ЕЭС и нефтяные страсти

2014 год – не только кульминационный, но и в какой-то степени судьбоносный для нового на постсоветском пространстве интеграционного объединения. К 1 мая 2014 года страны таможенной «тройки» договорились подготовить проект договора о создании Евразийского экономического союза (ЕЭС), чтобы успеть в оставшееся до конца года время согласовать и ратифицировать этот стратегический документ. Ведь время старта ЕЭС уже объявлено - 1 января 2015 года. И, понятно, что Москва предпримет все возможные усилия, чтобы этот старт не сорвался.

Хотя пока не очевидно, что этот важнейший геополитический проект Кремля финиширует без сюрпризов. Возмутителем спокойствия может стать официальный Минск. У него впереди торг с Россией за экспортные пошлины на нефтепродукты. Можно ожидать, что белорусские переговорщики в этом торге будут очень неуступчивы. Еще бы: на кону 3-4 млрд. USD (напомним, в 2011 году Беларусь перечислила в бюджет России 3,070 млрд. USD экспортных пошлин на нефтепродукты, в 2012 году – 3,85 млрд. USD, за январь-август 2013 года – 2,476 млрд. USD, по итогам текущего года эта сумма может достичь 3,5 млрд. USD).

В 2014 году эта сумма и станет предметом торга между Россией и Беларусью.

Менять правила пока не торопятся

Сейчас нефтяные отношения Беларуси и России регулируются Соглашением о порядке уплаты и зачисления вывозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие) при вывозе с территории Беларуси за пределы таможенной территории Таможенного союза нефти сырой и отдельных категорий товаров, выработанных из нефти, которое было подписано 9 декабря 2010 года.

В соответствии с ним Беларусь установила одинаковые с Россией ставки экспортных таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты и согласилась перечислять весь объем экспортных пошлин на нефтепродукты в российский бюджет, за что получила возможность импортировать российскую нефть и нефтепродукты без пошлин и ограничений.

Предполагалось, что это соглашение временное: оно прекратит свое действие после вступления в силу соглашения между Беларусью, Казахстаном и Россией о порядке уплаты вывозных таможенных пошлин, но не позднее 31 декабря 2013 года. Если же в рамках «тройки» новое соглашение не будет подготовлено, то действующее может продлеваться на каждый последующий год (решения о его продлении оформляется протоколами к действующему соглашению).

То, что «тройка» не будут менять правила в нефтяной сфере с 1 января 2014 года, странам-участницам было известно заранее, поскольку предметные переговоры по этой теме не велись. Знала об этом и белорусская сторона. Иначе зачем было А. Лукашенко своим указом 7 октября 2013 года одобрять проект Протокола между правительствами Беларуси и РФ о продлении действующего «нефтяного» соглашения и поручать члену Совета Евразийской экономической комиссии от Беларуси Сергею Румасу провести переговоры и подписать этот документ? (Отметим, что в начале декабря этого года правительство РФ одобрило подписание этого протокола, – таким образом, действующее соглашение по пошлинам пролонгировано на 2014 год).

Тем не менее, в канун намеченного на 24-25 октября заседания Высшего Евразийского экономического совета в Минске А. Лукашенко публично обострил нефтяной вопрос.

«Мы перечисляем в бюджет России только за нефтепродукты, вывезенные на запад, четыре миллиарда долларов. А если бы они остались в стране? Я бы построил здесь Эмираты», – заявил А. Лукашенко на встрече с руководителями СМИ стран СНГ 21 октября. Столь же прямо он заявил, что Владимир Путин пообещал отменить эти платежи с 1 января 2014 года. Вслед за чем привел убийственный аргумент: «в противном случае мы в Таможенный союз никого не затянем», заявил А. Лукашенко.

Минск обозначил предмет торга

Обостряя нефтяной вопрос в самый разгар подготовки проекта Договора о создании ЕЭС, А. Лукашенко таким образом не только дал понять, какой вопрос для Минска станет ключевым при подписании этого документа, но и сколько может стоить его подпись под ним.

По сути, в трехлетней истории интеграционного объединения это будет белорусский нефтяной торг N2.

На первом этапе создания интеграционного объединения – Таможенного союза – официальный Минск отчаянно торговался с Россией за быструю отмену экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Однако 3 года назад Кремль показал союзнику всего лишь «морковку» – пообещал убрать пошлины и предоставить нефтяные бонусы с 1 января 2012 года, – лишь после того, как стартует ЕЭП.

Белорусская сторона категорически возражала против затягивания столь важного для себя вопроса, но и Москва не дрогнула. Союзники не договорились, и в результате Таможенный союз стартовал в рамках «двойки» – Таможенный кодекс ТС сначала был подписан только между Россией и Казахстаном. Беларусь присоединилась к соглашению только после того, как В. Путин пообещал ввести для Беларуси режим беспошлинных поставок нефти и нефтепродуктов на год раньше, чем предполагалось, – с 1 января 2011 года. Москва согласилась, – правда, тоже не бескорыстно: в обмен на подписание и ратификацию белорусской стороной всего пакета соглашений в ЕЭП тоже на год раньше, чем это сделали партнеры.

Сейчас, похоже, ситуация повторяется. Правда, на этот раз выторговать отмену экспортных пошлин на год раньше старта очередного этапа интеграционного объединения – ЕЭС – А. Лукашенко не удалось. Но белорусская сторона не отчаивается: хотя страна и не получит нефтяные бонусы с 1 января 2014 года, зато тема публично обострена. То есть, торг по сути уже начался.

Жертвы во имя ЕЭС

После завершения октябрьского саммита «тройки» в Минске первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, комментируя самую острую тему повестки, сказал, что Россия готова перейти на торговлю нефтью и нефтепродуктами с Беларусью без экспортных пошлин с 2015 года, если Минск снимет все изъятия в торговле с Москвой.

Получив эту установку, белорусское руководство активизировало свои усилия по ликвидации существующих изъятий в торговле с Россией. «Беларусь, и я сегодня об этом заявил, готова работать без изъятий и ограничений. Да, это усиление конкуренции в отдельных секторах, но если мы от своих партнеров требуем и просим, чтобы этих изъятий не было, то мы должны делать соответствующие шаги», – заявил А. Лукашенко на 24 октября пресс-конференции по итогам заседания Высшего Евразийского экономического совета в Минске. Как было сказано, «мы в сроки самые сжатые примем решение, которое будет устраивать и Российскую Федерацию, и наших друзей в Казахстане, и Беларусь».

Стоит напомнить, что 3 года назад белорусская сторона также была самым активным сторонником форсированного создания Единого экономического пространства (ЕЭП). И тогда, и сейчас мотивация была прежней – желание получить нефтяные бонусы.

Впрочем, определенные основания претендовать на большую долю нефтяного пирога у Беларуси сейчас есть. И если до 2010 года Беларусь и Россия имели договоренности о разделе экспортных пошлин на нефтепродукты между бюджетами стран в пропорции 85:15 (в пользу РФ), то в последние 3 года доля белорусского нефтяного пирога стала усыхать. Эта пропорция еще в большей степени сместилась не в пользу Беларуси, так как за это время в в России в интересах развития нефтяной отрасли несколько раз менялась налоговая политика. Однако пока в Беларуси в 2011-2012 годах процветал «растворительный» бизнес, белорусские власти тему распределения нефтяных дивидендов не афишировали.

Готова ли Россия в очередной раз пойти на финансовые жертвы ради получения лояльности официального Минска при создании ЕЭС?

Очевидно, что ответ на этот вопрос лежит прежде всего в политической плоскости. Что, по сути, подтвердил министр по торговле Евразийской экономической комиссии Андрей Слепнев на пресс-конференции 25 ноября. Он отметил, что вопрос ликвидации изъятий в нефтегазовой сфере, существующих между Беларусью и Россией, будет решаться на двустороннем уровне. «Принято политическое решение, что вопрос об изъятиях в нефтегазовой сфере будет решен на двустороннем уровне. Переговоры на эту тему идут, и они идут успешно», – заявил А. Слепнев.

Правда, это вовсе не означает, что вся нынешняя сумма нефтяных платежей при экспорте нефтепродуктов, которая сейчас направляется в российский бюджет, автоматически останется в Беларуси. Конечно же, сторонам предстоит очень непростой торг за доли нефтяного пирога.

Думается, что в этом торге Беларуси поможет и украинский вопрос. Если Украина будет стоять на пороге ЕЭС, хочешь – не хочешь, а Москве придется продемонстрировать готовность идти на серьезные финансовые уступки для своих партнеров во имя будущего своего геополитического проекта.