Сценарий для Беларуси

Похоже, что «интеграционная политика» оживится. Есть повод, есть возможности и огромное желание решить проблему, которая в течение 20 лет обсуждалась, и откладывалась в долгий ящик. Похоже, подходящее время пришло.

Во-первых, Союзное государство (Союз России и Белоруссии) юридически уже существует. Пускай виртуально, но уже действует. С того самого момента, когда 29 апреля 1996 года руководители ВС РБ и Госдумы России подписали соглашение о Парламентском Собрании. 2 апреля 1997 года в Москве Лукашенко и Ельцин подписали Договор о Союзе Беларуси и России, в развитие которого 23 мая 1997 года был подписан Устав Союза Беларуси (Белоруссии) и России.

После этого в справочниках было дано определение этому феномену: «СБР (СГРБ и проч.) является политическим проектом союза Российской Федерации и Республики Беларусь с поэтапно организуемым единым политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, юридическим, гуманитарным, культурным пространством». Единое политическое пространство в данном контексте – это единое центральное (союзное правительство), обладающее (по обстоятельствам) всеми необходимыми функциями, институтами и атрибутами.

То есть это должны быть именно союзное правительство, в большой мере независимое об белорусского правительства и российского; это будет союзный парламент, которому (воленс-ноленс) должны подчиниться республиканские парламенты.

Еще Петром I велено: «Читай устав на сон грядущий! И поутру, от сна восстав, Читай усиленно устав». Устав Союза – это уставная грамота, технологическая карта, в соответствии с которой стороны должны двигаться навстречу друг другу. Эту «грамотку» подписывали Ельцин и Лукашенко. Ельцина уже не спросишь, что он имел в виду, а у Лукашенко все еще можно поинтересоваться о возложенных на Беларусь обязательствах. И если окажется, что он имел в виду не то, что получилось, то в ответ услышит: сам виноват. Его прихоти и устремления придется оплачивать Беларуси.

Как известно из учебников, государство возникает, когда князь имеет дружину и право взимать дань с подданных. С той поры государство усложнялось, обрастала функциями и механизмами, но указанные выше моменты определяют и современное государство. Именно поэтому Путин решил, что в Минске невнимательно читали учебники, и в 2002 году пояснил, что во взаимные отношения партнеров предложил оценивать так: «мухи отдельно, котлеты отдельно». То есть Минск может по-прежнему хлопотать в Москве об экономических «призах», но в том случае, когда свои суверенные права делегирует Москве. И забудет о паритетах, поскольку белорусская экономика составляет только 3% от российской экономики.

Иными словами, речь шла не о советском варианте, не о европейском, но об аннексии. Формально добровольной.

В Минске на это поспешили обидеться, предприняли несколько демонстративных демаршей, «молочно-мясных пикировок», но на серьезные шаги не пошли, поскольку к серьезному сопротивлению оказались неспособными.

Путин же прозондировал проблему и убедился, что плод еще не созрел. Занялся «зачисткой» Кавказа, повоевал с Грузией, отнял у нее Абхазию и Южную Осетию и оскорбил грузин, занялся «украинским проектом». В 2004 году провалился вместе с Януковичем, но дождался выгодного момента.

Вполне вероятно, что никто не ожидал такого результата. В Генеральных штабах существуют различные заготовки применения ВС против других государств. Они постоянно обновляются с учетом «злоба дня», на всякий случай. А тут «подвернулась оказия».

Судя по всему, Украина уступила свое первенство Беларуси, хотя именно здесь был подготовлен пилотный проект. За ней следовали Казахстан, Армения, Приднестровье и лишь потом – Украина.

Как известно, в ознаменование российско-белорусской интеграции стороны обязались провести референдум. Если Минск по каким то причинам окажется не готовым, волю народов исполнит Москва. Референдум  объявит кто-нибудь из заместителей Председателя высшего Государственного Совета Союзного государства Александра Лукашенко.

Если он заболеет.

Я не утверждаю, что на будущий год запланировано поглощение Беларуси Россией. Но если такой план вступит в фазу реализации, его постараются выполнить в контексте наступающих президентских выборов. Останется ли Лукашенко «легитимным» президентом, или его «нелегитимно» отстранят, не суть важно. Это фактически не зависит от него. Но платить придется всем участникам «интеграционных игр».