Казахстан – заложник «тройки»

Таможенную «тройку» ждут очередные испытания. Речь сейчас не только о том, удастся ли из-за неуступчивой позиции Беларуси, которой Россия отказалась заплатить за очередной этап интеграции экспортной пошлиной на нефтепродукты, подписать в назначенный срок – 29 мая – Договор о создании Евразийского экономического союза (ЕЭС). Скорее всего, Москве для спасения имиджа интеграционного проекта в очередной раз придется пойти на определенные финансовые жертвы (правда, не в том объеме, на который рассчитывает официальный Минск). На пороге еще одно событие: Казахстан готовится вступить в ВТО.

Недавно замминистра экономики и бюджетного планирования этой страны Тимур Жаксылыков заявил, что Казахстан рассчитывает стать членом этой организации уже в этом году. И этот факт может стать еще одним серьезным испытанием для довольно шаткой интеграционной конструкции. Теперь, самое главное: на каких условиях состоится вступление Казахстана в ВТО? Отметим, что казахстанская сторона завершила переговоры по вступлению в ВТО еще в мае прошлого года. При этом условия вступления в ВТО у Казахстана заметно отличаются от условий вступления России в эту организацию: около 8 тыс. товарных позиций имеют более низкую тарифную защиту, чем у РФ, что свидетельствует о специфике экономических реалий Казахстана.

Между тем, Россия бдительно патронирует процесс вступления Казахстана в ВТО. Тем более, что согласовывать условия своего вступления в ВТО страна «тройки» теперь должна с оглядкой на Таможенный союз. Недавно российский посол в Беларуси Александр Суриков в этой связи заметил, что переговоры этой страны с ВТО «идут нормально, но казахстанской стороне пытаются навязать планку по уровню тарифной защиты ниже, чем российская». «Мы подключаемся к этой работе. Потом будет крайне сложно сопрягать тарифы Таможенного союза с российскими, согласованными с ВТО, казахстанскими, согласованными с ВТО, и белорусскими, которые согласуются. Это будет крайне сложный конгломерат, если будет три разных тарифа. Наша задача, трех сторон, выйти на единые правила игры для каждой страны», – сказал А. Суриков.

Присоединение к ВТО, конечно же, предусматривает разовое снижение таможенных пошлин. После длительных переговоров с ВТО российским чиновникам удалось выторговать для себя достаточно выгодные условия интеграции в мировую торговлю, в том числе настоять на переходном периоде в 5-7 лет с постепенным снижением тарифов. Казахстану сделать это сложнее, к тому же не всегда выгодно защищать именно те позиции, которые выгодны России. В то же время Москва опасается, что если зарубежные компании без барьеров войдут на казахстанский рынок, то их продукция может спокойно попасть и на российский рынок, поскольку между Казахстаном и Россией нет таможенной границы.

Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов в ноябре 2013 года рассказал, что партнеры по ВТО «пытаются использовать переговоры с Казахстаном, чтобы войти на наш рынок ровно на тех условиях, которые мы отвергли». По его словам, там, где по наиболее чувствительным позициям РФ не соглашалась, – самолеты, вертолеты, сельхозтехника, автомобили, – и договорилась с ЕС и США по уровню таможенной защиты, теперь западные партнеры говорят Казахстану: давайте, включайте в общую формулу все эти чувствительные позиции, уменьшайте соразмерно уровень таможенно-тарифной защиты.

Настаивая на том, чтобы страны» таможенной «тройки» имели с ВТО единые правила, Россия преследует прежде всего свои интересы. При этом экономики стран «тройки» принципиально различаются: казахстанская экономика практически полностью сырьевая, экономика РФ в большой степени сырьевая, но при этом имеет большой промышленный сегмент, белорусская экономика – в основном потребитель сырья, но также имеет промышленную ориентацию. Следовательно, слепое копирование российских правил открытия национального рынка другими участниками «тройки» чревато проблемами, а значит, серьезными конфликтами в интеграционном объединении.

Можно предположить, что разноскоростная интеграция стран «тройки» в ВТО будет и далее расшатывать саму конструкцию интеграционного объединения. В то же время сырьевая ориентация стран «тройки» будет увеличивать риски для их экономик.

В структуре взаимной торговли Таможенного союза на энергоносители приходится около 34%. При этом данная группа товаров занимает в торговле России составляет свыше 44%, а Казахстана – более 40%. В то же время продукция машиностроительной отрасли в структуре торговли занимает лишь 19,2%. При этом на долю России приходится около 16%, Беларуси – около 31%, Казахстана – всего лишь около 9% машиностроительной продукции. За последние годы структура торговли в «тройке» практически не изменилась.

Сейчас на страны СНГ приходится около половина импорта Казахстана, на ЕС – шестая часть. Объем торговли Казахстана с Евросоюзом составляет около 50 млрд. USD. По оценкам экспертов, теоретически ЕС может побороться за 41% казахстанского импорта машин и транспортного оборудования и за 27% импорта промышленных товаров. Но позволит ли это сделать Россия, которая имеет серьезный рычаг давления на Казахстан, связанный с условиями транзита казахских энергоносителей по ее территории, – большой вопрос.

Собственно, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев публично признал возникшие проблемы со вступлением страны в ВТО. «Мы полностью шли в фарватере России, нам была обещана поддержка при вступлении в ВТО. Балтийская конференция будет в этом году в декабре. Казахстан там мог бы уже вступить, но мы не можем, потому что поддержали уровень защиты России», – сказал в октябре 2013 года на саммите в Минске.

И все же пока не совсем понятно, какую позицию на переговорах по вступлению в ВТО займет Казахстан. Вряд ли Казахстан объявит, что для него присоединение к ВТО на уже объявленных условиях важнее, чем интеграция в рамках ТС. Скорее всего, торг с Россией за более чувствительные позиции, которые Казахстан хотел бы отстоять для поддержки национальной экономики на переговорах с ВТО, продолжится за кулисами.

Н. Назарбаев вынужден был предложить провести совместные с Россией переговоры с ЕС и США, «которые нас туда (в ВТО – прим. авт.) не пускают». «Говорят: вступайте на позициях, которые защитили до вступления в Таможенный союз. Тогда будет проблема у нас в Казахстане с Таможенным союзом», – сказал П. Назарбаев. Таким образом он косвенно подтвердил, что если бы не его членство в Таможенном союзе, вступление в ВТО давно бы уже состоялось.

Россия находилась в «предбаннике» ВТО почти двадцать лет. Не исключено, что такой же «опыт» грозит и Казахстану, который оказался в «заложниках» интеграционного объединения: скопировать российские правила вступления в ВТО национальные интересы не позволяют, а настоять на своих подходах мешают интересы «тройки» и, прежде всего, интересы России. Таким образом, если и Казахстан надолго застрянет в «предбаннике» ВТО (отметим, что Беларусь на пути включение в мировую торговлю далеко отстала от Казахстана), то Таможенный союз становится полузакрытым рынком для товаров, произведенных в «тройке», но в основном в России, поскольку ее вес во взаимной торговле ТС составляет около 60%.

Отметим, что в июне 2009 года правительства стран таможенной «тройки» официально объявили, что Россия, Казахстан и Беларусь прекращают самостоятельные переговоры о вступлении в ВТО и заявляют о вступлении в эту организацию единой таможенной территорией. Министр экономики Беларуси Николай Зайченко тогда поспешил назвать это событие «историческим», «к которому мы шли с 1995 года». Многие белорусские чиновники восприняли такое решение, вероятно, с душевным облегчением, ибо им отныне не требовалось особо напрягаться с интеграцией в мировую торговлю. Первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко отметил, что для вступления в ВТО «тройкой» потребуется 10-12 лет и более. Москва отреагировала на это заявление моментально, подчеркнув, что на это потребуются «не многие годы, а скорее многие месяцы».

Москва очень быстро отказалась от совместного сценария вступления в ВТО. Уже в июле 2009 года Д. Медведев заявил о фактическом возврате к формату раздельного вступления, отметив, что Беларусь, Казахстан и РФ могут раздельно вступать в ВТО, но на согласованных принципах. После того, как в августе 2012 года Россия первой в «тройке» стала членом ВТО, аутсайдерам интеграции – Казахстану и Беларуси – теперь придется копировать российские правила открытия своих национальных рынков.