Стоит ли спешить в Европейский Союз?

«Наша цель – через 10-20 лет стать членом Европейского Союза», – заявил в интервью «Фигаро» лидер объединившейся белорусской демократии Александр Милинкевич. Основной аргумент прост: «Беларусь – это европейская страна по своей истории».

Вообще членство в Евросоюзе разными политическими деятелями стран Восточной Европы мыслится как закономерный итог их исторического развития и соответственно закрепления в русле европейской цивилизации. Цель понятна, как и очевидны ожидаемые блага в виде разного рода материальных вливаний, инвестиций, модернизации экономики, повышения уровня жизни и т.д. Меньше всего политики говорят, как правило, о том, что же должны сделать их народы, их страны, чтобы стать достойными членами Евросоюза.

Известно, что страны-кандидаты проходят сложный путь перед приемом, прежде всего, приводят в соответствие с европейскими порядками свое законодательство. Впрочем, кто приводит, а кто и нет. Вот Болгария и Румыния вроде собираются осчастливить Евросоюз своим членством с января 2007 г. Между тем не только законы, но прежде всего традиционные стандарты житейского, общественного, наконец, – скажем осторожно, чисто гигиенического – уклада быта этих стран более чем далеки от европейских. Поэтому дело вовсе не в том, какие «красивые» или «вполне европейские» законодательные акты примут за оставшееся время парламенты этих стран. Составить хорошую бумагу – дело нехитрое. Проблема в том, как изменить ментальность тех же болгар или румын именно и только в «европейском направлении». Европейская ментальность французов, англичан или голландцев взрастала, формировалась столетиями, она в основе ценностей европейской культуры, фундамент европейской цивилизации. Географический фактор – Европа как пространство от Лиссабона и до Урала – никогда не совпадал с цивилизационным.

Поэтому когда в Беларуси раздаются возмущенные крики о том, как это возможно, чтобы «в центре Европы» происходили такие ужасы, порождаемые авторитарным режимом, хочется сказать: успокойтесь, господа, отложите в сторону циркуль и поезжайте километров за 20 от Минска. На берегах любого озера, водохранилища вы найдете горы отвратительного мусора, сотни пластиковых бутылок и консервных банок, полиэтиленовых мешков и прочей дряни. Это не авторитарный режим оставил свои следы, это наше родное, белорусское, может быть, советское, но, главное – наше. Это в крови – оставить смятую пластиковую бутылку на зеленой траве. То, чего нет в крови немца или голландца. Возможна ли замена крови белорусам, болгарам, румынам?

Я уже слышу голоса, что это «Советы» приучили белорусов мусорить на природе, а вот придем по-настоящему в Европу и уж там будем такими чистюлями. Не буду вступать в бесполезный спор с теми, кто не желает помнить о словах булгаковского профессора Преображенского о разрухе, царящей прежде всего в головах. Сегодня совершенно ясно, что расширение Евросоюза – это очевидное размывание европейских ценностей и подкоп под само его существование. Коррумпированные депутаты Европарламента стараются ради своих протеже. В этих условиях нельзя не оценить мужество президента Франции Ширака, решительно выступающего против расширения Евросоюза. Ему приходится противостоять французскому же лобби, обещающему даже Марокко и Алжиру кусок от европейского пирога.

Вполне материально обеспеченный протекционизм сегодня составляет основу деятельности многих депутатов Европарламента. Своих покровителей имеет Хорватия, своих – Македония, Турция и даже Украина. На словах христианские демократы Германии выступают за ограниченные права новых членов Евросоюза. В реальности же идет закулисное лоббирование интересов стран, жаждущих получить доступ к европейским дотациям и внутреннему рынку Европы и ничего по сути не сделавших для того, чтобы приблизиться хотя бы к европейским стандартам.

Канцлер Австрии Шюссель, активнейший сторонник приема в Евросоюз Хорватии, вообще считает, что «без Балкан Европа неполна». Но если у хорватов хотя бы приличный валовой национальный продукт на душу населения (6,2 тысячи евро), то что говорить о беднейшей и политически нестабильной Украине, которую усердно протежирует Польша, пытающаяся таким образом укрепить свой международный авторитет? Что говорить о Болгарии, где идет жестокая война мафиозных кланов, в которой гибнут сотни людей и где более половины отелей на черноморском побережье не имеют канализации? Дикое захолустье представляет собой и сегодняшняя Румыния, где экономическая ситуация просто катастрофическая, зато пышно цветет коррупция.

И тем не менее Евросоюз идет на нарушение собственных норм и правил, готовя прием новых членов. И дело не только в лоббировании интересов отдельных стран, экономических корпораций и подкупе отдельных депутатов Европарламента. В руководстве Евросоюза уверены, что само чисто физическое расширение его границ является гарантией европейской безопасности. Политики не желают принимать во внимание то обстоятельство, что объединение под одной крышей стран со столь разным экономическим и духовным состоянием порождает массу проблем и конфликтов и неминуемо приведет к очень серьезным проблемам. Совершенно очевидно, что увеличение доли мусульман в населении стран Западной Европы приведет к требованиям особых, льготных условий для тех государств, потенциальных членов Евросоюза, где ислам является главенствующей религией.

Пресловутая политкорректность заставит старых членов Евросоюза, его основателей, тех же Францию и Германию, пересмотреть нормы и квоты в распределении благ, что неминуемо вызовет взрыв недовольства среди немцев и французов. Турция, которая сегодня так негодует по поводу откладывания ее приема, по сути все дальше отходит от той европеизации, основы которой заложил в стране в 20-е годы минувшего столетия Ататюрк. Исламский фундаментализм постепенно отвоевывает здесь утраченные позиции. И тем не менее именно с Турцией, к тому же не признающей Республику Кипр и не позволяющей кипрским самолетам использовать турецкое воздушное пространство, а судам заходить в турецкие порты даже в случае бедствия, Брюссель сегодня ведет наиболее активные переговоры.

Размывание подлинных границ и самой сути Евросоюза грозит исчезновением Европы, во всяком случае, погружением ее в бездну серьезнейших конфликтов. Исламизация континента с благословения евродепутатов может породить, собственно уже порождает, как ответную реакцию жуткую ксенофобию. Конфликты на расово-национальной и религиозной почве могут перерасти в военные межгосударственные столкновения. Нынешнее антиглобалистское движение их своеобразный предвестник.

Между тем совершенно очевидно, что разные ступени развития, на которых находятся европейские государства, требуют не формального подхода, а выстраивания сложной структуры взаимоотношений. Ядро Евросоюза, состоящее всего из десятка стран-основателей, могло бы обрасти концентрическими кругами-объединениями с соответствующими правами и возможностями. Да, это были бы члены Евросоюза «второго сорта» или «второго круга». Но такое положение отвечало бы реальному положению вещей больше, нежели спекуляции насчет равных прав и т.д. Впрочем, в Брюсселе уже ведутся разговоры о некоем «третьем пути», при котором полноправное членство заменялось бы оговоренным доступом к европейской кормушке. Некоторые аналитики не без оснований говорят о стремлении таким образом откупиться от бесцеремонных претендентов.

Безусловно, такая политика подачек –своего рода «европейский разврат». Нет смысла сегодня понуждать какие-то страны к «европеизму». Европейский процесс – дело прежде всего историческое. Пример США, задумавших в одночасье насадить демократию в Ираке, убеждает, что есть фазы общественного развития, через которые перескакивать более чем опасно.

И Беларусь в этом смысле, при всей ее заштампованной толерантности, «тихости» и безвредной убогости, совсем не исключение. Хотя бы потому, что именно здесь, в «тихом болоте», сформировался один из достаточно изощренных и по-своему жестоких режимов. С таким наследием в Европу, разумеется не географическую, спешить не стоит. Прохождение же через «чистилище», через своего рода «делукашенкизацию», – процесс более чем непростой.

Метки