Минский саммит и его итоги для белорусской власти

Хотелось бы начать с дискуссии по вопросу о сущности минского саммита так называемой Нормандской четверки. Противоположные позиции были озвучены известным британским политическим аналитиком, редактором влиятельного издания The Economist Эдвардом Лукасом и профессором кафедры политологии Киево-Могилянской академии Алексеем Горанем. По мнению Лукаса, следует приветствовать гуманитарный аспект прекращения огня, особенно если он будет сопровождаться обменом военнопленных. «Однако с точки зрения европейской безопасности – это, в самом деле, черный день. Россия подорвала систему безопасности, которая десятилетиями гарантировала нам спокойствие и свободу и сделала это безнаказанно. То, что мы увидели в Минске, было переговорами об условиях капитуляции, а еще хуже тот факт, что так много людей, которые это не понимают» [1].

Украинский политолог Горань позитивно оценил подписанные договоренности о прекращении огня и отметил, что полностью согласованные позиции Украины и Евросоюза не дали В. Путину возможностей выторговать для себя политические уступки. «Для Украины очень важным является пункт про необходимость вывода иностранных наемников и незаконных формирований с ее территории. Это означает, что так называемые российские добровольцы, среди которых есть чеченцы и казаки, будут вынуждены покинуть территорию Украины. В настоящее время происходит чрезвычайно сильное давление на Путина. В Минске мы увидели абсолютно согласованную позицию Украины и Евросоюза. Это было серьезное давление на российского лидера. Если он рассчитывал, что, начав эскалацию конфликта перед встречей в Минске, он получит больше уступок, то он сильно ошибся. Его расчёт не сработал и никаких автономных республик в составе Украины, размером с Луганскую и Донецкую области он не получил. В документе говорится только про особые районы Донецкой и Луганской областей» [2].

Еще одним серьезным дипломатическим поражением российской стороны, по мнению профессора Гораня, остается непризнание ни Захарченко, ни Плотницкого в качестве официальных представителей ДНР и ЛНР. «Лидеры (сепаратистов – зам. автора) фигурируют в документе, как просто Захарченко и Плотницкий, нет никаких упоминаний про их должности и вообще ни слова про самопровозглашенные образования. Это свидетельствует о том, что план Путина легитимировать сепаратистов провалился. Но какими бы красивыми не были соглашения, всегда остается вопрос об их исполнении» [3]. Хорошо известно, что первый мирный план, подписанный в сентябре 2014 г. был сорван В. Путиным и сепаратистами. Во вторник 17 февраля 2015г., когда пишется этот материал, перемирие не соблюдается в Дебальцево и отдельных районах Донецка и Луганска.

Но, на наш взгляд, не это волнует авторитетного британского эксперта по восточноевропейскому постсоветскому региону, а значительные уступки украинской стороны, которые попали в текст соглашения и которые, несомненно, использует В. Путин и зависящие от него сепаратисты из Донбасса. О чем же конкретно идет речь? Новые минские соглашения, заключенные на прошлой неделе, в результате многочасовых переговоров между П. Порошенко и В. Путиным при посредничестве канцлера ФРГ и президента Франции, почти ничем не отличаются от прошлогодних минских договоренностей. Но все же, как справедливо указывает белорусский политолог Денис Мельянцов, «соглашение «Минск-2» отличается от соглашения «Минск-1» своим одиннадцатым пунктом: в нем прописывается требование конституционной реформы и фактической автономии для сепаратистских регионов. Я думаю, что оставшиеся 10 часов участники переговоров решали, как сохранить лицо П. Порошенко, чтобы он мог спокойно вернуться в Киев» [4].

По мнению директора исследовательских программ Финского института международных отношений Аркадия Мошаса, «эти соглашения менее выгодны для Украины, чем «Минск-1». Вместе с тем, по сравнению с сентябрем 2014 г., серьезно изменился контекст переговоров. Сегодня Украина не является страной, потерпевшей военное поражение, изменения в военном механизме идут в позитивном направлении. Сегодня российская экономика не находится в том состоянии, в котором она находилась еще пять месяцев тому назад. МВФ неслучайно именно сейчас заявил о программе масштабной помощи Украине. В экономическом плане Запад не даст Украине развалиться, а что будет с Россией, не очень понятно. Сегодня Запад выглядит значительно более консолидированным, чем был во время подписания «Минск-1». Уже после подписания соглашения «Минск-2» канцлер А.Меркель заявила, что санкционное давление на Россию будет продолжено» [5]. Учитывая все сказанное выше, эксперт программы «Пражский акцент» Белорусской службы Радио Свобода выразил сомнение в том, что последние минские соглашения приведут даже к прекращению огня.

Известный белорусский политолог Валерий Карбалевич также обращает внимание на эту проблему. «Как и в сентябрьских соглашениях, в подписанных сейчас документах, не упоминаются ни ДНР, ни ЛНР. Это означает, что даже Россия признает юрисдикцию Украины над этими территориями. Данный факт следует считать важной уступкой со стороны Москвы. Однако установление контроля Украины над захваченными сепаратистами территориями жестко увязывается с проведением так называемой конституционной реформы, предоставлением Донецкой и Луганской областям значительной автономии. Это – уступка со стороны Киева, так как в соглашениях от 5сентября и речи не было о конституционном закреплении автономии» [6]. Я полностью согласен с автором, который скептически оценивает перспективы решения указанной политической проблемы в ближайшее время.

«Таким образом, если мирное урегулирование, разведение войск удастся реализовать, а политическое урегулирование – нет, то мы получим классический замороженный конфликт, похожий на Приднестровье или Нагорный Карабах. И это не худший вариант, если исходить из нынешнего соотношения сил. Он в определенном смысле мог бы на время удовлетворить всех. Если горячей войны нет, сохраняется холодный мир, а политическое урегулирование можно вести годами. Пусть контактная группа переселяется в Минск, а Александр Григорьевич обеспечит участников не только горячим питанием и кофе, но и удобным жильем» [7].

Я считаю, что следует отдать должное главе белорусского государства, который сделал все от него зависящее, чтобы принять на самом высоком уровне трех президентов и канцлера. Но у него просто не останется времени на то, чтобы возиться в этом году с контактной группой по Украине. Если не будут внесены фундаментальные изменения во внешнюю и внутреннюю политику Беларуси, Александру Лукашенко придется убеждать теперь своего «лучшего друга» Владимира Путина, в том, чтобы тот сохранил для Беларуси статус члена ЕАЭС. В противном случае, Республике Беларусь не избежать «конституционной реформы» по Крымскому и Донбасскому сценарию.

Следует сказать, что официальные белорусские власти сделали все, чтобы в самом выгодном свете показать роль главы белорусского государства в организации саммита в столице Беларуси. «Минск созвучен миру», писала одна из официальных газет. «Вчера к нашей столице было приковано внимание всего мира. С самого начала украинского кризиса президент Беларуси Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал готовность сделать все возможное, чтобы остановить вооруженный конфликт в соседней стране. При этом белорусский лидер всегда утверждал: мы не напрашиваемся в миротворцы и не делаем из этого пиар» [8].

К огромному сожалению, ничего, кроме «пиара», не получилось. В кулуарах саммита получил подтверждение тот факт, что белорусский лидер не готов менять политику: реально уходить от экономической и культурной зависимости от России. Для этих целей следовало давно создать самый тесный союз с новым руководством Украины, учитывая то обстоятельство, что между нашими государствами не осталось никаких нерешенных проблем, как заявил перед началом переговоров президент П. Порошенко.

Вместо этого, не извлекая никаких уроков из украинского кризиса, власти Беларуси решили двигаться проторенным курсом популизма и сохранения авторитарных порядков, рассчитывая, что и в 2015 г. (год выборов главы государства) за них заплатит руководство Российской Федерации. Именно так следует расценить интервью А. Лукашенко российскому телевидению. В нем в частности говорится: «Если вы думаете, что это (саммит в столице Беларуси – зам. автора) причина мне куда-то повернуться – выбросьте это из головы. Этого, во-первых, никогда не будет. Во-вторых, открыто говорю, меня и не приглашают и там не ждут. А в-третьих, мы же с вами русские люди, про что тут говорить. Мы с вами являемся людьми, которые родились на одной и той же земле, у нас общая история, у нас общие взгляды. И, наверно, немаловажно, как бы там не думали про наши отношения с президентом России, мы друзья. Вот из этого и надо исходить» [9].

К этим откровениям А. Лукашенко следует сделать несколько замечаний. Во-первых, визит А. Меркель и Ф. Олланда в Минск следует рассматривать как важный позитивный символический жест. Лидеры Германии и Франции не забыли о европейской принадлежности Беларуси, какой бы ни была политика ее нынешнего руководителя. Во-вторых, Республика Беларусь достойна того, чтобы стать со временем членом Европейского Союза, как и Украина, необходимо только изменить курс президента, или самого главу государства, который уже 20 лет не справляется с очень важными реформами. В-третьих, наверное, А. Лукашенко считает себя русским человеком, но какое у него право говорить от имени всего белорусского народа? Попытки извлечь личные выгоды из подобной позиции помогали ему в течение двух десятилетий оставаться у руля государства. Но в 2015 г. они обречены на провал, так как его личный друг В. Путин стал на путь собирания «русских земель» из всего постсоветского пространства. Конкурировать с ним бедная и слабая Беларусь не в состоянии. Кроме того, денег у кремля может не хватить на содержание «русского по духу», но не входящего в Российскую Федерацию суверенного государства.

Наверно, осознавая свои непростые перспективы в 2015 г., А. Лукашенко разразился в том же интервью полностью противоречивым тезисом о месте Беларуси в Евразийском экономическом союзе: «Кто-то стремится меня упрекнуть – я отслеживаю это после нашего диалога с журналистами, что А. Лукашенко хочет выйти из Евразийского союза. Да господь с вами! Все значительно проще. Почему этот вопрос возник? У нас оппозиция начала упрекать меня и власть в том, что мы подписали такое соглашение, из которого невозможно выйти. Я реагирую на это просто – вы читайте соглашение. Ни одна страна не заключает договоры, из которых невозможно выйти. Если уже очень больно и тесно, то из любого соглашения можно выйти, в том числе и из Евразийского экономического союза» [10].

По нашему мнению, это пример обычного торга белорусского лидера, обращенный в сторону руководства России. Если в союзе так «больно» и «тесно», то зачем его было заключать? Вопрос риторический. Но В. Путин, наверно, уже не ограничится уровнем интеграции, достигнутым с Беларусью в рамках ЕАЭС, при любом развитии украинского кризиса.

Если он получит решительный отпор в Донбассе, возникнет соблазн перейти в наступление на «белорусском фронте» и принудить своего друга и истинно русского человека А. Лукашенко стать лидером Белорусской автономной республики в составе РФ. Если тот откажется, то придется заменить его местными Захарченко или Плотницким. Перед данной операцией следует с помощью экономических инструментов обвалить электоральный рейтинг А. Лукашенко до уровня 2011 г. У этого сценария есть, правда, один важный минус. Финансово Россия уже не сможет поддерживать существующий невысокий жизненный уровень населения Беларуси. Но кто говорит, что во имя величия единой славянской державы, не стоит идти на жертвы. В случае если мы получим замороженную политическую ситуацию на юго-востоке Украины, похожую на Приднестровье и Нагонный Карабах, материальных ресурсов в руках В. Путина останется больше для окончательного решения белорусского вопроса в 2015 г.

Единственным выходом и для страны, и для власти (наступил такой редкий момент истории, когда их коренные интересы совпали) является проведение реформ. Необходимо в этом вопросе учиться у новой власти в Украине. Глубоко заблуждаются те политики и политологи, которые считают, что надо оставить А. Лукашенко в покое, ибо он хотя бы гарантирует суверенитет государства. Украинский кризис должен научить тому, что если Европейский Союз поступит подобным образом, то просто облегчит Путину решение белорусского вопроса полностью и окончательно путем инкорпорации страны в состав России. К большому сожалению, минский саммит закончился провалом для его главного организатора – А. Лукашенко, который даже не приблизился к пониманию данной проблемы и не продемонстрировал воли и решимости бороться с растущей российской угрозой за независимость Беларуси.

Примечания

1. Гл.: Эдвард Лукас: Расія безпакарана падарвала еўрапейскую сістэму бяспекі // Радыё Свабода 12.02. 2015.

2. Гл.: Гарань: Пуцін не атрымаў у Менску ніякіх саступак // Радыё Свабода 12.02. 2015.

3. Там же.

4. Гл.: “Менск-2”: гібрыдны мір // Радыё Свабода 13.02.2015.

5. Там же.

6. В. Карбалевіч. Менскі мір // Радыё Свабода. 13.02. 2015.

7. Там же. Гл.: М. Бугай. Ніхто не ведае, што думае Пуцін // Наша ніва. 11.02 2015. Автор последнего материала подробно останавливается на предыстории минского саммита 10-11 феврале 2015 г. Она начинается на Мюнхенской конференции по европейской безопасности 7-8 февраля, после ее завершения, в воскресенье А. Меркель нанесла неожиданный визит президенту США Б Обаме, чтобы согласовать позиции Запада по украинскому кризису. В четверг вместе с президентом Ф. Олландом она отправилась в Киев, а в пятницу – в Москву. Канцлер ФРГ высказалась достаточно откровенно по вопросу украинского кризиса: «поскольку Киев не может победить в войне с Россией, то лучше согласиться на временные границы, сохранить жизни людей и сохранить их веру в лучшее будущее».

8. Гл.: “Мінск” сугучнае з “Мір”// Звязда 12 лютага, 2015.

9. Гл.: Лукашэнка: Калі ўжо вельмі балюча і цесна, то зь любой дамовы можна выйсці // Радыё Свабода 14.02.2015.

10. Там же.