Коррупция. Вечный бой с самим собой

Созданная Александром Лукашенко система госуправления сама по себе порождает коррупцию с которой белорусский лидер постоянно пытается бороться. Однако президент с поразительной настойчивостью повторяет свои ошибки и вольно или невольно способствует сохранению наличного положения дел.

Круг замкнулся. Двадцать лет назад депутат Верховного Совета Республики Беларусь Александр Лукашенко буквально ворвался в большую политику на гребне войны с коррупцией, сегодня президент Лукашенко опять вернулся к этой неисчерпаемой теме. Послание президента страны было пропитано антикоррупционной риторикой. Александр Лукашенко прошелся буквально по всем – от оперативного уполномоченного ОБЭП до министра и привел примеры коррупции на самом низком и самом высоком уровне. Одно только осталось непонятным кто, собственно, стоял на трибуне Овального зала – фрондирующий руководитель антикоррупционной комиссии ВС РБ, или глава белорусского государства.

Президент обещал сгноить коррупционеров, распихать их по камерам и обнести колючей проволокой. Но подобные угрозы из верховных уст звучат постоянно, а коррупционеров меньше не становится…

Вопреки собственным декларируемым намерениям президент наглядно продемонстрировал неэффективность всех своих антикоррупционных мероприятий. За два десятилетия Александр Лукашенко так и не смог искоренить это явление или существенно минимизировать его. Более того, коррупция в Беларуси продолжает цвести, а чиновники, предположительно, не очень-то боятся белорусского «батьку». Остается предположить, что основными зрителями антикоррупционного шоу должны стать белорусские обыватели. Экономическая ситуация в нашей стране отнюдь не блестяща и в таких условиях необходимо показать согражданам виновников проблем.

Как бы там ни было, именно созданная Лукашенко система является основным источником коррупции. Гипертрофированные полномочия чиновников, тотальный государственный контроль за экономикой провоцируют коррупционные преступления. И именно президент вольно или невольно порождает и стимулирует коррупцию в Беларуси.

Впрочем, А. Лукашенко сказал немало правильных слов о необходимости урезания полномочий бюрократического аппарата, о развитии рынка и частной инициативы… И тут же предложил закрутить гайки.

В частности глава государства рассказал о намерении издать декрет, фактически предусматривающий назначение государством руководителей частных предприятий. «В ближайшее время мною будет подписан декрет (он уже на выходе), который раз и навсегда покончит с пересаживаниями из кресла в кресло и с разгильдяйством руководителей всех рангов», – сказал Лукашенко. И детализировал: «Этим декретом будет введено обязательное согласование местной властью любого должностного перемещения руководителей, заместителей и главных специалистов всех предприятий – и государственных, и частных. Подчеркиваю – всех, без исключения. Пусть частники меня услышат – их это будет касаться напрямую. Нельзя допустить, чтобы те, кто завалил дело, опять всплыли на этих же теплых местах. И нечего говорить о какой-то особой роли частной собственности. Они работают в Беларуси, значит, будут жить по законам нашего государства. Нарушат закон – понесут наказание. Причем согласование будет касаться как назначения на должность руководителей предприятий и главных специалистов, так и увольнения с нее».

Заявленная цель декрета – лишить возможности проваливших дело руководителей пересесть в другое теплое место. Вторая продекларированная цель – сократить уровень коррупции в Беларуси. Однако практическая реализация этой инициативы даст обратный эффект применительно к этим целям.

Расширение полномочий чиновников само по себе порождает коррупцию. Нетрудно понять, что именно бывшие чиновники и руководители смогут получать согласие своих собратьев на назначение руководителями, например, частных предприятий. Кто, как не бывшие чиновники и руководители обросли во время своей службы полезными связями? Они смогут без проблем решить все эти проблемы, договорившись либо заплатив кому-то деньги.

Более того, реализация этой весьма сомнительной инициативы приведет к расширению круга подставных лиц, разного рода зиц-председателей вроде классического Фунта. Нерадивые руководители формально займут на своих предприятиях вторые-третьи роли, и смогут даже формально устроиться дворниками – чтобы удовлетворить пожелание Лукашенко. Но реально будут дергать за ниточки марионеток-руководителей.

Кто действительно пострадает от воплощения идеи – это инициативные частники, не имеющие связей и блата в госструктурах. Именно руководителям частных предприятий будет очень трудно получить согласие на назначение: чиновник, даже руководствуясь благими намерениями, будет печься о том, как избежать ответственности в случае чего.

Следует подчеркнуть, что такого рода планы руководителя государства идут вразрез с его же заявлениями об экономической либерализации и сокращении полномочий чиновников. Такое чувство, что одна половина создания президента не ведает о том, что творит другая. Можно было бы сказать о правовой абсурдности инициативы, означающей вмешательство государства в частные дела, однако в Беларуси правовая риторика не пользуется популярностью.

Обратим, однако, внимание на трудности реализации такого прожекта. Получается, что чиновникам придется давать согласие на назначение десятков и сотен тысяч людей на посты руководителей, заместителей и главных специалистов частных предприятий. Это очень сложно сделать организационно. Возникнут бешеные очереди и – как эффект – новые возможности для коррупции, с которой Лукашенко «борется» уже 20 лет. Непонятными также остаются критерии, в соответствии с которыми будут производиться согласования.

Инициатива подобного рода несколько лет назад была реализована в сельскохозяйственных производственных кооперативах (СПК), то есть в колхозах: кандидатуры председателей колхозов согласовываются с местной властью. Повлияло ли это на уровень коррупции или на эффективность сельского хозяйства в нашей стране? Разве только в худшую сторону.

Если же президент хочет побороть коррупцию, он должен не расширять полномочия чиновников в экономике, а наоборот – ограничивать их. Если президент хочет лишить возможности бывших руководителей пристраиваться на «теплые места», то следует напротив – развивать конкурентную рыночную экономику, где важно будет умение эффективно руководить, а наличие каких-то личных связей станет вторичным фактором.