Этикетки и реформы

Власть наконец-то стала отдавать отчет о реальной ситуации в нашей экономике. «Полный бардак, хозяина нет: никто сюда не ходит, чувствуется, никому это не надо», заявил Александр Лукашенко, посетив Слуцкий льнокомбинат. Аналогичную и даже более устрашающую картину увидел он и на Слуцком мясокомбинате – там его посещение даже уголовными делами завершилось. И эти оценки относятся не только к этим конкретным предприятиям. Подобные выводы с «наручниками» делались и делаются и по другим предприятиям и по целым отраслям.

Возможно, власть уже начала осознавать важность состояния дел в экономике для собственного выживания. «Так быть не должно. Разбирайтесь на всю катушку и немедленно уточните по стране, есть ли такой бардак на предприятиях», – подчеркнул президент. «На складах лежит продукции почти на 34 триллиона рублей. Кто ее будет продавать? Кто вернет деньги в оборот? Это почти 4 миллиарда долларов. А чего мы ходим с протянутой рукой кредиты? У нас на складах четыре миллиарда, а не два». «Должны были увеличить производительность труда – снизили. Обязывались наращивать экспорт – по факту упали на 7%. Ключевой вопрос, энергоемкость ВВП: планировали снижение – наращиваем», – добавил он, передает БелаПАН.

Соответственно, заговорили и о полномасштабных экономических преобразованиях. В Беларуси назрела пора совершенствовать экономическую политику без затяжек и излишних колебаний, заявил А. Лукашенко, обращаясь с посланием к белорусскому народу и Национальному собранию.

Начались предприниматься и конкретные попытки что-то изменить в экономике. Однако в целом «реформировать экономику» наша власть пытается строго «по нашему». У нас почему-то абсолютно уверены, что реформы можно проводить только путем замены терминологии, не меняя по сути практику. Чем-то это напоминает нашу национальную технологию переклеивания этикеток.

Наметили, к примеру, масштабную «реформу» сельского хозяйства. В начале текущего года в Беларуси была создана межведомственная рабочая группа для решения проблемных вопросов в агропромышленном комплексе. Предварительными итогами работы группы стала выработка проектов нормативно-правовых актов, которыми планируется оздоровить экономику. Эти проекты лягут в основу директивы президента № 5 и пяти указов президента по реформированию агропромышленного комплекса. Реформа в сельском хозяйстве действительно назрела и даже «перезрела». И в 2014 году в Беларуси планируют создать льготы для предприятий, которые готовы присоединить к себе убыточные хозяйства на селе, а также преобразовать колхозы в хозобщества или коммунальные унитарные предприятия. Кроме того, по словам министра сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Леонида Зайца, предполагается упростить процедуру продажи сельхозпредприятий с целью привлечений инвестиций и создать равные условия с другими субъектами хозяйствования по оказанию государственной поддержки. На первый взгляд – реформы.Однако, по мимо намерения переименовать колхозы, ничего нового «реформы» пока не предполагают.

Присоединение «мертвых» колхозов к еще подающим признаки жизни субъектам хозяйствования у нас практикуется уже давно. Так, к примеру, упомянутый выше Слуцкий мясокомбинат пришел в упадок именно после такой процедуры: в итоге огромные деньги ушли на строительство нового свиноводческого комплекса и на поддержку присоединенных колхозов. Но несмотря на то что успехами такие «объединения» не блещут, эту практику стали распространять и в других отраслях, называя это созданием «холдингов». Ибо наши власти почему-то абсолютно уверены, что после присоединения слабого к сильному, слабый тоже станет сильным,но не наоборот. Несмотря на то, всегда получается наоборот.

По поводу приватизации власти в основном рассуждают, а на деле большей частью осуществляет национализацию. Изредка действительно проходит и приватизация некоторых убыточных предприятий, но обязательно с пакетом условий – сохранения профиля предприятия, номенклатуры продукции, количества занятых, груза долгов, то есть, по сути дела, с сохранением убыточности. Опять же – этикетка вместо реформы. Все, по большому счету, осталось как было, только предприятие вместо «государственное унитарное» стало называться ОАО или как-нибудь еще.

Или вот еще пример «реформы». В ближайшее время в Беларуси выйдет декрет, предусматривающий усиление ответственности руководителей за состояние предприятий, а также согласование с местными властями кандидатур на руководящие должности частных и государственных предприятий. Об Александр Лукашенко заявил в своем послании 22 апреля. Сегодня и без «согласования» исполкомы уверенно «прессуют» частные предприятия. Теперь же, по всей видимости, будут прямо руководить всеми предприятиями независимо от формы собственности, как в советские времена. Ведь даже в СССР, кто помнит, не все предприятия назывались государственными, но это были лишь разные этикетки на одном «товаре». Скажем, колхоз считался коллективным предприятием, а не государственным. Государственным предприятием был совхоз. Но разницы фактически не было. Кандидатуры руководителей и колхозов, и совхозов согласовывались в райкоме партии, райком же фактически и руководил этими предприятиями, спускал планы, определял что и где сеять и когда начинать «битву за урожай». Так что формальная разница в формах собственности никакой роли не играла.

Иными словами, возвращение к советской экономической практике помечается этикеткой «экономическая реформа», после чего предлагается считать, что вскоре мы реально «запроцветаем». Сомнительно. Ведь если даже некоторые современные термины и попадут в нашу «программу реформ», на практике это будут все те же «колхозы» и «райкомы» с белорусской спецификой (и новыми вывесками). Соответственно, трудно ожидать, что и конечный результат сильно изменится.

Успешные реформаторы поступают не так. В Китае, к примеру, считают, что главное – не в названии, а в сути. Названия же, если это возможно, стараются не менять. Так формально коммунистическая партия до сих пор строит там социализм. А реально страна уже очень рыночная, причем, как считают многие эксперты, гораздо более рыночная, чем даже некоторые европейские страны. Лучше поступать как китайцы. Можно и не менять названия. А вот суть надо менять обязательно.