Американские крылья для Советов

В России приняты специальные законы, устанавливающие ответственность за фальсификацию истории. Белорусские власти тоже осуждают фальсификаторов, но пока ограничиваются политическими и идеологическими мерами. Например, регулярно пересматривают содержание учебников и школьных программ, исключая из них ошибочные, с их точки зрения, факты и аргументы. Дабы восторжествовала объективная истина и чистая правда.

Это сложная задача даже для школьной истории, но гораздо труднее выработать нужные стандарты обширной исторической литературы вообще – научной, научно-популярной, мемуарной, публицистической, которая создавалась различными авторами в разные времена. Авторы отличались пристрастиями, а «объективность» в разные эпохи была разной.

Естественно, что многие читатели способны «правильно» читать исторические книги. Особенно самые квалифицированные из них, как, например, министр культуры РФ, профессиональный историк и писатель Владимир Мединский, сочинивший серию книжек «Мифы о России», в которых он пытается развенчать негативные стереотипы о России и предлагает новый взгляд  на российскую историю. Весьма, по его же признанию, оригинальным способом: «Везде есть исторические разночтения. Я всегда беру ту точку зрения, которая работает на книгу... Я не знаю правды и боюсь, что никто не знает правды, но та цифра мне приятнее, она работает на мою концепцию».

Замечательно. Министр культуры разрешает читать все, говорить все, но никогда не сможет сказать правду. Не может и солгать. Можно вообще ничего не читать, включая «приятную» правду Мединского. Это и есть новая культурная политика и новая история России. Впрочем, особой новизны здесь нет: они все больше наследуют советскому агитпропу, хотя и отличается большей свободой в трактовках широко известных исторических фактов.

Сейчас, в канун 70-летия завершения Второй мировой войны, старые и новые мифы активно используются официальной пропагандой и широко тиражируются в СМИ, включая желтую прессу. Если прежде эта работа выполнялась на уровне «фундаментальной» пропаганды, то сейчас она главным образом реализуется в масс-медиа, на уровне трепа второстепенных деятелей. Категорично и голословно. Как у Мединского, который в нашумевшем интервью «Экспресс-газете» бегло и, по его мнению, доказательно опроверг основные вражеские мифы, которые сам же и сочинил. Например, он заявил, «что вклад ленд-лиза в экономику СССР в период войны – 4%. Из 50 миллиардов долларов, в которых оцениваются все поставки США, СССР получил менее десяти. Зато 31 миллиард получила Великобритания. Не надо забывать – ленд-лиз не был бесплатным. Мы за все заплатили икрой, мехом и золотом».

Весьма категорический вывод для историка, который концептуально в своих рассуждениях опирается только на удобные факты. Настолько удобные, что можно обойтись без них вообще. И по соображениям «текущего момента» требуется в очередной раз принизить роль союзников в войне, и вновь распространяется «правда», которую придумали еще при Сталине.

Первую официальную историческую оценку роли ленд-лиза дал председатель Госплана Николай Вознесенский в 1948 году: «…если сравнить размеры поставок союзниками промышленных товаров в СССР с размерами производства промышленной продукции на социалистических предприятиях СССР за тот же период, то окажется, что удельный вес этих поставок по отношению к отечественному производству в период военной экономики составит всего лишь около 4%».

Цифра в 4% была опубликована без дальнейших комментариев и вызвала много вопросов. В частности, было неясно, каким образом Вознесенский и его сотрудники вычислили эти проценты. Оценить советскую экономику в денежном выражении было затруднительно из-за отсутствия конвертируемости рубля. Если счет шел на единицы продукции, тогда непонятно, каким образом танки сравнивались с самолетами, а продовольствие – с алюминием.

Как известно, сам Вознесенский был вскоре арестован и расстрелян, и потому методологических пояснений дать не мог. Тем не менее, его оценка в дальнейшем часто упоминалась в научной и популярной советской литературе. 4% – это, в общем, немного (и на этой «правде» выросли поколения советских людей). Вернее, настолько мало, что даже маршал Жуков возмутился: «Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали... Но ведь нельзя отрицать, что американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну... У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой. А сколько они нам гнали листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью? А сейчас представляют дело так, что у нас все это было свое в изобилии».

От маршала, конечно, можно было бы ожидать и более точных оценок. А вот Анастас Микоян, нарком внешней торговли, с 1942 года руководивший приемом союзных поставок по ленд-лизу, считал, что «без ленд-лиза мы бы наверняка еще год-полтора лишних провоевали».

Безусловно, СССР разбил бы захватчика и без американской помощи, поскольку объективно имел большую ресурсную базу, в том числе – людскую. Исходя из этого можно утверждать, что благодаря ленд-лизу удалось избежать дополнительных – и существенных – человеческих потерь (солдат всех фронтов и всех армий, включая немецкую).

Принято считать, что американцы, тем не менее, потребовали от СССР возместить их затраты по ленд-лизу. У этого утверждения имеется сильнейший негативный психологический подтекст. В действительности же ситуация была принципиально иной. Сразу после войны США направили странам, получавшим помощь по ленд-лизу, предложение вернуть уцелевшую военную технику и погасить долг для получения новых кредитов. Поскольку закон о ленд-лизе предусматривал списание использованного военного оборудования и материалов, американцы настаивали на оплате только гражданских поставок: железнодорожного транспорта, электростанций, пароходов, грузовиков и прочего оборудования, находившегося у стран-получателей по состоянию на 2 сентября 1945 года.

Не таким уже крохобором оказался дядюшка Сэм. Во-первых, за уничтоженную в ходе боев военную технику США возмещения не требовали. Во-вторых (что было совершенно непривычно для советских людей) Штаты действовали не только в рамках закона о ленд-лизе, но и сами их действия полностью определялись этим законом. В-третьих, выплата долга не требовала от должников каких-то чрезмерных усилий, поскольку открывала дорогу для получения новых кредитов. В-четвертых, сумма долга, образовавшаяся после исключения из общей стоимости списанной военной техники, многократно уменьшалась по сравнению с первоначальной. В-пятых, допускалась оплата долга с многолетней рассрочкой.

После всех послевоенных уточнений размер обязательств Великобритании перед США составил 4,33 млрд долларов, перед Канадой – 1,19 миллиарда. Последний платеж в размере 83,25 млн долларов (в пользу США) и 22,7 млн (Канада) был осуществлен 29 декабря 2006 года. Основной долг компенсировался за счет нахождения американских баз на территории Великобритании.

Из имевшихся к 1945 году в Красной Армии 655 тыс. грузовиков 427 тыс. прибыли по ленд-лизу. Всего СССР получил от союзников (доля США – 96,4%) 22.150 самолетов, 12.700 танков, 13 тыс. орудий,  35 тыс. мотоциклов,  2 тыс. паровозов,  281 военный корабль, 128 транспортных судов, 11 тыс. вагонов, 2,1 млн тонн нефтепродуктов, 4,5 млн тонн продовольствия, 1,2 млн тонн химических веществ и взрывчатки, 3 ледокола, 15 млн пар обуви и другие материалы.

По подсчетам американской стороны, всего за время войны из США в Россию по ленд-лизу было поставлено военного снаряжения, а также различного оборудования и материалов на сумму 11.054.445.750 долларов. В ценах 2008 года это составляет около 140 млрд долларов. Сумма значительная даже для современной России, что уж тут говорить о тогдашнем СССР.

Деньги счет любят – и это обстоятельство неизбежно порождало недоразумения, в том числе и морального свойства, между заимодавцами и должниками в послевоенное время. Как это часто бывает, первые, сделанные по горячим следам, оценки не отличались точностью, потому вызывали неизбежные и горячие споры и, таким образом, в течение длительного времени фигурировали в качестве никем не доказанных и никем не опровергнутых требований. Благодаря этому некоторые из них сохраняют актуальность до настоящего времени.

Только в июне 1990 года был установлен новый срок окончательного погашения задолженности – 2030 г., и сумма – 674 млн долларов. После распада СССР долг за американскую помощь был переоформлен на Россию. По состоянию на 2003 год Россия должна примерно 100 млн американских долларов.

Таким образом, из общего объема американских поставок по ленд-лизу в 11 млрд долларов, СССР, а затем Россией, было оплачено 722 млн долларов, или около 7%. Однако, следует отметить, что в 1990 году покупательная способность доллара была в 7,7 раза ниже, чем в 1945 году. Следовательно, при условии выплаты 674 млн долларов в 1990 году, общий объем советских выплат в ценах 1945 года составил бы около 110 млн, то есть около 1% от суммарной стоимости поставок по ленд-лизу. Но поскольку долг был погашен только к 2009 году (премьер Путин заявил, что Россия рассчиталась по всем своим международным обязательствам), сумма ее выплат сократилась практически до нуля.

Действительно, заплатили сполна. И остались со своими мехами, золотом и икрой.