Дружить против

23 июля начался официальный визит президента Венесуэлы Уго Чавеса в Беларусь. Визит главы другого государства для Беларуси – само по себе событие. И уж тем более событием можно считать приезд столь заслуженного антиамериканиста, антиглобалиста и вообще антилиберала, каковым является президент Венесуэлы. Строго говоря, в Беларуси он будет проездом в рамках турне по ряду зарубежных стран. Однако его визит нельзя считать простой случайностью – мол, ехал мимо, дай, думаю, зайду в гости. Встреча готовилась давно и основательно. Не последнюю роль сыграл в этом брат Уго Чавеса, который служит послом Венесуэлы на Кубе.

Чем привлекает Беларусь высокого венесуэльского гостя? До последнего времени контакты между нашими странами и отношениями-то не назовешь. По данным белорусского МИД, товарооборот между Беларусью и Венесуэлой в 2005 году оценивался в 15,56 миллиона долларов США. При этом Беларусь экспортировала в основном калийные удобрения (54,4% экспорта), азотсодержащие гетероциклические соединения (45%). Импорт из Венесуэлы вообще не превысил 20 тысяч долларов. С начала 2006 года отмечен спад (казалось бы, куда уж падать?) в двусторонней торговле. В январе-апреле 2006 года белорусская продукция в Венесуэлу не поставлялась. Из Венесуэлы мы получили все те же запасные части и оборудование для автомобилей (на сумму 3600 долларов), шины (2300 долларов) и фрукты (100 долларов). Последние цифры выглядят совсем уж трогательно. Фактически через океан к нам поступили детали и шины на сумму, равную стоимости одной подержанной иномарке. Это событие, по-видимому, отметили банкетом. Вот фрукты и пригодились.

Иное дело – отношения Венесуэлы с Россией. Тут все пронизано прагматизмом. Как известно, Россия поставляет в Венесуэлу вертолеты МИ-17 и знаменитые автоматы Калашникова (уже поставлено 100 тыс. единиц) по цене 386 долларов за штуку. Более того, именно Венесуэла станет второй после России страной мира, где будет налажено производство лицензионных «Калашниковых». Тут все как у больших.

В официальных заявлениях белорусского МИД говорится о том, что в ходе визита «планируется подписание «ряда экономических соглашений». Как отмечает Сергей Сидорский, готовится «несколько соглашений, в том числе и в экономической сфере… Белорусская сторона заинтересована в энергетическом комплексе Венесуэлы, а Венесуэла заинтересована в наших специалистах и наших возможностях». Насчет энергетической сферы понятно. Венесуэла известна своими запасами нефти. В свое время Уго Чавес говорил о готовности Венесуэлы снизить цены на нефть для отопления кварталов, где живет бедное население США. Думается, и для Беларуси не пожалел бы. С другой стороны, белорусский МИД намекает на возможность приобретения в РБ новых технологических разработок и привлечения белорусских специалистов. Подобные формулировки очень расплывчаты даже для дипломатического языка.

Так зачем же приезжает Уго Чавес? Ответ прост. Он едет в гости. К тем, а вернее к тому, кто ему близок по духу. Президентов Лукашенко и Уго Чавеса роднит многое. В свое время итальянская газета Corriere della Sera писала: «Этот человек возник почти ниоткуда в 90-х годах и быстро превратился в политического лидера страны. Сегодня ему около пятидесяти, он сформировался в конце 70-х и в 80-х годах, откуда он почерпнул идею об иерархически организованном мире, где главенствует сильная центральная власть, опирающаяся на армию. Хотя он был демократически избран (а недавно переизбран), он сконцентрировал бразды правления в руках исполнительной власти и подорвал демократические принципы, предпочитая править, опираясь на старых товарищей по оружию, которые теперь управляют министерствами, агентствами, местными органами власти, компаниями и всеми главными институтами государства». Это написано об Уго Чавесе, но, согласитесь, это и об Александре Григорьевиче.

Уго Чавес родился в 1954 г. в бедной крестьянской семье. С юности он начал военную карьеру, которая для многих венесуэльских бедняков представляется спасением от нищеты, поскольку дает гарантированное трехразовое питание и бесплатное обмундирование, не говоря уже о социальном статусе. По свидетельству множества источников, Чавес – ярко выраженный экстраверт, который привык выражаться прямо, бесхитростно и откровенно. Он неспособен к политическому маневрированию, привык выражать свои мысли без обиняков и излишнего политеса. Его длинные речи полны библейских аллегорий, поэзии и страсти. В этом он не изменяет себе даже в интеллектуально избранной аудитории. Достаточно прочитать его речь о необходимости многополярного мира, которую он произнес в Институте философии Академии наук РФ. Тут и цитаты из поэтических произведений, и цветистые метафоры, и боевые кличи. Многие его высказывания давно стали афоризмами. Чего стоит только одно его обращение к Кондолизе Райс: «Девочка, не мешай мне!» Его публичные речи насыщены простыми, а точнее простонародными, выражениями, что позволяет любому полуграмотному венесуэльцу отождествлять себя с президентом.

Однако дело не только в совпадении некоторых фактов биографии и психотипических особенностей Уго Чавеса и Лукашенко. Удивительно похожи и способы управления страной. Уго Чавес испытывает пристрастие к референдумам, в частности и о доверии к самому себе. Одним из его первых шагов на посту президента было изменение названия страны. Президентским указом он повелел именовать Венесуэлу «Боливарской Республикой Венесуэла». Таким образом, он постановил, что Симон Боливар, великий генерал, вошедший в историю континента под именем Освободитель, начал боевые действия против испанского владычества с территории Венесуэлы, а вовсе не Боливии, которая безосновательно присваивала себе имя героя.

Чавес не обошел вниманием и государственную символику. Президент постановил, чтобы на национальном флаге красовались не семь, а восемь звезд, сославшись при этом опять-таки на волю самого Симона Боливара, о чем ему, Чавесу, доподлинно известно (напомним, что Боливар скончался в 1830 году). Существенные изменения претерпел и герб Венесуэлы. Чавес повелел не только изменить направление движения геральдического белого скакуна справа налево (левизна всегда любезна сердцу истинного марксиста), но и украсить герб тропическими цветами и фруктами.

Чавес известен многими экстравагантными проектами, среди которых, например, запуск первого венесуэльского спутника или создание собственного венесуэльского кинопроизводства. Так, он посетил студию Film Villa, обошел съемочные площадки, гримерные, посидел в директорском кресле и приказал снять фильм о Франсиско де Миранде, борце за независимость Венесуэлы. При этом он призвал венесуэльцев игнорировать таких голливудских киногероев, как Супермен. Как тут не вспомнить «француженок с замызганными лицами»!

Его отличительная черта – последовательный боливарианизм, а проще говоря – культ Симона Боливара. В этом президент Венесуэлы строг – у него не забалуешь. Так, его указом предписано в каждом населенном пункте ставить памятник Освободителю. При этом в тех городах и весях, где означенный герой одержал победу, статуя должна быть конной, а в тех, которые он просто проезжал, можно ограничиться и бюстом. Такая вот борьба за чистоту идеологического канона.

И все же Чавес войдет в историю не этим, а своей последовательной антиамериканской позицией. Он ненавидит США не только как глава государства, но как человек со своими эмоциями и слабостями. В одном из своих выступлений Уго Чавес заявил: «В этом веке мы должны похоронить империю США, чтобы во всем мире никогда не было империй». В этом ему трудно найти более последовательного союзника, чем президент Беларуси, каждая речь которого не обходится без антиамериканских высказываний.

Конечно, у Лукашенко нет таких возможностей для воздействия на США. Известно, что в структуре нефтяного импорта США венесуэльская нефть составляет около 15%. Цифра не критическая, но и пустяковой ее не назовешь. Уго Чавес это прекрасно понимает. В интервью аргентинской газете «Кларин» он заявил: «У Венесуэлы есть сильная козырная карта – нефть, и мы ее разыграем на геополитическом пространстве».

Что же касается Беларуси, то здесь дело обстоит сложнее. Вряд ли возымеют действия угрозы с ее стороны ввести экономические санкции против США или заморозить счета американских высших должностных лиц в Беларусбанке. Вот и стремится официальный Минск к коалиции с Венесуэлой.

Самое обидное, что никто из белорусских руководителей, начиная с президента, даже не пытается понять, что в нынешнем мире можно сохранять независимую позицию, выстраивая нормальные отношения с разными странами. У них так: либо дружим (и тогда дайте нам нефти побольше и подешевле), либо враждуем.

Сегодня отношение к США и ее президенту в мире далеко не однозначное. Однако это не означает, что с ним надо враждовать всегда и во всем. Лукашенко любит говорить о том, что «тот Буш» даже не знает, где находится на карте Беларусь. Допускаю. Но стоит ли учить американского президента географии путем угроз и оскорблений?

Визит еще не начался, а официальные белорусские СМИ уже начали петь дифирамбы Уго Чавесу. «Человеком, открытым дружбе» назвал его обозреватель «СБ». И это правильно. Уго Чавес едет дружить. Дружить против.

Метки