Есть такая партия. Зубатовская...

Итак, судьбоносное для страны решение принято. Как было заявлено на воссоединительном съезде проправительственной Коммунистической партии Белоруссии (КПБ), большинство членов оппозиционной Партии коммунистов Белорусской (ПКБ) по своей собственной инициативе и воле перешли в ряды КПБ, опять же на платформе КПБ.

Известно, что когда В.И. узнавал о какой-либо архиглупости, совершенной кем-либо из оппонентов или товарищей, он архивозбуждался. Потому в устной речи начинал чрезмерно грассировать (с учетом этой особенности в юзалешковском «Синеньком скромном платочке» персонаж по имени Молодой Маркс называет персонажа по имени Ленин Картавой сковородкой), а в речи письменной – нецензурно выражаться. Например: политическая п...ка – о Троцком, г...о – об интеллигенции, etс. В наши дни Ильич за такую свою несдержанность непременно платил бы большие штрафы оскорбленным товарищам и, как знать, быть может, был бы столь же частым клиентом спецприемника, что и Валерий Щукин (к слову, побывавший и членом ортодоксальной фракции коммунистов, и ее ревизионистского крыла, возглавляемого Сергеем Калякиным).

Ведь за куда меньшие грехи социал-демократ Козулин получил срок, сопоставимый с тем, что в царской России «выписывались» за вооруженную борьбу на баррикадах.

Но времена Ленина, подчеркнем, были царские, сатраповские, поэтому власть и ей сочувствующих можно было материть без опаски.

Так вот, прочитав о воссоединительном съезде, его целях и задачах, автор, да простят ему ортодоксы, тоже архивозбудился. И тут же снял с полки заветный том из многопудья ленинских томов.

Эрго потому, что невежды, троечники по истории КПСС, диамату с истматом, определяющим космическую верность всего самого передового учения, буржуазные филистеры, Kathederprofessoren (sig!) хотят запудрить мозги нам, знатокам марксизма-ленинизма-сталинизма-хрущевизма и поздней горбачевщины. К слову, Горбачев считает, что он до сих пор мог быть генсеком нашей замечательной партии, если бы не затеял перестройку. Фигушки, его беда в том, что положился он вот на этих троечников и (sig!) буржуазных филистеров.

Как тут не материться?

Читаем из задач так называемых воссоединителей. Возьмем хотя бы первого секретаря ЦК Коммунистической партии Белоруссии (такой страны нет, но, оказывается, есть такая партия) Татьяну Голубеву: «Сегодня надо открыто сказать: прежде всего мы коммунисты, нам делить нечего, и мы должны консолидировать белорусское общество для того, чтобы поставленные на третьем Всебелорусском народном собрании задачи выполнялись». Татьяна Голубева, добавляет белтовский комментатор, определила главные задачи будущей единой компартии как «решение конкретных вопросов, нахождение взаимопонимания и конструктивное сотрудничество с властью, отстаивание интересов народа».

Что на это скажешь. Ленин хоть и приветствовал всячески эмансипацию, но до конца жизни сетовал, что Наденька не умеет ни борщ сварить, ни пельмешки слепить, ни носки заштопать, а «апрельские тезисы» может так запрятать, что хоть полицию зови – и та не сыщет. Потому, наверное, и считал, что государством может управлять только способная к кулинарии женщина. Но не такие безрукие, как Наденька.

В, прости Боже, которого нет, чубайсовские времена был такой анекдот:

– Девушка, я хочу вас приватизировать!

– А покажите ваш ваучер...

Покажите, товарищ Голубева, и свой... То есть свою платформу нам предъявите. На основе чего воссоединяться. Ведь то, что вы говорите, – это архиреакционная архиахинея, благоглупость с двойным дном. Как чемодан, в котором агенты Ленина провозили в Россию ленинско-большевистскую «Искру».

По-вашему, необходимость воссоединения коммунистов диктуется необходимостью нахождения взаимопонимания и налаживания конструктивного сотрудничества с существующей (sig!) властью? Побойтесь Бога, которого нет. Весь политический смысл ленинизма сводится к тому, что компартия может взаимопонимать и конструктивно сотрудничать только с той властью, которую сама, как сейчас говорят, позиционирует. До этого момента, как завещал Великий Ленин (которого вы, т. Голубева, тужитесь превратить в Бога, которого нет), коммунисты должны поддерживать всякое оппозиционное и революционное движение, направленное против существующей (в нашем случае некоммунистической, хоть и заигрывающей с коммунистами власти).

Все остальное от лукавого.

Боже мой, Боже, которого нет, для кого Ленин писал свое знаменитое «Что делать?»? Для кого писал партийные программы?

За что бороться и как бороться? До момента прихода к власти надо консолидироваться со всеми, кто решает следующие вопросы. Передаю смысл ленинских политтезисов из проекта программы Российской С.-Д. партии:

Самодержавие народа, осуществляемое через законодательное собрание (парламент), которое формируется:

– на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права;

– тайной подачи голосов;

– права каждого избирателя быть избранным во все представительные собрания.

Надо ли говорить, что все эти процедуры, по Ленину, должны контролироваться общественностью и быть, как теперь говорят, прозрачными. А не так, как у нас, где общественность может узнать только ту правду о выборах, которую сообщит избирком, а политические соперники лишены права наблюдать за конкурентами.

– С соблюдением неприкосновенности личности и жилища граждан.

В годы перестройки (особенно после «Дзядоў» 1988 года), чему сам был не раз свидетелем, эти права более-менее соблюдались. Теперь человека могут схватить на улице, обвинить в матерщине и судить, как это было с учащимся ПТУ Лесуном, которого выдернули из толпы прохожих, завезли в участок, продержали там ночь без воды и пищи. И только поутру на суде все увидели, что матерщинник глухонемой. Что не мог он «выкрикивать антипрезидентские лозунги», что свидетели-милиционеры не столько ошиблись, сколько совершенно нагло лжесвидетельствовали, совершая тем самым уголовное преступление. А что касается неприкосновенности жилища, то спецслужбам дано право сначала взламывать двери, а только лишь потом объяснить, для чего. Ошиблись? С кем не бывает...

– На основе неограниченной свободы совести, слова, печати, собраний, стачек и союзов.

Ах, наивный Владимир Ильич. Даже белорусские коммунисты не могут устроить шествия у твоего памятника из благодарности за всё, что вы для них совершили. А союзы власти не регистрируют, а потом судят за участие в незарегистрированных организациях. А профсоюзы… Понятно, что такое наши официальные профсоюзы. Образцом для них могут служить союзы зубатовские. Был такой полицейский полковник, который пробовал отвлечь рабочих от борьбы за свои интересы, создав организации, с помощью которых они демонстрировали бы преданность государству, получая за это незначительные подачки. И оценивалось это лучшими людьми России как натуральный полицейский социализм.

Козулин же и те, кто шел за ним, на практике реализуя свое конституционное право, были самым жестоким образом разогнаны.

Локаутом закончилась забастовка минских транспортников в 1995 году.

Список можно продолжать.

Ленин считал, что коммунисты должны бороться за свободу передвижения и промыслов. То есть не должно быть никакой прописки, никаких разрешительных штампов на выезд за рубеж. А свобода промыслов – это и есть свобода предпринимательства. А предпринимателей у нас власть разве что дустом не посыпает, в остальном – гнетет по полной программе.

То есть коммунисты-ленинцы стремятся к установлению политической и экономической демократии, чему противостоят царские сатрапы. И пока это так, они поддерживают всякое оппозиционное и революционное движение, направленное против существующего политического и общественного порядка, решительно отвергая все те реформаторские проекты, в которых каждое расширение полицейской опеки над массами изображают как шаг к решению социального вопроса.

Это цели борьбы, для которой партия выбирает себе союзников. Принцип таков: всяк гож, кто рубль даст, кто явочную квартиру предоставит, кто патроны на баррикады принесет, кто разоблачит мурло самодержавия силой пера, кисти, музыкального строя.

А вот и собственное мнение партии коммунистов: «Со своей стороны, Российская социал-демократическая партия твердо убеждена в том, что полное, последовательное и прочное осуществление указанных политических и социальных преобразований достижимо лишь путем низвержения самодержавия и созыва учредительного собрания, свободно избранного всем народом».

Правда, тут Ильич изрядно ошибался, ибо свободный политически и экономически народ никогда при свободных выборах не избирал себе во власть коммунистов. В таких масштабах, чтобы они могли создать собственное правительство. А там, где они все-таки приходили во власть, всякий раз («триумфальное шествие советской власти») успех определял «товарищ маузер».

Русский царь не был президентом, но полномочия имел царские. А у нынешних президентов-республиканцев полномочий этих, что они сами и признают, даже поболе, чем у самодержца. Поделились бы с народом. Не хотят.

В общем, все эти коммунистические игрушки-побрякушки чем были, тем и остались. В широком смысле их можно называть брэндами, которые в нашем обществе способны привлечь идеалистов, верящих в добренького народного батьку, считающих, что его власть от Бога, которого нет (православные атеисты), но лишенных возможности свою любовь к ней донести. Потому и нужна им организация старого-нового типа.

Метки