Приватизация как неизбежность и необходимость

ЕБРР дает Беларуси предпоследнее место среди стран СНГ по скорости и глубине реформы собственности (первое место почетно занимает Туркменистан). Однако сворачивание и отрицание приватизации в 1997-2001 гг. имело смысл в рамках выстраивания мобилизационной модели и концентрации контроля над предприятиями и всеми значимыми финансовыми потоками в стране. В условиях новых рисков, в первую очередь ценовых, и общего снижения национальной конкурентоспособности, а также катастрофического положения дел в отдельных отраслях государственная собственность является скорее «обузой» и дополнительной нагрузкой на бюджет. Более того, отрицание приватизации может стать фактором, отталкивающим действующие номенклатурно-директорские элиты от проводимой экономической политики.

Приватизация и ее ограничители

В Беларуси в 1993-1995 гг. приватизация осуществлялась теми же методами и с той же скоростью, как и во многих других странах СНГ и ЦВЕ. Лучшие сегодня акционерные общества, не имеющие в своем капитале доли государства и активно привлекающие иностранные инвестиции, были приватизированы в то время – «Милавица», «Оливария» и некоторые другие предприятия. Однако приватизация не вписывалась в парадигму белорусской модели, и уже с 1996 г. она стала постепенно сворачиваться, сведясь к настоящему времени к формальному акционированию отдельных предприятий. Там, где государство имело пакет акций, зачастую была проведена национализация по схеме «акции взамен на долги». Государство стало доминирующим собственником. Для блокирования приватизации и отсекания интересов других игроков (например, российских инвесторов) были использованы различные «ограничители» – начиная от «золотой акции» и отсутствия процедуры банкротства до необходимости личного одобрения президентом любой сделки свыше 80000 долл.

Мораторий на «отчуждение», т.е. перепродажу или дарение акций, приобретенных в ходе льготной подписки на акции при чековой приватизации, является одной из наиболее одиозных норм, блокирующих развитие фондового рынка и развитие корпоративного управления. Приватизация – это не вещь в себе, она лишь инструмент для решения экономических и фискальных задач в стране. В этом смысле фондовый рынок и фондовая биржа являются неотъемлемыми элементами в системе рыночной экономики. Свободная покупка-продажа акций способствует перетоку капиталов и конкуренции на финансовом рынке, является элементом сбережений и, конечно, возможности перехода предприятия к более эффективному собственнику в ходе слияний и поглощений.

Несколько дней назад А. Лукашенко подписал декрет №9 о внесении изменения и дополнения в декрет №3 от 20 марта 1998 г. «О разгосударствлении и приватизации государственной собственности в Республике Беларусь», благодаря которым в Беларуси снимается мораторий на отчуждение акций предприятий, созданных в ходе приватизации, на период льготной (безвозмездной) приватизации в пользу государства.

При этом, естественно, право определять, акции каких предприятий могут быть отчуждены в пользу государства, предоставлено А. Лукашенко. Чуть ранее примером такого, правда возмездного, отчуждения стало единогласное решение работников ОАО «Белтрансгаз» продать по номинальной цене свои 0.103% акций государству.

Таким образом, пока как приватизация, так и национализация, идет по правилам государства и для государства. Однако растущая экспансия России и ее требования «поучаствовать» в приватизации лучших белорусских предприятий может заставить белорусскую номенклатуру ускорить реформу собственности в нашей стране. С одной стороны, отдельные белорусские «группы интересов», находящиеся у власти, давно желают, по образному выражению Л. Заико, трансформации политической власти в экономическую. Как это давно произошло в России, Украине или Казахстане. С другой стороны, это будет и в русле рекомендаций Всемирного банка, МВФ и прочих авторитетных международных организаций. С третьей стороны, любая приватизация лучше, чем ее полное отсутствие.

В результате, наши полиси- и десижнмейкеры могут просто не успеть, уступив под напором усиливающихся экономических и политических требований, лучшие белорусские предприятия коллегам по союзному государству. Изменив же подходы к приватизации и ускорив ее, Беларусь получит больше инструментов для сохранения контроля над предприятиями и недопуска российского капитала в страну (задействовав аргументы о неприкосновенности частной собственности).

Кроме того, в данном случае одним выстрелом можно убить двух зайцев. Забрав наиболее прибыльные предприятия себе, номенклатура может позволить что-то отдать частному бизнесу или поиграть в «народную» приватизацию (например, продав на открытых прозрачных конкурсах по справедливой рыночной цене предприятия пищевой, легкой промышленности и сельского хозяйства). Опять же, это позволит несколько снизить нагрузку на бюджет по дотированию и поддержанию убыточных предприятий.

Восприятие приватизации населением

Между тем, всяческая пропаганда государственной формы собственности и «страшилок» от «приватизации по Чубайсу» или по рекомендациям международных организаций (все продали, разорили, ограбили, обманули и прочие ужасы) может сыграть злую шутку со строителями белорусской модели. Как было отмечено выше, текущая экспансия российского капитала и их требования по участию в приватизации наиболее интересных и прибыльных белорусских предприятий являются вызовом для белорусских элит. Однако в момент, когда правящая элита захочет и будет готова к приватизации по-белорусски, она может столкнуться с резким неприятием и непониманием со стороны электората. Ведь его долго и упорно приучали, что только государственное – это хорошо, эффективно и безопасно.

Эти выводы подтверждаются социологическими исследованиями. Так, по данным Исследовательского центра ИПМ, большинство белорусского населения отдает предпочтение государственной форме собственности (табл. 1). Почти половина населения считает, что она является экономически более эффективной. В этих условиях заявления о приватизации и стимулировании развития частного бизнеса идут вразрез с интеллектуальными установками значительной части электората, голосующего за действующую политику и ее разработчиков. Другая половина – 39% – это, по-видимому, «невидимая» часть белорусского общества.

Таблица 1. Ответы респондентов на вопрос «Какая форма собственности, по Вашему мнению, экономически более эффективна?»

Варианты ответов

%

Государственная

41

Частная

39

Смешанная

16

Затрудняюсь ответить

4

Итого

100

Источник: Исследовательский центр ИПМ.

Почти каждый пятый белорус – сторонник смешанной формы собственности, хотя, что это такое, он вряд ли объяснит. Аналогично, вряд ли российские рядовые избиратели понимают, что «Газпром» или «Сибнефть» – это и есть та самая «смешанная собственность», в ходе которой управляющие от государства и акционеры получают огромные деньги в собственные карманы в качестве дивидендов и различных вознаграждений. Нашим чиновникам такая смешанная собственность будет только на руку, однако и к ней народ нужно «приучить». Ведь смешанная собственность все равно создается через приватизацию, когда больший или меньший пакет акций приватизируемого предприятия (будь то «Газпром» или «Ростелеком») продается частным инвесторам (иностранным или местным, предприятиям или населению), а вторая его часть остается государству.

Большинство и населения и руководителей МСП морально и идеологически не готовы жить и работать в рыночной экономике. С одной стороны, им не хватает элементарных знаний и фактов. Например, почему частная форма собственности является наиболее эффективной и лучшим способом решения многих белорусских экономических проблем, начиная с промышленности и кончая ЖЭСами и поликлиниками. Или о том, что, например, в США энергетика является частной и это никак не сказывается на энергетической безопасности страны. Более того, они не готовы и к реформам. Население не знает, какие реформы и зачем делали наши соседи не только по Евросоюзу, но и СНГ. Белорусы уверены, что растущий уровень жизни – это всерьез и надолго без всяких реформ. Надо признать, что официальные масс-медиа делают всё для сохранения и приумножения этих стереотипов и мифов.

Лишь небольшое количество белорусского населения готово рассматривать электроэнергетику, металлургическую и нефтехимическую промышленность, сельское хозяйство, транспорт в качестве частных предприятий (табл. 2). Более того, очень немногие готовы видеть эти сектора как симбиоз частной и государственной собственности. А ведь именно эти предприятия будут рассматриваться как наиболее привлекательные для «смешанной приватизации по-белорусски».

Хуже всего, что почти аналогично обстоят дела и с предпринимателями, чьи ответы ненамного отличаются от ответов обычных людей. Они по-прежнему видят себя скорее малым бизнесом, чем большим, и так же не признают необходимость и эффективность государственной собственности в таких секторах, как электроэнергетика, железнодорожный транспорт, металлургические заводы и пр. Хотя для театров, больниц, школ и университетов делается исключение в виде признания возможности совместного существования и частных и государственных предприятий. Однако лишь 3-5% руководителей МСП признают исключительно частную форму собственности в таких важнейших сферах экономики, как строительство, производство продуктов газеты, телевидение, радио, сельскохозяйственные земли.

Рано или поздно Беларусь столкнется с внутренними и внешними шоками, вызванными параметрами текущей экономической политики. И тогда основные принципы экономической политики нужно будет срочно менять в пользу рыночных. Хотелось бы, чтобы и население и элиты страны к этому времени понимали разность между социализмом, капитализмом и «третьим путем», а также кто кого и за чей счет финансирует в случае проведения активной политики господдержки госпредприятий.

В отсутствие рыночных реформ чиновникам, «красному директорату», местным и центральным вертикальщикам нужно начинать менять отдельные векторы идеологии. Ведь в текущих политических условиях сложно представить, что при приватизации, например, Новополоцкого НПЗ или «Белтрансгаза» будут созданы равные и прозрачные условия для всех потенциальных инвесторов. В современных политических условиях приватизация в Беларуси будет «среди своих», возможно, с частичным допуском братьев по союзному государству. Если народ заблаговременно не готовить, что в стране скоро появятся свои, мягко говоря, очень небедные чиновники, публично владеющие какой-то долей акций в прибыльных, лучших белорусских предприятиях, может оказаться, что «народ не поймет». А это, в условиях надвигающегося снижения темпов экономического развития и падения уровня жизни, будет являться дополнительным фактором социального недовольства.

Однако не приватизировав, используя легальные механизмы, предприятия сегодня, белорусская власть рискует потерять их завтра. Ведь экономическое давление на страну с Востока будет только нарастать.

Таблица 2. Ответы респондентов на вопрос «Какие организации, предприятия, отрасли должны быть государственными, а какие – частными?»

Отрасли

Государственными, %

Частными, %

Как гос., так и частными, %

 НЗ/ЗО, %

Электроэнергетика

91

2

7

0

Газовый сектор

90

2

7

0

Железнодорожный транспорт

80

4

15

0

Металлургические заводы

77

4

18

0

Вузы

53

2

44

1

Школы

54

2

44

0

Больницы и поликлиники

46

4

50

0

Страхование

45

9

45

1

Авиационный транспорт

70

5

24

0

Театры, музеи, библиотеки

52

5

42

0

Сельскохозяйственное производство

34

11

54

1

Телефонная связь

48

6

46

0

Радио

42

7

52

0

Телевидение

35

6

58

0

Газеты

28

6

66

1

Производство продуктов питания

27

6

67

0

Строительство и предоставление жилья

41

4

54

1

ЖЭСы

61

6

32

1

Торговля

15

8

77

1

Источник: Исследовательский центр ИПМ.

Примечание: Опрошено 1093 чел. Выборка репрезентативна. Для более подробной информации см. http://research.by/rus/surveys/

Метки