Зла не хватает

Склонность к принятию простых решений чревата большими осложнениями

Правительство сообщило гражданам о том, что в первом полугодии нынешнего года достигнуты прогнозные уровни по 14 из 16 важнейших параметров прогноза социально-экономического развития. Как всегда, не выполнены прогнозы по внешней торговле: объем экспорта в фактических ценах хоть и увеличился до 122,4% к январю-маю 2005 года (прогноз 108,5-109,5%), но объем импорта еще больше – до 142,4% (прогноз 108-109%).

Таким образом, вновь во внешней торговле сложилось отрицательное сальдо, которое на этот период в прошлом году фиксировалось положительное. Было плюс 296,5 миллиона долларов, стало – минус 765,5 миллиона.

Как отмечается в докладе Минстата, негативное влияние на формирование сальдо внешней торговли товарами оказало также резкое сокращение экспорта калийных удобрений. По сравнению с январем-маем 2005 г. в стоимостном выражении объем поставок сократился на 35,3%, или на 146,3 миллиона долларов.

Кстати, об этом много говорилось в независимой прессе, проблема обсуждалась народом в Солигорске, где шахтеров перевели на «диетический» паёк, а у бюджетников столичной области, которых содержат шахтеры, начались задержки с выдачей заработной платы. Общественность знает, что во всём виновен «неумелый менеджмент», знает даже имена конкретных менеджеров, но не рассчитывает на то, что их за это накажут – уж больно звонкие у них имена. А сами себя не высекут, не те люди.

Импорт увеличился прежде всего за счет роста ввоза сырья и факторов производства, но в некоторой степени и по причине роста реальных денежных доходов населения, а также активной политики банков в области кредитования его потребительских нужд. В частности, импорт автомобилей увеличился в 1,5 раза, на 91,3 миллиона долларов.

То есть потрачена валюта, которая могла быть использована для приобретения продукции белорусских фабрик и заводов. Но, слава Богу, в Беларуси автомобили не производят, потому их ввоз можно ограничить повышением таможенных пошлин, но нельзя запретить. А вот многое и многое другое мы производим – от зубной пасты, утюгов, кастрюль до холодильников, телевизоров, мебели. Или можем наладить производство. Пускай продукция будет «не совсем того качества», но если запретить к ввозу товары-аналоги, то (куда денешься) придется покупать. Поэтому уже несколько лет торговле доводятся нормы реализации отечественной продукции. А сейчас в правительстве созрела идея составить список товаров, запрещенных к ввозу в Беларусь. Попросту говоря, убрать конкурентов всем этим «КИМам», «Спартакам», «Коминтернам».

Моветон, разумеется, но на гомельском швейном был осуществлен, однако, кажется, провалился, проект пошивки фраков «для широких слоев населения». А Лукашенко не так давно, давая оценки работе легпрома, обвинил швейников в том, что шить они не умеют. Лекала не те? «Так украдите!» – в сердцах бросил президент.

Как видим, вполне можно обойтись без лекал, создав дополнительные рабочие места для вполне безуспешных борцов за качество.

Все еще помнят, как в магазинах селедку заворачивали в лучшем случае в оберточную бумагу, в худшем – в газеты, а часто просто в старые накладные. Ассортимент промышленных товаров не обновлялся десятилетиями, выпускались несколько утвержденных типов телевизоров, стиральных машин и прочего, все отличия которых друг от друга сводились к разной фурнитуре да марке завода-изготовителя.

Сколько партия и правительство ни призывали, ни заставляли, ни стимулировали внедрять новое, всё оставалось по-старому.

Да, ныне прилавки с товарами отечественного производства выглядят гораздо привлекательнее. Но произошло это не потому, что правительство проводит сверхмудрую промышленную политику, а потому, что производитель любого товара получил зарубежного конкурента. Чтобы выжить, пришлось менять технологии, принципиальные схемы, заботиться о дизайне, о привлекательной упаковке, о рекламе, наконец. Иначе бы никогда и не выбраться из застойного экономического болота.

Что еще не менее важно, для участия в ценовой конкуренции пришлось думать, как уменьшить затраты, как на самом деле сэкономить на энерго- и материалоресурсах. Успехи тут невелики в силу неэффективности, общей запущенности технологий, инфраструктуры, нижайшей культуры производства (вернее, полного бескультурья), если сравнивать с европейским уровнем.

Если же вновь удушить конкуренцию, то всё возвратится на круги своя: необходимость экономить, внедрять новое, искать рынки сбыта будет утрачена. Как показывает опыт, вполне возможно – навсегда.

И, как всегда, нашего согласия никто не спрашивает. Просто зла не хватает на этих «отцов народа».

По причинам технологическим, техническим, организационным, психологическим и т. д. в очередной раз не выполнен показатель снижения энергоемкости ВВП. За год он должен снизиться на 6-7%, но в январе-мае снизился только на 1,5%. Поэтому с общественностью тема строительства АЭС уже не обсуждается хотя бы для формы. Будем строить и всё. Будто бы и не было Чернобыля, будто бы он и не забрал денег больше стоимости произведенной электроэнергии.

«Нет, – говорят, – альтернативы!» У всех есть, а у нас нет. Когда в Беларуси будет произведен первый киловатт энергии «мирного атома», в Германии прекратит работу последняя АЭС. А ведь атомные станции обеспечивают 26% энергопотребностей страны. На долю бурого и каменного угля приходится соответственно 25 и 22%. Газ и возобновляемые источники энергии обеспечивают 11 и 10%. А к 2023 году, что оговорено в специальном законе, возобновляемые источники полностью заменят АЭС. И в стране (журнал «Германия»): «больше не будет радиоактивных отходов, испускающих излучение сотни тысяч лет, и утилизация которых стоит миллиарды евро».

Немцы экономят деньги, пытаются сохранить окружающую среду, обезопасить жизни людей. Нам же на эти «высоколобые» соображения наплевать. Иной не видим альтернативы…

Традиционные технологии будут совершенствоваться, станут более экономичными и экологически адекватными. А нетрадиционные войдут в таком наборе: геотермальные (этот вид можно использовать в любых климатических условиях), ветряные, так называемые «пассивные дома» (они уже построены и строятся в Германии), «человеческая батарея» – для обогрева дома достаточно тепла двух человеческих тел – и прочее, перечисление которого заняло бы слишком много места. Технологические подробности для их изложения требуют профессионализма. Но креативные способности немецкого гения – исторический факт, а он не всегда бывает злым. И к выполнению прогнозных показателей способен не менее нашего «огромного научного потенциала».

Руководитель отдела строительства, энергетики и защиты окружающей среды Федерального союза по защите прав потребителей Хольгер Кравинкель вообще грядущий энергетический кризис считает проблемой несерьезной. Он считает, что Германии не нужны 40 из 70 действующих в стране электростанций. И подкрепляет свои выводы расчетами. Так, если все старые здания в Германии утеплить по новым техническим правилам, то можно сэкономить половину потребляемой энергии, 4,5 электростанции были бы не нужны, если бы все насосы и все вентили системы отопления оптимально использовали вырабатываемое в котельной тепло. Энергосберегающие лампы – это еще полстанции.

И в федеральном правительстве считают, что будущее за предельно экономичными строительными технологиями. Им поддерживается также строительство новых пассивных домов, таких, что не только резко снижают энергопотребление, но и способны вырабатывать, направляя избыток в энергосеть.

Подчеркнем, речь идет не о чудаках-изобретателях, речь идет о хорошо продуманной политике, в исполнение которой вовлечены солидные компании и население.

Новейшие же наши агрогородки строятся по старинке: лишь бы в щели не дуло.

Если так, то нам одной АЭС явно не хватит...

Метки