Прибыль или «государственный интерес»?

В очередной раз очередной представитель власти повторил старый коммунистический тезис о несовместимости работы ради прибыли и работы в интересах государства. Председатель «Белой Руси», первый заместитель главы Администрации президента Александр Радьков, выступая на семинаре «Местное самоуправление в политической системе современного белорусского общества (навстречу выборам в местные советы депутатов), сделал заявление»: «Индивидуальных предпринимателей надо убедить работать не только на прибыль, но и на государство». По словам Радькова, у индивидуальных предпринимателей «несколько другая психология», «они работают на прибыль», передает БелаПАН.

Это не мнение отдельного «вертикальщика», чиновник озвучивает мнение власти. А власть почему-то твердо уверена, что тот, кто работает ради прибыли, работает во вред государству. Во всяком случае, пользы государству не приносит. Это постоянный рефрен в выступлениях представителей нашей власти: вот мы заботимся о государстве, а враги государства – о прибыли. Отсюда логически вытекает, что тот, кто работает в убыток, трудится государству во благо. Иными словами, для представителей власти слово «прибыль» эквивалентно слову «кража», а «убыток» соответствует понятию «заботы о благе государства». И именно так нашу власть руководители предприятий, особенно государственных, и понимают.

Видимо, поэтому в Беларуси так много убыточных предприятий, ведь работать на прибыль – это приносить вред государству и стране. А ведь никто из «красных» и прочих директоров не хочет прослыть врагом государства со всеми вытекающими из этого репрессивными последствиями. За убытки не накажут – ну, пожурят ради картинки на БТ, но тут же и государственную помощь предприятию окажут.

Взять хоть наше сельское хозяйство, которое работает не на прибыль, а на обеспечение «продовольственной безопасности страны». Госпомощи оно получило в размере 5 трлн. BYR, а прибыли заработало всего 4 трлн. BYR, то есть фактически сработало с убытком. И это без учета кредитов, которые тоже можно считать дотациями, поскольку маловероятно, что их выплатят в полном объеме. В Беларуси по итогам работы в 2013 году убыточным было 921 сельхозпредприятия (61,7% от общего их числа) против 488 (32,7% от общего числа) за 2012 год, сообщает Национальный статистический комитет. Согласно данным статистики, сумма чистого убытка сельхозпредприятий увеличилась в 3,9 раза по сравнению с 2012 годом и достигла 3,8 трлн. BYR. Чистая прибыль в 2013 году составила 4,2 трлн. BYR, снизившись на 54,7%. Кредиторская задолженность организаций сельского хозяйства достигла 39,6 трлн. BYR, увеличившись на 52,9% за 2013 год. Просроченная кредиторская задолженность составила 7,7 трлн. BYR и выросла на 76,3%. Ну и что – главное, что АПК не на прибыль работает, а в «интересах государства».

Хотя, с моей точки зрения, такая «продовольственная безопасность» является для государства весьма небезопасной. Как и любые другие крупные убытки, впрочем. Как, например, в случае с «президентскими домиками» в агрогородках. Их стройорганизации, нужно полагать, строили не ради прибыли, а по указанию того, чьей должностью эти домики именуют, – тоже исключительно в государственных интересах. И что теперь с этими домиками происходит? Нередко коттеджи остаются пустыми в течение долгих месяцев. А в некоторых районах страны и вовсе наблюдается дикая ситуация: дома, на возведение которых были потрачены колоссальные суммы, разрушаются: местные жители постарались вынести из них все, что только было можно.

И трактора мы выпускаем не ради прибыли, а ради «достижения прогнозных показателей», как многие другие виды продукции. Мало кто в Беларуси работает на прибыль, большинство «старается» в «интересах государства». И не поздоровится тому, кто пытается прибыль извлечь. Ведь наши «вертикальщики» работу на прибыль считают преступлением, хотя чужую прибыль делят с огромным удовольствием. Как сообщает «Ежедневник», государство вытягивает из «Марко» прибыль и навязывает убыточные предприятия. «Сегодня необузданное желание получения спонсорской помощи – это предел всему, – посетовал владелец «Марко». – У нас за 13-й год попросили перевести в фонд спонсорской помощи больше, чем мы заработали прибыли. Я объясняю – это невозможно. Но хотят именно так». «Ты, казалось бы, налоги платишь, разные обязательства выполняешь, но спонсорскую помощь не дал – и становишься плохим, а отсюда разные последствия...», – поделился своими бедами один из самых успешных белорусских бизнесменов.

Так ведь и не надо быть успешным, не надо быть «врагом», надо думать о «интересах государства», работать в убыток, глядишь – и помощь окажут. Особенно если кто-то извне поможет самому нашему государству. Вообще говоря, и все наше государство убыточно примерно на 6 млрд. USD в год. Отсюда, как мне кажется, главный государственный интерес должен состоять в том, чтобы сделать государство прибыльным, а не в том, чтобы выбить из кого-то очередные подачки на покрытие дефицита счета внешних операций. Таким образом, если предприниматель думает о прибыли, то тем самым он думает и о государственных интересах. Ведь именно в этом и заключается его полезная функция – работать на прибыль. Если же предприниматель думает только о «государственных интересах» в ущерб прибыли, то на самом деле он интересы государства предает. Но наше государство любит «предателей», которые прикрываясь «государственными интересами», сделали свои предприятия глубоко убыточными да еще и помощь из бюджета тянут – опять же, ради «интересов государства».

Конечно, сама «вертикаль» от работы в «интересах государства» просто так не отступится. Это ведь очень удобно. «Государственный интерес» тем и хорош, что это понятие неконкретно и очень пластично. Интересами государства можно оправдать любую блажь, любой провал, любую ошибку и любой убыток. Например, можно угробить прибыльное, преуспевающее предприятие ради содержания вечно проигрывающих хоккейных, допустим, команд. Но это же в интересах государства, без хоккея наше государство погибнет! Или все же погибнет без прибыльных предприятий? А «прибыль» – понятие не столь пластичное: она либо есть, либо ее нет, к тому она исчисляема. И в случае с прибылью компетентность или некомпетентность управленца видна как на ладони.

На деле все обстоит с точностью до наоборот. Именно тот, кто работает на прибыль, работает во благо государства. Тот, кто трудится в убыток, приносит государству вред, какими бы красивыми словами убытки не назывались и не объяснялись. И людей, которые публично утверждают, что работать на прибыль – это смертный грех, а работать в убыток – это правильно, если «в интересах государства», видимо, пришла пора постепенно убирать из органов госуправления. А то ведь угробят экономику окончательно и бесповоротно. А сейчас, когда с российскими дотациями могут возникнуть сложности, и покрытие наших убытков извне может сократиться, возможно, это один из немногих выходов.