и не только не повысило уровень грамотности населения, но даже снизило его. Эффект оказался практически нулевым: техника поменялась, а социальные и производственные отношения остались прежними.

Сходным образом и у нас: модернизацию некоторых производств и даже отраслей мы провели, но значимого экономического эффекта не получили. Что признал даже премьер-министр Андрей Кобяков на заседании Президиума Совета министров, на котором рассматривались результаты работы концерна «Беллесбумпром». Кобяков отметил, что на сегодня у большинства предприятий нет стабильной реализации производимой продукции, не загружено производство и, как следствие, не хватает средств для расчетов по кредитам. Поэтому в очередной раз принято решение о поддержке деревообрабатывающих предприятий. Программа модернизации деревообработки была одной из самых масштабных в стране, напоминает TUT.BY. Объем инвестиций в эти проекты по концерну «Беллесбумпром» составил EUR 1 млрд, а с учетом проектов, реализуемых иностранными инвесторами, – более EUR2 млрд. То есть на модернизацию потратились, теперь еще господдержка какие-то средства поглотит тратимся, – а эффекта по-прежнему нет. Ибо технологическую модернизацию мы провели без модернизации производственных отношений, маркетинга, логистики, финансовой сферы и прочего.

И будет очень жаль, если анонсированные Н. Снопковым китайские USD18 млрд мы «освоим» по традиционной схеме. Вернуть кредиты придется с процентами, но вот как бы не случилось так, что эти новые «инновационные» производства не заработают или заработают с малой отдачей. А так и произойдет, если технологическими «инновациями» у нас все и ограничится.

Наконец, нашей стране нужны не столько кредиты, сколько инвестиции. Которые к нам практически не идут. Быть может, прежде, чем брать кредиты в больших количествах, следовало бы сначала позаботиться об условиях для привлечения инвестиций? Но мы идти таким путем почему-то не желаем, привлечение кредитов нам милее. Ну, или проще. Гораздо проще купить «Калашников» или даже танк, особенно в кредит, и думать, что создали современную армию. Так и нашей власти, видимо, проще построить завод или даже целый «технопарк» за кредитные средства, чем работать над созданием современной инновационной экономики.

Хотя, конечно, в принципе предоставление кредитов, особенно на инновационное развитие, а не на проедание, – сам по себе факт положительный. Хотя инвестиции были бы более кстати. Но поскольку кроме новой техники никаких иных новшеств не планируется (в смысле организации производства и маркетинга, рыночных преобразований и пр.), то кредитов, как говорится, достаточно. Однако есть высокая вероятность, что получится «как всегда» – как с деревообработкой, цементными заводами, сельским хозяйством и прочими уже реализованными «инновациями».