Неравноправное партнерство

Попытки привнести в белорусскую экономику институт государственно-частного партнерства  могут оказаться не слишком успешными. Во всяком случае на современном этапе когда государство явным образом доминирует в экономике.

Специальные законы о государственно-частном партнерстве (ГЧП) приняты в Германии, Польше, Румынии, Чехии, Венгрии, Греции, Бразилии, Южной Корее, Японии, Аргентине, Латвии, Молдове, Украине, Кыргызстане, России. В Беларуси аналогичный закон также разработан, а его проект в ближайшее время будет направлен в парламент.

Проект Закона Республики Беларусь «О государственно-частном партнерстве» размещен в открытом доступе на сайте Министерства экономики Республики Беларусь. Планируется, что после принятия этот закон установит основы правового регулирования, цели, задачи, общие принципы общественных отношений, складывающихся в рамках государственно-частного партнерства, и направлен на обеспечение стабильных условий развития всех форм государственно-частного партнерства.

Основными целями подготовки закона являются содействие привлечению инвестиций в экономику страны, концентрации материальных, финансовых, интеллектуальных, научно-технических и иных ресурсов партнеров, привлечение средств внебюджетных источников для финансирования капитальных вложений, научно-исследовательских работ, общественно значимых проектов и программ в экономике, инновационной, социальной и иных сферах.

Целями государственно-частного партнерства являются концентрация материальных, финансовых, интеллектуальных, научно-технических и иных ресурсов партнеров, привлечение средств внебюджетных источников для финансирования капитальных вложений, научно-исследовательских работ, общественно значимых проектов и программ в экономике, инновационной, социальной и иных сферах.

Нужно ли государственно-частное партнерство в Беларуси? С одной стороны, ответ очевиден – состояние основных средств в тех областях, которые традиционно относятся в нашей стране к государственной сфере: в энергетике, жилищном хозяйстве, коммунальных службах, – таково, что без существенных денежных вливаний ни о каком развитии или улучшении качества говорить не приходится. А бюджет таких средств не имеет и в ближайшем будущем иметь не будет. С другой стороны, партнерство все-таки предполагает изменение менталитета как получателей инвестиций, так и их доноров. Ведь ГЧП не означает, что партнер дает деньги и отстраняется от всего остального: партнерство подразумевает либо совместную эксплуатацию возведенных объектов инфраструктуры, либо эксплуатацию объекта только частным партнером. То есть именно частный партнер будет выполнять часть функций, относящихся к сфере деятельности государства.

На первый взгляд все выглядит замечательно. Но, как говорится, есть нюансы…

Прежде всего, государство в нашей стране, как известно, доминирует в экономике. И дело даже не в том, что государственная собственность в Беларуси, мягко говоря, преобладает. Намного больше проблем создает стремление государства руководить экономикой административными методами и абсолютное нежелание признать частника равноправным партнером.

Впрочем, если посмотреть отечественное законодательство, то все выглядит на первый взгляд цивилизованно. Вроде и равенство всех форм собственности предусмотрено, и равноправие государства с частником в гражданско-правовых (имущественных) отношениях установлено. Но, как говорится, слово – это одно, а дело – совсем другое.

Хотя и со словами у нас не все так однозначно. Например, Гражданский кодекс Республики Беларусь в числе основных принципов гражданского законодательства предусматривает и такие как принцип социальной направленности регулирования экономической деятельности и принцип приоритета общественных интересов. То есть исходя из этих принципов, можно заставить частника «подвинуться» на вполне законных основаниях.

Оставим, однако, юридическую казуистику. В нашей стране, как известно, можно годами дискутировать и извести тонны бумаги на издание законов, но реальность будет отличаться от теории. Пресловутые ментальность и особенности белорусского правосознания делает отечественное правоприменение весьма своеобразным.

Например, исход спора государства с частником в белорусском суде предсказать нетрудно – победит государство. И дело вовсе не в более высокой квалификации казенных юристов. Просто суды у нас не вершат правосудие а блюдут государственные интересы.

Добавим сюда практику постоянно менять правила игры в экономике и даже делать это «задним числом». Вспомним, как совсем недавно изменения в Налоговый кодекс были опубликованы 2 января, а вступили в силу они днем ранее. А ведь в пресловутой Директиве № 4 президент предписал публиковать подобные нормативные акты не позднее чем за три месяца до их вступления в силу. То есть государство само не придерживается собственных правил.

Вспомним также о практике проведения проверок в Беларуси. Виновных находят без лишних разговоров, наказания назначаются быстро, в административном порядке и без всяких там судов. Мелкий фискальный клерк может запретить субъекту хозяйствования распоряжаться собственным банковским счетом и изъять имущество в бюджет без всяких там судебных постановлений.

Подобных примеров можно привести много. И все они подтверждают только одно – партнерства государства и частника в нашей стране пока не предвидится. Во всяком случае, пока государство не пересмотрит свою роль в экономике.