Строители без потребителей

В советские времени бытовал такой парадокс: советский человек на плакатах и в передовицах газет часто именовался «строителем коммунизма» или творцом «светлого будущего», однако потребителем всего этого он не считался никогда. Официально сообщалось, что потребителями «коммунизма» станут некие «потомки», неофициально его потребляла номенклатура, но для народа плоды его трудов не предназначались ни в лозунгах, ни на практике. Например, если человек выполнял и перевыполнял планы и задания на производстве, то он был «строитель коммунизма» и передовик. А вот когда употребляет «чарку и шкварку» у себя на кухне – то был уже своего рода скрытым врагом, испорченным буржуазным потребительством. Конечно, советская власть понимала, что совсем ничего не потреблять «строитель коммунизма» не может – с голоду помрет; но всячески осуждала потребительство как «буржуазный пережиток».

Трудиться – это хорошо, но пользоваться плодами своего труда – это уже  буржуазное вырождение. И где-то в подсознании такие представления прочно засели и у нашей власти. Отсюда – упор на производство и вал, в то время как торговцы и потребители – это уже «вшивые блохи» и почти асоциальные элементы, пьющие соки из государства. В Беларуси коммунизм уже вроде и не строится, но идеологические установки правящего класса на практике изменилась мало. Власть воспринимает свой народ исключительно как строителя чего-то (чего именно – сегодня никто определенно не скажет), но вовсе не как потребителя плодов труда своего. От результатов труда этого человек канонически отчужден. В результате Беларусь объявлена строго экспортоориентированной страной и, следовательно, потреблять произведенное белорусами должны где-то в России или в Африке. Либо, как уже сказано, «потомки».

Как известно, продажи наших товаров за рубежом повесили на посольства, превратив их в своеобразные торговые дома, при этом не предоставив посольствам никаких рычагов влияния на производителей. Как в связи с одним показательным примером отмечает директор компании «Атлант-М» Олег Хусаенов, «они (представители белорусского посольства – Ю.П.) замучились, став, по сути, офисом продаж тракторного завода. Потенциальные партнеры постоянно высказывают какие-то претензии к нашему производителю, а завод отвечает примерно так: «Продавайте то, что есть». Эта пирамида поставлена с ног на голову». Но для белорусского способа хозяйствования это в высшей степени типично: наша экономика ориентирована на производителя, потребитель в действительности значения не имеет – даже если он из будущего или из Африки.

Итак, мы производим ради производства. Белорусские товары хороши и удобны только для производителя, для большинства потребителей они либо слишком дороги, либо нехороши, либо то и другое вместе. Соответственно, эти во многих отношениях удобные товары у производителя, как правило, и остаются. Внутренний рынок в стране не развит, его развитие искусственно сдерживается. Модернизация начинается со станков и на них же заканчивается, т.е. ориентирована только на обновление «железа», а не на оптимизацию взаимоотношений с потребителем. Строго и четко планируется, где какой станок будет стоять, но по поводу рынков сбыта и маркетинговой стратегии речи, как правило, не ведется.

В отличие от Беларуси, во многих странах мира люди воспринимаются не только как производители и строители чего-то, но – и прежде всего – как потребители. Эта их функция всячески стимулируется и приветствуется. Возможно, такая однобокость тоже не совсем правильна, но хотя бы склады не перегружены невостребованной на рынке продукцией. Зачем что-то производить, если это что-то некому потреблять – кроме потомков из «светлого будущего», как у советских идеологов?

В принципе, с позиций эффективной рыночной экономики производитель – последнее звено в производственно-товарной цепи. На первом месте потребитель, потом – торговец, и лишь затем – производитель. У нас же все перевернуто с ног на голову. Гегемония производителей, гегемония тех, кто управляет производителями. А жизнь, между тем, не стоит на месте, все меняется – и сегодня просто учета абстрактных интересов потребителя уже недостаточно. С потребителем надо работать, его надо создавать, его нужно обучать и совершенствовать.

Следует, однако, отметить, что белорусская торговля в последние годы активно перестраивалась, поворачивалась лицом к потребителю, так сказать. Особенно это касается торговых сетей с участием иностранного капитала. Процесс, который мало затронул основных белорусских производителей и экономические власти. Более того, власти продолжают упорно бороться с торговыми сетями, которые ориентированы на запросы потребителя, а не «отечественного производителя». Видимо, опять на «потомков» и на Африку вся надежда.