Стабильность угасания

На фоне драматических украинских событий наша страна может показаться островком стабильности и благополучия. Власть именно так и представляет ситуацию на ТВ-экранах. Стабильность в Беларуси вроде как есть, но это скорее – стабильность угасания безнадежно больного, а не стабильность благополучия и процветания. Практически все у нас стабильно снижается и падает.

Спад ВВП РБ по итогам января-февраля 2014 года ускорился до 1,6% к аналогичному периоду 2013 года, в то время как в январе снижение составило 1,1%. В денежном выражении ВВП в январе-феврале составил Br 94,9 млрд., сообщает Национальный статистический комитет.  Производство промышленной продукции в январе-феврале 2014 г. снизилось на 5,5% до Br 103 трлн. 621 млрд. Выпуск сельхозпродукции хозяйствами всех категорий сократился на 4% до Br 10 трлн. 171,5 млрд., сельхозорганизациями – на 3% до Br 9 трлн. 532,3 млрд. Инвестиции в основной капитал снизились на 18,7% до Br 20 трлн. 229,1 млрд. Перевозки грузов транспортом уменьшились на 6,2% до 64,9 млн. тонн.

За январь-февраль 2014 года МАЗ, БелАЗ и Гомсельмаш существенно сократили объемы выпускаемой продукции. Согласно данным Национального статистического комитета Беларуси, за первые два месяца 2014 года крупнейшие предприятия машиностроения Беларуси выпустили 1170 грузовых автомобилей, что меньше уровня аналогичного периода 2012 года на 50,4%. Производство автобусов упало на 23,4% до 229 штук. Более всего за отчетный период «просел» выпуск карьерных самосвалов. Их было произведено 126 единиц, что на 56,7% меньше уровня января-февраля 2012 года. Самосвалов для эксплуатации в условиях бездорожья было произведено 553 единиц (минус 25,8% к уровню 2012 года). Производство зерноуборочных комбайнов белорусские предприятия сократили на 49,5% и выпустили 151 единицу этой сельскохозяйственной техники. Кроме того, за январь-февраль 2014 года с конвейера сошло 10,6 тыс. тракторов для сельского и лесного хозяйства, что на 11,9% меньше, чем годом ранее.

И так далее. При этом весь 2013 год наблюдалась практически аналогичная картина, разве что темпы снижения были несколько меньшими. То есть мы имеем дело не со случайным, временным замедление, а с устойчивой, долговременной и усиливающейся тенденцией.

Хотя кое-где можно найти и рост, если постараться. Непрерывно и быстро растут цены практически на все – этим объясняется некоторый рост розничного товарооборота. Другие же цифры роста лишь подтверждают давно обнаруженную тенденцию. Так, в феврале складские запасы промышленных предприятий Беларуси продолжали увеличиваться. По информации БелаПАН, на 1 марта уровень складских запасов превысил 80% от среднемесячного объема производства. На 1 марта объем складских запасов предприятий составлял Br 32,58 трлн. и достиг 80,8% от среднемесячного объема промпроизводства (на 1 февраля – 78,2%). За январь-февраль объем складских запасов на предприятиях страны вырос в денежном выражении на Br 4,6 трлн. (почти на USD 480 млн. в эквиваленте по среднемесячному курсу за указанный период).

Имеется надежда, что американские и европейские санкции против России несколько поспособствуют разгрузке белорусских складов и терминалов. Но изменить ситуацию коренным образом даже они не смогут.

По итогам 2013 года сальдо счета текущих операций платежного баланса Беларуси сложилось отрицательным в размере USD7275,8 млн. против USD1839,0 млн. в 2012 году, сообщается в статистическом отчете Национального банка РБ. То есть в данном отношении мы имеем рост почти в 4 раза, но это не тот рост, которому можно радоваться. Валовой внешний долг Беларуси за 2013 год вырос на 15,9% и составил на 1 января 2014 года USD39 млрд. 124,3 млн. По данным НББ, краткосрочный валовой внешний долг за 2013 год вырос на 18,5% и составил на 1 января USD 15 млрд. 180,8 млн. Долгосрочный валовой внешний долг вырос за минувший год на 14,2% и достиг USD 23 млрд. 943,5 млн. Опять же – рост, который только подтверждает тенденцию ускоряющегося спада.

Сумма чистого убытка организаций за январь текущего года составила Br2,1 трлн., что почти в полтора раза больше, чем за этот же период 2013 года.

Иными словами наша «стабильность» очень напоминает стабильность больного, погруженного в кому. Не кричит, не бьется в конвульсиях, просто потихоньку угасает. А наши «врачи» от власти и довольны, поскольку заражения «майданом» удалось-таки избежать. Но наш больной болен чем-то иным. Хотя, может быть, наша власть просто боится: начнешь выводить больного их комы – возьмет ведь и умрет скоропостижно.