Белорусская АЭС: чья это будет собственность?

Вопрос, вынесенный в заголовок статьи, не риторический: уже примерно через 6-7 лет Беларусь должна приступить к выплате выданного Россией кредита на строительство Белорусской АЭС. Напомним, указ А. Лукашенко о строительстве Белорусской АЭС был подписан 2 ноября 2013 года, а 6 ноября на площадке в Островце началась заливка «первого бетона» под первый энергоблок.

Белорусская АЭС будет состоять из двух энергоблоков суммарной мощностью до 2,4 тысячи МВт. Пуск первого энергоблока в соответствии с контрактом намечен на конец 2018 года, второго – на 2019 год. Согласно кредитному соглашению, уже через полгода после запуска АЭС в эксплуатацию Беларусь должна приступить к выплатам по кредиту.

АЭС как «альтернатива»

Принятое без публичного обсуждения решение о строительстве АЭС белорусские власти в 2005 году объясняли катастрофической энергозависимостью от России. Как заявлялось, Беларусь ежегодно покупает в России примерно 20-22 млрд. куб. м природного газа, на газе вырабатывается около 95% электроэнергии. Поэтому, убеждали лоббисты АЭС, повышение цены на природный газ представляет реальную угрозу энергетической безопасности Беларуси, поскольку серьезно повлияет на темпы экономического роста в Беларуси и может спровоцировать серьезные социальные последствия.

Альтернативой «катастрафической зависимости» от России белорусские власти назвали строительство АЭС. Белорусские ученые назвали аргументы: производство электроэнергии на ядерном топливе в 2 раза дешевле, чем на традиционном топливе. В результате АЭС позволит заместить 4-4,5 млрд. кубометров газа в год. Отметим, что еще 8 лет назад А. Лукашенко заявлял, что строить АЭС в Беларуси «будет тот, кто победит в международном конкурсе» (после 2006 года Лукашенко в противовес Москве пытался наладить отношения с Брюсселем и Вашингтоном). Поэтому среди возможных претендентов назывались не только российская компания «Атомстройэкспорт», но и франко-германская Areva и американо-японская Westinghouse-Toshiba.

Хотя изначально было ясно, что Беларусь никому не отдаст этот проект - только России. Во-первых, Россия не простила бы ближайшему союзнику подобного к себе отношения. Да и сам союзник, полностью зависящий от нее в экономике и политике, все больше набивал цену и не собирался искать альтернативного партнера.

Тем более: кто еще, кроме России, мог предложить официальному Минску такие супер-условия кредитования проекта. Беларуси как участнице Союзного государства Россия в 2008 году пообещала выделить кредит Беларуси для строительства АЭС в размере до 100% его стоимости, хотя все подобные проекты за рубежом Россия финансирует в объеме до 85% финансовых обязательств.

Соглашение по выделению кредита на строительства Белорусской АЭС было подписано 25 ноября 2011 года. В соответствии с ним Россия согласилась выдать Беларуси на строительство АЭС государственный экспортный кредит в размере до 10 млрд. USD. За счет этого кредита финансируется 90% стоимости контракта на строительство АЭС. При этом белорусская сторона должна авансировать 10% суммы контракта (в долларах либо в российских рублях).

Следует заметить, что 10 млрд. USD– это не товарный кредит, а экспортный. Поэтому процедура выделения денег особая: после выполнения определенных работ или поставки оборудования дирекция АЭС подписывает документы и направляет их в российский Внешэкономбанк. Банк документы проверяет, поскольку при расчетах за поставленные товары или услуги используется аккредитивная форма расчетов. Затем Минфин России проплачивает необходимые средства непосредственно ЗАО «Атомстройэкспорт».

Воспользоваться кредитом Беларусь может в 2011-2020 годах. А вот погашать его она начнет, по соглашению, через 6 месяцев после ввода АЭС в эксплуатацию, но не позднее 1 апреля 2021 года. Погашение будет осуществляться 30-ю равными долями каждые полгода, то есть на протяжении 15 лет. Таким образом, максимальный срок использования и погашения кредита в сумме может составить 25 лет. Все выплаты по российскому «атомному» кредиту осуществляются в долларах США.

Кредит льготный, но обременительный

При этом условия соглашения предполагают достаточно жесткие санкции, если белорусская сторона не сможет оплачивать платежи. Заметим при этом: чтобы получить кредитные деньги, белорусская сторона должна сначала сама заплатить 10% от контракта. Наконец, кредит касается только тех контрактов, которые берет на себя российская компания. Все другие сопутствующие проекты белорусская сторона должна финансировать самостоятельно или же привлечь заемные ресурсы.

Таким образом, сумма кредита будет рассчитываться в соответствии со стоимостью каждого контракта (за вычетом белорусского аванса), и на эту сумму будут насчитываться проценты. Соглашением предусмотрено, что на половину суммы процент будет фиксированным – 5,23% годовых, на вторую половину ставка будет плавающей – ставка LIBOR для 6-месячных депозитов в долларах США (на Лондонском межбанковском рынке по состоянию на первый день соответствующего периода начисления процентов) плюс маржа в размере 1,83% годовых.

Проценты по кредиту будут начисляться ежедневно, а уплачиваться дважды в год: 1 апреля и 1 октября каждого года до даты погашения основного долга включительно. Учетом и расчетами по кредиту будут заниматься российский Внешэкономбанк и его белорусская «дочка» Белвнешэкономбанк.

Если же 1 апреля проценты по графику не будут выплачены (то есть, не поступят на нужный счет), эта задолженность уже на следующий день может считаться просроченной. С этого момента включается «счетчик»: к процентам по кредиту добавляется маржа 2% годовых и действует вплоть до полного погашения просрочки.

Если же Беларусь не погасит просроченную задолженность в течение 180 дней, то вся имеющая по соглашению на это время задолженность консолидируется (включая основной долг, проценты, проценты по просрочке) и подлежит немедленному погашению. При этом на всю консолидированную задолженность ежедневно начинают начисляться проценты по ставке «счетчика»: то есть те, которые установлены соглашением для использования, плюс 2% годовых. Помимо этого, до погашения консолидированной задолженности Беларусь не сможет и платить текущие проценты, – все поступающие деньги будут списываться на ее погашение.

Мы просто «одолжили деньги у России»

«Я исхожу из того, что мы одолжили деньги у России: это примерно 10 млрд. долларов – стоимость станции», – заявил А. Лукашенко на встрече 20 января в Минске с гендиректором «Росатома» Сергеем Кириенко. Тем самым он дал понять, что Белорусская АЭС будет исключительно белорусской собственностью.

Оснований думать иначе сейчас вроде бы нет, поскольку платежи по процентам за «атомный» кредит для довольно щадящие. Иное дело, сейчас пока не совсем понятно, насколько оплата этого кредита будет обременительна для белорусской казны. Однако, учитывая тенденции последних лет и стремительный рост госдолга, через несколько лет подобные выплаты могут оказаться весьма критичными для отечественной экономики. Если Беларусь выберет весь кредит под строительство АЭС (до 10 млрд. USD) по ставке 5%, то ей после 2021 года придется погашать в течение 15 лет примерно по 1 млрд. USD в год. Естественно, что это будут не единственные выплаты по госдолгу.

Отметим, что сейчас параллельно со строительством АЭС Беларусь за счет китайский кредитов реализует проект по созданию системы выдачи мощности с Белоруской АЭС в энергосистему. Контракт между заказчиком проекта – РУП «Гродноэнерго» и китайской компанией NCPE заключен в августе 2012 года. Стоимость контракта – более 340 млн. USD. Финансирование 95% стоимости контракта осуществляется за счет кредита Экспортно-импортного банка Китая, оставшиеся 5% финансируются за счет собственных средств РУП «Гродноэнерго».

Контракт предусматривает в срок до 2018 года осуществить комплексное строительство и реконструкцию высоковольтных линий электропередачи напряжением 330 кВ, строительство и реконструкцию подстанций 330 кВ схемы выдачи мощности Белорусской АЭС.

Поэтому не исключено, что в перспективе Беларуси придется погашать «атомный» кредит в том числе и за счет части собственности в самой АЭС.

Еще один вариант: чтобы «отбить» вложенные в строительство АЭС деньги, Россия может потребовать от Беларуси, как и при продаже «Белтрансгаза», установить наценку к продаваемой на внутреннем рынке электроэнергии. Но в любом случае это может оказаться слишком тяжелой ношей для белорусской экономики.

Стратегия – это экспорт

Понимая возможные перспективы своей АЭС, белорусские власти стараются поскорее «легализовать» этот объект. Решить этот вопрос нужно в том числе и для организации после строительства АЭС экспорта белорусской энергии в Европу.

Пока остаются проблемы с согласованием ОВОС, думать об этом Беларусь пока не может – Евросоюз просто не пустит на свой рынок электричество из генерационных источников, которые не соответствуют международным стандартам. Вот почему министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей недавно в своем интервью информационному агентству BNS еще раз заявил о том, что Беларуси и Литве необходимо находить компромиссные, взаимовыгодные, взаимоприемлемые решения по вопросу строительства Белорусской АЭС в Островце.

«Нужно снимать предубежденность в отношении друг друга, не заниматься лишь выдвижением упреков в адрес друг друга. Мы точно также можем поднять очень много вопросов и, поверьте, мы не все аргументы использовали: и в отношении Висагинской АЭС, иных будущих планов и ряда иных вопросов, которые могли бы быть препятствием в наших двусторонних отношениях», – заявил В. Макей.

Гендиректор «Белэнерго» Евгений Воронов в беседе с автором статьи уточнил, что в перспективе Беларусь будет ориентироваться на поставки электроэнергии на европейский рынок – в Польшу и Литву. По его словам, сейчас осуществить эти планы проблематично прежде всего по политическим мотивам. «Но чисто экономически и технически мы можем экспортировать и эти вопросы сейчас прорабатываем. Что касается Литвы, то у нас достаточно линий электропередач для поставки электроэнергии в эту страну, а в Польшу надо строить линию. Думаю, что Польше это будет выгодно. Желание есть, но вопрос находится в проработке», – сказал Е. Воронов.