Новые правила формирования корпуса народных заседателей: независимость суда под вопросом

2 апреля в Палату представителей был внесен проект Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в законы Республики Беларусь по вопросам судоустройства и судопроизводства» (законопроект), фактически завершивший имплементацию реформы отечественной судебной системы, предусмотренной Декретом № 6 от 29.11.2013 г. Законопроект, представляющий собой в большей части новую редакцию Кодекса о судоустройстве и статусе судей, помимо любопытных изменений в сфере косвенного доступа к конституционному правосудию, закрепляет новые правила формирования корпуса народных заседателей.

Народный заседатель или Суд присяжных

Необходимость существования института народных заседателей (кивалы согласно советскому юридическому жаргону) для цели осуществления правосудия– сама по себе достаточно спорна и неоднозначна. К примеру, в Российской Федерации федеральный закон от 2 января 2000 г. N 37-ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» хотя формально и остается в силе, но не применяется в виду принятия в 2001 г. федеральных законов о введении  в действие УПК и ГПК, исключивших участие народных заседателей в уголовном и гражданском процессе с 2004 и 2003 года, соответственно. Отсутствие народных заседателей в России, очевидно, в полной мере компенсировано судом присяжных.

В Беларуси же, закрепление такой общегражданской повинности, как суд присяжных, хоть и предусматривалось Концепцией судебно-правовой реформы 1992 г., но дальше упоминания ее в позже отмененной ст. 8 Закона о судоустройстве и статусе судей 1995 г., не пошло. Результат рассмотрения вопроса внедрения суда присяжных, как это было предусмотрено Посланием о перспективах развития системы судов общей юрисдикции Республики Беларусь, также неизвестен. Впрочем, вчитываясь в отдельные положения законопроекта в части формирования списка народных заседателей, складывается впечатление, что эти новации и есть результат поиска компромисса между нежеланием создать полноценный суд присяжных и желанием повысить эффективность участия населения в отправлении правосудия.

Суть новаций

Правовое регулирование статуса народного заседателя в новой редакции Кодекса о судоустройстве практически не претерпевает каких-либо изменений, за исключением правил формирования и утверждения списков народных заседателей (ст. 115 Кодекса в новой редакции).

IСовету Министров предстоит утвердить правила предварительного отбора кандидатов в народные заседатели, осуществляемого, как и прежде, соответствующими исполнительными комитетами.

1.1. При этом законопроектом предусматривается право 1) общественных объединений и 2) трудовых коллективов предлагать кандидатов в народные заседатели. Данная норма отчасти напоминает ст. 12 Закона БССР от 26.11.1981 г. «О выборах районных (городских) народных судов БССР», наделявшего организации КПСС, профсоюзы, ВЛКСМ, собрания военнослужащих по воинской части, кооперативные и другие общественные организации и трудовые коллективы правом выдвижения кандидатов в народные заседатели. С тем отличием, что народных судей и народных заседателей БССР, в конечном счете, выбирали сами граждане на собраниях по месту их жительства или работы.

Следует отметить, что исходя из строгого толкования термина «общественное объединение», к нему нельзя отнести политические партии, профессиональные союзы, религиозные организации, их союзы (ассоциации), республиканские государственно-общественные объединения, органы территориального общественного самоуправления, иные общественные формирования, порядок создания и деятельности которых устанавливается соответствующими законодательными актами (ст. 1 Закона об общественных объединениях).

Очевидно, что в законодательстве следует предусмотреть обязательную гласность процесса предварительного отбора кандидатов в народные заседатели, с тем, чтобы общественные объединения и трудовые коллективы могли своевременно предложить своих кандидатов в народные заседатели.

1.2. Вторым способом отбора кандидатов в народные заседатели остается, как и прежде, определение их из списков граждан Республики Беларусь, имеющих право участвовать в выборах, референдуме, голосовании об отзыве депутата. При этом законопроект уточняет: определение осуществляется путем случайной выборки.

Несмотря на кажущийся демократизм процесса предварительного отбора, в список народных заседателей в итоге могут попасть лишь те, кого выберут работники исполнительного комитета. Поэтому большим минусом, на мой взгляд, является отсутствие в законопроекте даже рамочных условий процесса предварительного отбора кандидатов в народные заседатели работниками исполнительных комитетов, что, безусловно, развяжет руки Совету Министров при регламентации данной процедуры.

1.3. Согласно законопроекту, испрашивать согласие на включение в данные списки будут лишь у тех, кто соответствует требованиям, предъявляемым Кодексом (ст. 114) к народным заседателям. При этом после предварительного отбора кандидатов в народные заседатели, у исполкома появляется право запрашивать основные персональные данные, данные о роде занятий и иные сведения о кандидатах в народные заседатели, имеющиеся в регистре населения и иных информационных системах, содержащих персональные данные, в порядке, предусмотренном законодательством.

С одной стороны, подобное широкое полномочие на вторжение в частную жизнь объясняется обязанностью исполкома  проверять кандидатов в народные заседатели на соответствие их требованиям, предъявляемым законом. С другой стороны, запрос о персональных данных и иной личной информации будет сделан на стадии, когда гражданин, определенный, к примеру, путем случайной выборки, об этом знать не будет, а равно до того, как он даст свое предположительное согласие на включение в список народных заседателей.

Соответственно, следовало бы предусмотреть законодательное ограничение объема запрашиваемых персональных данных и иных сведений лишь для цели проверки соответствия кандидата требованиям, предъявляемым ч. 3 ст. 114 Кодекса. А также обязать получать предварительное согласие кандидата в народные заседатели на получение исполкомом персональных данных и сведений о тайне личной жизни в случае, если кандидат определен случайной выборкой.

Таким образом, используя расплывчатую формулировку иных сведений о кандидате, исполком может получить разнообразнейшую информацию о гражданине, включая ту, которая может показаться неудобной и неприятной для государства. В дальнейшем эти иные сведения могут быть также использованы при формировании предварительного списка народных заседателей из числа лиц, давших согласие на включение в данный список.

IIПорядок и сроки формирования списков народных заседателей также устанавливается Советом Министров Республики Беларусь.

При этом фактически можно выделить два списка народных заседателей: предварительный и итоговый.

Законопроект, как и действующий Кодекс о судоустройстве, устанавливают идентичное количество народных заседателей, которых необходимо набрать в расчете на одного судью соответствующей судебной инстанции:1) для районных (городских) судов – не менее тридцати пяти народных заседателей; 2) для областных (Минского городского) судов – не менее двадцати пяти народных заседателей; 3) для Верховного Суда Республики Беларусь – не менее десяти народных заседателей.

Предварительный список народных заседателей, формируемый соответствующими исполкомами из числа лиц, давших согласие на их включение в список, должен в два раза превышать минимальное количество народных заседателей, набираемых в расчете на одного судью соответствующего суда.

Законопроектом предусмотрено, что количество представителей трудовых коллективов и общественных объединений должно составлять не менее тридцати процентов от общего количества народных заседателей, включенных в соответствующий список. При этом, исходя из текста законопроекта неясно, необходимо ли обеспечить паритет в количестве представителей указанных субъектов и по какому принципу работники исполкомов будут предоставлять приоритет представителям тех или иных трудовых коллективов и общественных объединений. Не исключено, что и на данной стадии исполкомом могут быть использованы вышеуказанные иные сведения из иных информационных систем, для «стерилизации» корпуса народных заседателей.

Первые шаги суда присяжных?

Самой главной и спорной новацией, стало внедрение второй и последней стадии формирования списка народных заседателей: его согласование с

1) прокуратурой района (города, района в городе) и областной (Минской городской) коллегией адвокатов – список народных заседателей районного (городского) суда;

2) прокуратурой области (города Минска) и Республиканской коллегией адвокатов – список народных заседателей областного (Минского городского) суда;

3) Генеральной прокуратуру и Республиканской коллегией адвокатов – список народных заседателей Верховного Суда Республики Беларусь.

При этом законопроектом предусматривается, что при согласовании соответствующая прокуратура, коллегия адвокатов вправе исключить из списка народных заседателей до двадцати пяти процентов от количества народных заседателей, включенных в список.

Первое, что приходит на ум при прочтении данной нормы, – это такой неотъемлемый элемент процесса формирования суда присяжных (voir dire), как peremptory challenge, т.е. право отвода определенного количества кандидатов в присяжные заседатели без каких-либо причин. Данным правом могут воспользоваться обе стороны процесса: обвинение и защита. Но, насколько данное право соответствует конституционному законодательству Беларуси? На мой взгляд, подобный порядок формирования списка народных заседателей может поставить под сомнение законность и независимость состава суда, который будет включать в себя народных заседателей, выбранных посредством подобной процедуры.

Независимость народных заседателей под вопросом

I. Следует иметь в виду, что народные заседатели отличаются от обычных судей лишь тем, что они не являются профессиональными судьями, т.е. не вершат правосудие на постоянной основе, не имеют квалификационного класса, должности, карьерных перспектив и т.д. При этом согласно п. 46 ст. 6 УПК, народные заседатели являются судьями, входят в состав суда, рассматривающего уголовные дела по преступлениям двух категорий:преступления, за которые уголовным законом предусматриваются наказание свыше десяти лет лишения свободы или смертная казнь; преступления несовершеннолетних (ст. 32 УПК). Единственное, что исключено из правомочий народного заседателя, это разрешение вопросов, связанных с назначением и подготовкой судебного разбирательства и связанных с исполнением приговора. Во всем остальном народный заседатель имеет процессуальные права и обязанности, равные с профессиональным судьей.

Более того, решения, принятые народным заседателем в совещательной комнате, имеют существенное значение для обвиняемого. Так, смертная казнь может быть назначена лишь всеми судьями единогласно. Голос, поданный за оправдание, присоединяется к голосу, поданному за квалификацию по закону, предусматривающему менее тяжкое преступление, и за назначение менее строгого наказания. Если на приговор суда, по которому один из судей остался при особом мнении, не поступят кассационные жалоба или протест, суд, рассматривавший уголовное дело, по вступлении приговора в законную силу направляет данное дело председателю вышестоящего суда для решения вопроса о принесении протеста в порядке надзора (ст. 354 УПК).

Таким образом, народный заседатель является полноценным судьей по серьезным уголовным делам, на которого распространяются требования Конституции и Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. быть компетентным, независимым и беспристрастным и приобретать свои процессуальные обязанности и права на основании закона.

IIФормально, исходя из критериев, закрепленных в международном праве, народных заседателей можно отнести к категории суд, т.к. они являются неотъемлемой частью юрисдикционного органа, созданы на основании закона и разрешают вопросы входящие в их компетенцию на основе права по окончании организованной процедуры. В реальности же, анализируя суть института народных заседателей Республики Беларусь и их характеристики, возникают сомнения касательно того, созданы ли они согласно закону, являются ли независимыми и беспристрастными. Новации в порядке их отбора только усиливают эти сомнения.

2.1. Можно ли утверждать, что народные заседатели, как сейчас, так и после принятия нового Кодекса о судоустройстве, будут отвечать критерию «создание согласно закону»? Сомнительно. С одной стороны, Кодекс (кодифицированный закон) действительно создает институт народных заседателей, устанавливает требования, предъявляемые к кандидату в народные заседатели, определяет основы процедуры отбора, закрепляет гарантии и основания прекращения статуса.

Но, процедура предварительного и окончательного отбора народных заседателей закреплена в законе в недостаточном объеме, отдавая на откуп исполнительной власти (Совету Министров) и органам местного управления (соответствующим исполнительным комитетом) полномочия по детализированному определению порядка отбора народных заседателей. Закон практически не содержит указаний Совету министров по характеру процедуры отбора, тем самым предоставляя ему неограниченные полномочия по регулированию формирования корпуса народных заседателей.

Следует отметить, что быть народным заседателем – это право, а не обязанность (ст. 133 Кодекса о судоустройстве). Более того, Конституционный Суд Республики Беларусь ранее указывал, что участие граждан Республики Беларусь в качестве народных заседателей при осуществлении правосудия по уголовным делам является одной из форм реализации власти народом (статья 3 Конституции), важнейшим элементом демократического правового государства, дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса (Решение от 17 апреля 2001 г. № Р-114/2001).

Вот только реализовать данное право согласно действующему и будущему Кодексу о судоустройстве будет проблематично. Так, законопроект не уточняет: может ли член трудового коллектива требовать выдвижения его в качестве кандидата в народные заседатели, и по каким основания ему в этом можно будет отказать. Законопроектом не закрепляется гласность процесса предварительного отбора кандидатов в народные заседатели. Неясно, должны ли общественные объединения выдвигать кандидатами лишь своих членов или они могут предложить и иных лиц. После предварительного отбора, критерии которого не определены законом, но до включения в список народных заседателей, у работников исполкома появляется право получения абсолютно неопределенной информации, касающейся кандидата в народные заседатели без уведомления последнего.

Итоговое согласование списка народных заседателей (т.е. судей) и вовсе пройдет в прокуратуре и коллегии адвокатов. Очевидно, что указанные субъекты сами будут определять порядок согласования, не обязательно доступный для участия всех работников прокуратуры или членов коллегии адвокатов.

Безусловно, все эти вопросы вполне возможно предусмотреть постановлением Совета Министров, но без рамочных положений, закрепленных в законе, исполнительная власть будет сама домысливать процедуру формирования корпуса народных заседателей. При этом практически весь процесс создания корпуса народных заседателей – непрофессиональных судей, будет определяться нормативными правовыми актами Совета Министров, исполнительных комитетов, органов прокуратуры и территориальных коллегий адвокатов.

2.2. Пробельное регулирование отбора народных заседателей, закрепленное в нынешнем и будущем Кодексе о судоустройстве,способно поставить под сомнение независимость будущих народных заседателей.

Здесь, прежде всего, следует обратить внимание на процедуру согласования кандидатур народных заседателей. Во-первых, итоговое согласование кандидатур судей (а народные заседатели таковыми и являются) будут производить прокуратура (осуществляющее государственное обвинение во время уголовного процесса) и коллегия адвокатов, члены которой являют собой защиту. Во-вторых, исключение из списка народных заседателей не предполагает объяснения причин. В-третьих, в списках народных заседателей, предоставляемых на согласование, указывается фамилия, имя, отчество, пол, год рождения, место жительства, род занятий народного заседателя.

Таким образом, исключение лица из списка народных заседателей не предполагает указания причин этого, а у представителей обвинения и защиты будут все данные для принятия решений. Т.е., будущий судья будет избран исходя из представлений прокуратуры и адвокатуры о половой принадлежности, года рождения, места жительства и роде занятий «подходящего» судьи. При этом в отношении народных заседателей, оставшихся после согласования списка, можно будет утверждать следующее:

· данные судьи  устраивают прокуратуру и (или) адвокатуру;

· данные судьи не устраивают прокуратуру и (или) адвокатуру, но у одного или обоих субъектов не хватило квоты для исключения того или иного лица из списка народных заседателей.

Соответственно, после утверждения итогового списка народных заседателей, ни один из них не может быть уверен в том, что его статус судьи не зависел от действия или бездействия прокуратуры и (или) адвокатуры. Более того, возможно ситуация, когда тот или иной народный заседатель будет рассматриваться в качестве «своего» или «чужого» стороной обвинения или защиты, что даже без уведомления об этом народного заседателя, может поставить под сомнение независимость и беспристрастность такого члена судебной коллегии в глазах одной из сторон судебного процесса. Причем определить «чужого» народного заседателя будет достаточно просто: достаточно факта утверждения в списке его кандидатуры иным субъектом, уполномоченным на согласование списка народных заседателей.

Также, законопроект способен создать ситуацию дискриминации кандидатов в народные заседатели исходя из их пола, возраста, рода занятий, т.к. только эти данные будут доступны прокуратуре и коллегии адвокатов во время согласования списка народных заседателей. Т.е. право участвовать в отправлении правосудия может быть поставлено в зависимость от предрассудков, убеждений и предшествующего негативного или положительного опыта работников прокуратуры и (или) адвокатуры. В этом плане разительно отличается федеральный закон РФ от 2 января 2000 г. N 37-ФЗ, ясно предусматривающий, что «ограничение права граждан участвовать в осуществлении правосудия в качестве народных заседателей в зависимости от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного положения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям не допускается» (ст. 1).

Вышеуказанные положения законопроекта однозначно противоречат стандартам ООН независимости судей. Народные заседатели (lay judge), будучи непрофессиональными судьями, тем не менее, наряду с профессиональными судьями подлежат защите от вмешательства в их независимость (см. Преамбулу Основных принципов, касающихся независимости судебных органов(утверждены резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 года). Бангалорские принципы поведения судей 2002 г. также указывают на применение их в отношении судей, под которыми понимается любое лицо, наделенное судебными полномочиями и определяемое любым образом. Это подтверждается и Процедурами эффективного осуществления основных принципов независимости судебных органов (Резолюция 1989/60 ЭКОСОС, 24 мая 1989 г.).

Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов также подчеркивают, что при подборе судей не должно быть дискриминации в отношении данного лица по признакам расы, цвета кожи, пола, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения(п. 10). Ни один судья не соглашается на должность в судебных органах на основе назначения или избрания, несовместимых с Основными принципами (Вторая процедура эффективного осуществления основных принципов независимости судебных органов).

В свою очередь Совет по правам человека ГА ООН призвал государства поощрять разнообразие в составе судейского корпуса и обеспечивать недискриминационный характер требований для занятия должностей в судебных органах и отбора кандидатов на них, а также обеспечивать публичный и транспарентный процесс отбора, основанный на объективных критериях, и гарантировать назначение на эти должности лиц, имеющих высокие моральные качества и способности, а также соответствующую подготовку и квалификацию в области права (Резолюция A/HRC/RES/23/6 «Независимость и беспристрастность судебной власти, присяжных заседателей и асессоров и независимость адвокатов»).

Совет Европы также отмечает, что когда положения конституции, законодательных актов или традиции допускают назначение судей правительством, должны существовать гарантии транспарентности и практической независимости процедур назначения судей, а также защиты решений от влияния различных факторов, не связанных с объективными критериями отбора судей (I Принцип, утвержденный Рекомендацией № R (94) 12 Комитета министров государствам-членам о независимости, эффективности и роли судей). Учитывая, что список народных заседателей Верховного суда утверждается Президентом, а местные Советы депутатов участвуют лишь в утверждении списков народных заседателей нижестоящих судов, но не в их формировании, полагаю, вышеуказанная норма применима и в Беларуси.

Скрытые мотивы новаций

В первую очередь, можно понять адвокатов: возможность участия в формировании списка народных заседателей, с которыми им в будущем, возможно, придется «работать», безусловно, будет воспринята адвокатурой положительно.

Преклонный возраст, необязательность наличия высшего юридического образования, профессия, не требующая высокой квалификации, – все это способно превратить народного заседателя в кивалу, дремлющего на процессе, теряющего нить выступления сторон в прениях, игнорирующего право, но обращающего внимание на интересные факты, а также неспособного отстоять свое мнение в совещательной комнате.

В качестве примера проанализируем доступное в справочных правовых системах Решение Минского городского исполнительного комитета от 27 июня 1996 г. № 472, утвердившее состав народных заседателей Минского городского суда.

Список включает 32 человека, 16 из которых женщины, что не позволяет говорить о дискриминации по половой принадлежности. Пять народных заседателей являются пенсионерами. Сведений о высшем образовании нет, а судить по одной лишь профессии проблематично. Разброс профессий следующий: кварцедув, полировщик, проявщик, монтажница, шофер, методист, монтажник-сантехник, лаборант, электромеханик,  санитарка психоневрологического интерната, медрегистратор, (старший) научный сотрудник, (ведущий) инженер, инспектор по труду, зам. начальника по реабилитации, контролер ОТК ПКФ, начальник арматурного цеха, методист-инструктор, бригадиры СУ, машинист по расфасовке антибиотиков, мастер НПО «Агат» и т.д.

К моменту утверждения состава народных заседателей в 1996 г., самым пожилым был народный заседатель 1931 г. р. (65 лет), а самым молодым – 1956 г. р. (40 лет). Среди рожденных с 31-го по 40-ой года насчитывалось 12 человек, из которых четверо с 1931 по 1935 г. включительно; 41-50 гг. – 17 человек, из которых пятеро с 1941 по 1945 г. включительно; трое родилисьв 1956 г. Таким образом, народными заседателями были утверждены преимущественно лица, достигшие возраста 50 лет.

Приведенные данные ни в коем разе не могут свидетельствовать о какой-то неспособности указанных лиц к ответственной работе, требующей концентрации внимания. Но, назвать указанных лиц судьями язык также не поворачивается. Ведь в отличие от присяжных заседателей – triers of facts (судей фактов)– отечественные народные заседатели являются также и судьями права. Они не могут уклониться от вопросов права, т.к. в противном случае это будет означать, что обвиняемый был лишен правосудия.

Может ли лицо без юридического образования, в предпенсионном возрасте, с опытом работы, не требующей принятия самостоятельных и (или) «судьбоносных» решений, в один момент превратиться в судью, способного вершить правосудие по уголовным делам, где минимальная ставка –лишение свободы на срок свыше 10 лет или пожизненное заключение, а максимальная – высшая мера наказания? Полагаю, что нет. Адвокаты, очевидно, будут такого же мнения.

И именно желанием повысить вероятность попадания в народные заседатели лиц, способных в наибольшей степени нести почетную и серьезную ношу народного правосудия, полагаю, можно объяснить положения законопроекта в части согласования списков народных заседателей с прокуратурой и адвокатурой. Но, как известно, благими намерениями дорога вымощена в ад. Подобный косметический ремонт судебной системы лишь отодвинет нормальную конституционную реформу, создав иллюзию эффективности латания дыр и накладывания заплат на законодательство о судоустройстве.

Заключение

1. Реформа порядка формирования корпуса народных заседателей судов общей юрисдикции Республики Беларусь направлена на увеличение количества народных заседателей и повышение их «качества». При этом реального улучшения качества правосудия ожидать не стоит, т.к. не имея юридического образования  и опыта правоприменения в сфереуголовного права, человек из народа едва ли сможет быть квалифицированным судьей, рассматривающим уголовные дела по тяжким и особо тяжким преступлениям. Рассмотрение же уголовных дел несовершеннолетних обвиняемых требует, в первую очередь, педагогического или психологического образования.

2. В законопроекте практически отсутствуют рамочные условия предварительного отбора кандидатов в народные заседатели и формирования списка народных заседателей, что позволит Совету Министров самостоятельно регламентировать судоустройство в нарушение конституционного требования об определении судоустройства законом Парламента.

3. Законопроект предусматривает возможность практически неограниченного доступа работников исполкомов к сведениям о тайне личной жизни потенциальных кандидатов в народные заседатели, без уведомления последних о получении таких сведений.

4. Несмотря на закрепление в действующем Кодексе о судоустройстве права быть народным заседателем, положения законопроекта ставят это право в полную зависимость от работников исполкомов, прокуратуры и коллегий адвокатов.

5. Положения законопроекта о согласовании списка народных заседателей с соответствующей прокуратурой и коллегией адвокатов с предоставлением последним права исключить до 25 процентов народных заседателей, ставит будущих судей в зависимость от стороны обвинения и (или) защиты. Указание в списках народных заседателей, предоставленных на согласование, сведений о Ф.И.О., месте жительства, роде занятий, половой принадлежности и возрасте народных заседателей, способно создать ситуацию дискриминации в зависимости от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного положения.

6. Повысить эффективность участия населения в отправлении правосудия, полагаю, можно лишь тремя способами: 1) создать аналоги мировых или магистратских судов, рассматривающих незначительные дела, не требующие от их судей юридического образования; 2) создать суд присяжных, являющийся судом лишь фактов или 3) ввести выборы народных заседателей на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права, как в БССР.