Феликс, который всегда с тобой

История помечает наши улицы и площади, населяя их неоднозначными фигурами отечественной истории. И заставляет вступать с ними в непростые отношения. В логике именования (и переименования) столичных магистралей и сезонной миграции памятников четко просматриваются общественные настроения и пристрастия властей: было «Машерова» – стало «Победителей», было «Независимости» – снова стало «Ленина». Памятник Скорине, не допущенный к зданию Президиума Академии наук, нашел приют в тихом внутреннем дворике БГУ. Зато дареный кичеватый Пушкин прописался в непосредственной близости от центровой гостиницы «Беларусь». Где-то идолов советской эпохи убирают, у нас – напротив, умножают. 26 мая на территории Военной академии Беларуси был открыт новый памятник «железному Феликсу».

Строго говоря, этому никто не удивился. Ни руководители силовых ведомств, твердо убежденные в том, что именно пламенный революционер и креативный директор советских репрессивных органов является отцом-основателем белорусской милиции и пограничных войск. Ни лидер государства, лично прибывший на торжественную церемонию и озвучивший свое понимание фанатика революционного террора как образца служения родине. Ни критики существующего строя, давно окрестившие его «колхозно-тоталитарной системой». Ни рядовые обыватели, за последние двенадцать лет успевшие привыкнуть к тому, что пресловутая «стабильность» есть подмена развития банальным бегом по кругу. А потому абсолютно естественна реанимация советской мифологии. Ведь для значительной части граждан суверенной Беларуси за короткое время шушкевичской «оттепели» она просто не успела стать прошлым. А новых сказок у нынешней власти нет.

Интересно, что признаки возвращения политического мертвеца с пронзительным взглядом и тощей бородкой имели место и ранее. Так, еще в 2004 году на средства Госкомитета пограничных войск был изготовлен трехметровый «железный Феликс», сменивший на территории Брестской пограничной группы «уставшего» за 40 лет чугунного собрата. Тогда же появился новый бюст лучшего друга беспризорников в усадьбе Дзержиново Минской области. Однако особый смысл второе пришествие Дзержинского получило в свете известных мартовских событий. Все более явная трансформация действий силовых структур из правоохранительных в репрессивные серьезно подмочила их репутацию в глазах самых «памяркоўных» обывателей. Да и в своих собственных. Трудно сохранять самоуважение, разгоняя мирные демонстрации, заламывая руки мальчикам с джинсовыми ленточками и героически пресекая преступные действия девочек с пломбиром, заподозренных в подготовке флэшмоба. Над силовиками откровенно смеются. А это уже серьезный удар по престижу. Назрела потребность в срочной героизации действий скромных героев в лыжных штанах и мешковатых кожанках. Поэтому открытие нового монумента – момент не технический, а общественно-политический: вот они, наши ориентиры. Вот она, наша гордость и слава.

В сегодняшней Беларуси идет открытая война мифологий, схватка символов и героев. Пантеон нации расколот и внутренне противоречив: Заслонов против Калиновского, Танк против Короткевича, Сталин против Машерова, рядовой Лосев против героев «белорусского майдана». Характерно, что новый истукан – точная копия раз и навсегда изгнанного с московской Лубянской площади в 1991 году. Власть использует старые ресурсы из советских запасов, предпочитая знаки мобилизации и подчинения. Снова в ходу образ гордого «центра Европы» во вражьем окружении. И Феликс как культурный герой здесь выглядит весьма неоднозначно. С одной стороны, одержимый боец системы, верный пес вождя, образец лояльности (пусть даже вопреки морали и закону). С другой – карающий меч, «государево око», верховный пастух и соглядатай за всеми и каждым. Персонаж, одновременно вдохновляющий (подельников) и пугающий (всех прочих). «Железный Феликс» – зеркало противостояния с «чужими» в стране и за ее пределами. Мифу нации нынешняя система однозначно предпочитает миф тотального контроля. Справедливо страшась «внесистемных» индивидуальных мнений и инициатив.

А потому главным противником сказки о Феликсе в наличной борьбе мифологий оказывается не титан мысли или гений антитеррора, а простой значок «Я за свабоду!». Поскольку именно в этой нехитрой формуле предельно четко воплощена идея личного выбора – собственного будущего, политического строя, завтрашних лидеров и нынешних героев.

Метки