Россия и Польша в погоне за человеческим капиталом Беларуси

В прошлом столетии государственные образования-предшественники современных России и Польши неоднократно разрывали территорию современной Беларуси в своих интересах. Самый яркий тому пример – Рижский мирный договор 1921 года. При этом наибольший ущерб белорусским долгосрочным интересам причиняла даже не эксплуатация метрополиями местных материальных национальных богатств.  Пожалуй, еще более угнетающий и опустошительный вклад для национального развития Беларуси обеспечило распоряжение «Варшавай панскай і царскай Масквой» (как в своем сонете писал Янка Купала) человеческим капиталом белорусских земель.

Активное использование белорусского населения в своих военных целях («спрадвеку ходзім пад панамі і пад царам на недруга й на бліжняга свайго вайной») – лишь один из наиболее очевидных тому примеров. Метрополии также не были искренне заинтересованы в развитии образовательной, здравоохранительной систем и своевременной модернизации экономики «буфера». Если же интерес в этом был и политика развития в определенные исторические периоды проводилась, то она сопровождалась активной кооптацией талантливых уроженцев белорусских земель в политическую, научную или культурную элиты метрополий, и/или массовым физическим уничтожением образованной части общества (сталинские репрессии). В итоге, успешно и безопасно для себя раскрыть талант на белорусской ниве было невозможно либо невероятно трудно, поскольку обрекало индивидов либо на голодное существование, либо создавало риски быть лишенным свободы или даже подвергнуться физическому уничтожению.

В современной системе международных отношений ситуация с суверенитетом и  территориальной целостностью Беларуси, в сравнении с ситуацией столетней давности, более-менее – но не однозначно, как показывают украинские события – определенна. Однако угроза национальным интересам с точки зрения утечки человеческого капитала остается. В последнее время и Польша, и Россия ускорились в погоне за образованной частью белорусского населения в репродуктивном возрасте. Новая редакция польского закона «Об иностранцах» упростила доступ иностранным выпускникам польских университетов на свой рынок труда и ввела скорый порядок (три года) предоставления гражданства обладателям «карты поляка». Изменения в российском законе «О гражданстве» позволяют еще быстрее (три месяца) получить российский паспорт всем желающим белорусам, предкам которым доводилось вольно или невольно проживать на современной территории России.

Новшества российского закона «О гражданстве»

Разговоры о необходимости упрощения миграционных правил для этнических русских и для русскоязычных жителей постсоветского пространства идут в России уже давно. Российский парламент начал рассматривать законопроекты в этой сфере в 2013 году, исполняя поручение В. Путина из его Послания Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 года. Некоторые из предложенных Госдуме законопроектов были весьма либеральные. Например, предлагалось даже позволить, наряду с российским гражданством, сохранять предыдущее [1]. Однако прошлой осенью российские депутаты по той или иной причине отвергли все ранее предложенные законопроекты.

Зато под влиянием украинских событий тема актуализировалась, и в марте 2014 года Федеральная миграционная служба (ФМС) России представила в парламенте новый вариант законопроекта, направленного на упрощение получения российского гражданства русскоязычными гражданами зарубежных стран. Уже к середине апреля изменения в закон «О гражданстве» одобрили обе палаты парламента, а к концу месяца его подписал В. Путин.

Согласно новой версии закона, иностранцы, признанные носителями русского языка и проживающие на территории России, при условии отказа от имеющегося у них гражданства, могут получить российское гражданство в упрощенном порядке, то есть всего в течение трех месяцев. Статус носителя русского языка (для этого нужно владеть русским языком и повседневно использовать его в семейно-бытовой и культурной сферах) необходимо подтвердить в ходе собеседования с образованной под эгидой ФМС комиссией. При этом закон действует, если «данные лица либо их родственники по прямой восходящей линии постоянно проживают или ранее постоянно проживали на территории Российской Федерации либо на территории, относившейся к Российской империи или СССР, в пределах Государственной границы Российской Федерации».

Миллионы белорусов под действием закона

Даже при формулировке «в пределах государственной границы РФ» под действие закона попадают 15-20% жителей Финляндии (потомки более 400 тысяч финнов, которые переселились в Финляндию из Карелии после советско-финской войны) и потомки тех немцев и литовцев, которые до Второй мировой войны жили на территории современной Калининградской области. Но наиболее широкое гипотетическое применение упрощенного порядка приобретения российского гражданства касается балтийских стран, Украины и Беларуси.

Во-первых, у многих белорусов один из ближайших предков по восходящей линии (родители, бабушки, дедушки и т.д.) действительно происходят с территории современной России. Во-вторых, при широкой трактовке понятия «постоянного проживания» (длительность проживания один год и более), под действие закона потенциально попадают те белорусы, которые (или предки которых) в советские времена вольно или невольно проживали в РСФСР. Это могло происходить или в рамках трудоустройства на территории современной России в советское время, или в рамках военной службы на территории РСФСР, или даже в рамках пребывания в ссыльном сибирском лагере в результате репрессий.

В-третьих, предкам сотен тысяч жителей Беларуси довелось пожить «на территории, относившейся к Российской империи… в пределах Государственной границы Российской Федерации» в ходе Первой мировой войны. Реагируя на провал своей военной кампании и наступление немецкой армии, Российская империя не нашла ничего более разумного и человечного, чем широко применять тактику выжженной земли на территории «западных губерний». Промышленные предприятия с территории современной Беларуси эвакуировались, сельскохозяйственные хранилища и посевы уничтожались, население принудительно выселялось вглубь империи, скот перегонялся или уничтожался на месте, села нередко сжигались [2]. В результате, на территории современной России к концу войны оказалось около 2 миллионов беженцев с территории Беларуси, большая часть из которых позже постепенно возвратилась назад.

Таким образом, сотни тысяч, а скорее миллионы, белорусов, предки которых по восходящей линии и не происходят с современной российской территории, при желании обосноваться в России могут рассчитывать на статус носителя русского языка и быструю замену паспорта. Более того, ссылка к истории Российской империи в российском законе и отсутствие ограничения числа колен родства делает возможной ситуацию приобретения архивной справки о наличия родственника, проживавшего в Смоленске хоть в середине 18-го столетия.

Важные факторы: единый рынок труда и безвизовый режим Россия-ЕС

В условиях единого рынка труда в рамках евразийской интеграции значительных стимулов отказываться от гражданства Беларуси у временных трудовых мигрантов нет. Им и так положены равные с гражданами России права на рынке труда, медицинское обслуживание наравне с россиянами и прочие социальные гарантии в случае легального трудоустройства. Впрочем, если на практике российские работодатели по той или иной причине в будущем будут сталкиваться с более высокими издержками при найме белорусов, то ситуация с выгодами от обретения российского гражданства для трудовых мигрантов может измениться.

Пожалуй, только в редких случаях российское гражданство может действительно облегчить жизнь белорусским гастарбайтерам. Например, если родитель или оба родителя на недолгий период времени приезжают в Россию со своим ребенком, которого хотят временно определить в местный детский сад или школу. В таком случае нужно написать заявление и приложить трудовой договор с российским работодателем, подтверждающий статус мигранта. Однако большинство временных трудовых мигрантов из Беларуси на российском рынке работают вовсе нелегально. С другой стороны, работодателя в большей степени может устраивать именно нелегальный статус работающего, а потому наличие российского гражданства может и не облегчить мигранту жизнь. С большей вероятностью могут предпочесть обрести российское гражданство белорусы, которые планируют переехать в Россию на достаточно долгий период времени (год и более). Это особенно касается представителей тех профессий (например, сотрудники правоохранительных органов [3]), которые имеют право работать по специальности в России только в случае наличия российского гражданства.

Если Россия раньше удостоится безвизового режима с Евросоюзом (а Беларусь в этой сфере намного отстает от соседей), то это предоставит важный потенциальный бонус обретения российского паспорта для части белорусов. Впрочем, позиция и действия Кремля по украинскому вопросу наверняка отдалили перспективу введения безвизового режима между ЕС и Россией. В целом, законодательство об упрощенном получении гражданства – это потенциально мощный рычаг давления на Беларусь в том случае, если она в будущем отдаст предпочтение европейской интеграции и созданию единого рынка труда с Евросоюзом. В таком случае Россия вкупе с различными механизмами экономического давления сможет усложнить доступ гражданам Беларуси на свой рынок труда, что вынудит многих белорусов принимать радикальное решение о своей гражданской принадлежности.

Польша: втягивание в свою орбиту через «карту поляка»

Польские государственные органы объясняли инициативу с законом о «карте поляка» (вступил в силу в 2008 году) исключительно благородными целями – моральная обязанность и забота о потомках этнических поляков, которые волей истории оказались за пределами современной Польши. Изначально «карта поляка» сама по себе не давала ее обладателю ни права на постоянное жительство в Польше, ни права на приобретение польского гражданства. Она предоставлялась лишь в случае отсутствия у заявителя постоянного вида на жительства и утрачивалась, если обладатель «карты поляка» удостаивался постоянного вида на жительство.

Стоит подчеркнуть, что польская историография постоянно поддерживает дискурс о предательском разделе Польши нацистской Германией и СССР в 1939 году, игнорируя при этом не менее предательский польско-советский Рижский договор 1921 года, разделивший земли современных Беларуси и Украины.

Изменения в польском законе «Об иностранцах», которые вступили в силу с мая 2014 года, резко меняют качество «карты поляка» и обнажают сугубо прагматические цели польской стороны. Отныне «карта поляка» – это не просто «жест солидарности со стороны польского государства людям, считающим себя поляками» (по словам бывшего посла Польши в Беларуси), а инструмент привлечения жителей постсоветского пространства в Польшу на постоянное место жительства в своих демографических и экономических интересах.

Теперь обладатели «карты поляка» могут при желании получить в Польше постоянный вид на жительство, а по прошествии трех лет стать гражданами Польши. Более того, по словам главы МИД Польши, правительство работает над тем, чтобы сократить период приобретения польского гражданства для обладателей «карты поляка» до двух лет.

Кроме этого, новая редакция того же закона упростила доступ на польский рынок труда иностранным выпускникам польских университетов. Теперь после окончания польского университета белорусам не придется хитрить, чтобы легализовать свое пребывание на время, пока они подыскивают себе достойную работу. Отныне после окончания учебного заведения выпускники могут получать временный вид на жительство в Польше сроком на год, чтобы за это время найти себе рабочее место на местном рынке труда.

Противоречивая борьба с «картами поляка»

Не секрет, что зачастую обращающиеся за «картой поляка» и получающие ее белорусы делают это вовсе не по причине духовной связи с Польшей, но исходя из прагматических соображений. Наличие «карты поляка» предоставляет молодым белорусам поступать в польские университеты на правах польских граждан, в том числе и рассчитывать на государственную стипендию. «Карта поляка» также освобождает от обязанности получать разрешение на работу в Польше по установленной процедуре, что используют потенциальные трудовые мигранты.

Наконец, в связи с тем, что получение шенгенской визы для многих – дело очень затратное, «карта поляка» – очень удобный инструмент облегчения мобильности. Нередко на процедуру получения «карты поляка» решаются именно с тем, чтобы обеспечить себе относительно беспроблемное получение долгосрочной национальной польской визы. Парадокс заключается в том, что белорусские власти, затягивая заключение соглашения об упрощенном визовом режиме с Евросоюзом и ограничивая число польских консульских работников, создают еще больший дисбаланс в спросе и предложении шенгенских виз, тем самым дополнительно подталкивая часть белорусов к получению «карты поляка».

Ограничение размера польского консульского штата сказывается не на числе «карт поляка», а прежде всего на количестве выдаваемых шенгенских виз. Показательно, что в 2013 году впервые с 2008 года число выданных шенгенских виз польскими консульствами уменьшилось в сравнении с предыдущим годом (на 20 тысяч) [4]. Тем временем динамика выдачи «карт поляка» в 2013 году сохранилась.

Иными словами, если бы процедура получения шенгенской визы была менее обременительной и населению были доступны другие механизмы мобильности (местное приграничное движение), то и число получивших «карту поляка» к этому времени наверняка было бы меньшим.

Тем временем белорусские власти сознательно затрудняют мобильность своих граждан: более двух лет откладывалось начало переговоров с Евросоюзом об упрощении визового режима, более двух лет затягивается запуск соглашений о местном приграничном движении с Польшей и Литвой. Выходит, с одной стороны, белорусские власти принимают контрмеры (например, перспектива увольнения чиновников, обладающих «картой поляка») в противостоянии польской инициативе, а с другой, – своей же политикой ограничения мобильности населения ей способствуют.

-----------------

[1] Елисеев А. МИГРАЦИЯ. Белорусы между «картой поляка» и российским «соотечественником».

[2] Саматыя В. Проблема беженцев Беларуси в годы Первый мировой войны.

[3] Федорович В. Белорусские милиционеры хотят служить в российской полиции.

[4] Елисеев А. Балтийские страны в 2013 году улучшили статистику выдачи шенгенских виз в Беларуси.