«Репродуктивный труд» как форма насилия

С 25 ноября по 5 декабря 2014 года в Минске проходил выставочно-дискуссионный проект «Феминистская (арт) критика», который был приурочен к международной кампании «16 дней против насилия над женщинами». Соответственно основная цель проекта заключалась в артикулировании проблематики насилия посредством разнообразных форм арт-высказывания и феминистского взгляда на данную проблематику. Художницы, активистки, исследовательницы из разных стран бывшего Советского Союза собрались вместе, чтобы проговорить и привлечь внимание общественности к различным формам дискриминации в отношении женщин, опираясь и нас своей персональный опыт. Одной из тем, который были затронуты в рамках выставки, была проблематика невидимого и неоплачиваемого репродуктивного труда, которая ставит многих женщин перед дилеммой профессионального совершенствования или выполнения предписанных ролей по уходу и заботе о доме и приватном пространстве.

Репродуктивный или домашний труд можно обозначить как весь комплекс деятельности, связанный с рождением, содержанием, воспитанием и заботой о детях, также с домашним хозяйством. Специфика этого труда заключается в том, что он закреплен преимущественно за женщинами и является неоплачиваемым. Эти виды работы рассматриваются в обществе в большей мере как производные от «природного предназначения» женщины, нежели как реальный тяжелый труд. Подобный подход оставляет такой труд за рамками общественных дебатов, а также лишает женщин доступа к различным социально-экономическим ресурсам. Это вид труда рассматривается часто как часть повседневности либо как вопрос индивидуального выбора и не увязывается с проблематикой насилия. В данном случае насилие представляет собой создание и воспроизводство определенных условий, которые ущемляют потребности и интересы вполне определенных индивидов. Женщины предстают как социальная группа, интересы которой всегда должны определяться как производные от их ролей как матерей, домашних работниц и трудящихся. Это ставит их в многообразные ситуации нелегкого выбора, дискриминации на рынке труда, «несерьезного» отношении к их заслугам в трудовой деятельности, отдавая приоритет функциям материнства и семейственности.

В настоящее время Национальный статистический комитет проводит выборочное обследование домашних хозяйств (6 тыс.) с целью изучения использования суточного фонда времени населением. Оно была начато в апреле 2014 г. и будет завершено в марте 2015 г. Такого рода исследование уже проводилось в 2005 году и продемонстрировало, что женщины тратят намного больше времени на домашнюю работу, чем мужчины, при этом затраты на трудовую деятельность практически не отличаются. Это означает, что для женщин домашняя работа является эквивалентом личного времени. Накануне этого крупного исследования были проведены пилотные замеры и фокус-группы. Данные предварительных исследований демонстрируют вполне очевидный гендерный дисбаланс в аспекте занятости домашней работой: женщины тратят на нее в 2,5 раза больше времени, чем мужчины.

Распределение бюджета времени, в процентах*

 

В будний день

В выходной день

В среднем за день

Профессия

Мужчины

Женщины

40

34,3

-

-

28,6

24,5

Домашние обязанности

Мужчины

Женщины

6

15,2

12,6

22,8

7,9

17,3

Воспитание детей

Мужчины

Женщины

3,2

3,5

2,1

2,2

2,9

3,1

Отдых

Мужчины

Женщины

9,2

7,6

33,2

24,7

16

12,5

Физиологические потребности (сон, питание, уход за собой и т.д.)

Мужчины

Женщины

41,5

39,4

49,6

48,9

43,8

42,2

*См. Бюджет времени / Экономическая газета №34(1746) от 13.05.2014

Репродуктивный труд является рутинизированной монотонной практикой, которая часто позиционируется как нечто должное, как обязательный императив для женщин, что позволяет поддерживать гендерные иерархии в повседневной коммуникации. Так, к примеру, в инсталляции художницы Микаэлы (Москва) сконструирован проект будущего – Антропологическая реконструкция ритуала «глаженной рубашки». Глажка – типовой вид домашней работы и заботы, часть повседневного круга домашних обязанностей для огромного числа женщин. Художница актуализирует дополнительные смыслы и связанные с ними вопросы – в частности, кто осуществляет эту заботу и по каким причинам?

«Репродуктивный труд» как форма насилия 

Микаэла (Москва). «Антропологическая реконструкция». Выставка «Феминистская Арт Критика», Минск, 2014.

Инсталляция содержит неотъемлемые атрибуты ритуала – утюги и рубашки, портреты мужских персонажей в рубашках, гладильные доски, а также видео-послание самой художницы, где она делится своим персональным опытом, вписанным в контекст определенного культурного и социального порядка.

Отрывок из описания проекта: «Данные современной антропологии свидетельствуют о развитии так называемого Ритуала Глаженой Мужской Рубашки  в период расцвета института нуклеарной семьи (XX – начало XXI веков). Ядром ритуала служил акт глажения, считавшейся женской частью ритуала. В рамках нуклеарной семьи женщины посвящали глажению от 15 минут до 5 часов своего личного времени в неделю. В случае, если женщина посвящала себя работе в святилище, называвшимся прачечной – до 40 часов в неделю. Обучение девочек так же происходило внутри нуклеарной семьи и, по некоторым свидетельствам, начиналось очень рано: уже в 5-летнем возрасте девочка могла освоить ритуал в игровой форме. Возраст 8-10 лет считался оптимальным для овладения полноценным взрослым утюгом – основным ритуальным инструментом. Хотя степень участия конкретной женщины в ритуале вариьировалась, навыками глажения владели 90% женщин».

Рутинная каждодневная практика, связанная с обслуживанием домашнего хозяйства, остается абсолютно невидимой и, соответственно, малоценной. Так, проект Полины Заславской (Санкт-Петербург) «Утварь. 365 дней на кухне» представляет собой графические изображения различных кухонных предметов. Эти предметы повседневного быта редко попадают в поле внимания художников или становятся объектами для обсуждения в публичности. Однако именно с этими предметами женщина проводит большое количество времени, и, как показывают исследования, домашние обязанности составляют как минимум половину от времени, посвящаемого профессии.

«Репродуктивный труд» как форма насилия

«Репродуктивный труд» как форма насилия

Полина Заславская (Санкт-Петербург). Графический проект «Утварь». Выставка «Феминистская Арт Критика», Минск, 2014.

Дискурс репродуктивного труда тесно связан с проблематикой баланса профессии и семьи для женщины. При этом чаще всего «семейные обязанности» определяются как первостепенные, а профессиональные – как вторичные.Соответственно существенно отличаются установки по отношению к женщинам и мужчинам в трудовой сфере. Даже в рабочем пространстве женщинам могут делегироваться функции обслуживания. Этому аспекту был посвящен проект художницы Жанны Гладко (Минск) «Без названия. Дорожные листы». Проект представляет собой документализацию своеобразного перформанса, когда художница в течение недели оказывала водительские услуги семи художникам-мужчинам, которые не имеют водительских прав или личного автомобиля. Проект отсылает к широко распространенным практикам,когда в профессиональном пространстве женщинам помимо должностных обязанностей вменяются какие-то дополнительные функции, связанные с обслуживанием. Что, в свою очень, закономерно связано с вертикальной сегрегацией, когда женщины редко попадают на руководящие посты, но чаще представлены на должностях ассистенток и помощниц руководителя.

«Репродуктивный труд» как форма насилия

Жанна Гладко (Минск). Без названия. Дорожные листы. Выставка «Феминистская Арт Критика», Минск, 2014.

Проблематика неоплачиваемого репродуктивного труда может рассматриваться через призму структурного насилия, которое создает социокультурные условия, способствующие гендерному дисбалансу и поддержанию иерархий. Однако, данное явление конструируется как «естественное» распределение ролей, из-за чего дискриминационная рутинизированная практика маскируется за аргументами о «природном предназначении» и «личном выбор» конкретной женщины.