Агрогородки. Анти-экономическая утопия

Минск заинтересован в создании агрогородка на территории Калининградской области России. О чем недавно сообщил заместитель премьер-министра Республики Беларусь Петр Прокопович. Он рассказал, что белорусская сторона разработает концепцию взаимовыгодную для обеих сторон: «У нас есть очень хороший опыт работы в этом направлении, создано более 1500 агрогородков. Мы готовы такой опыт внедрить и у вас. Но это должно быть совместное решение», передает АСН. Пытались мы привить «передовой опыт» и в Латинской Америке. Правда, про венесуэльские агрогородки, которые мы там строили, говорить уже почти перестали. Похоже, не прижился «передовой опыт» на латиноамериканской земле. Что-то с землей не так, или сама идея агрогородков с изъяном? Впрочем, и в самой Беларуси отдача от агрогородков неадекватна затратам на «возрождение села». Так, экономику села за январь-сентябрь 2013 года руководитель правительства оценил как плохую.

 

Рентабельность отечественного АПК снизилась вдвое по сравнению с аналогичным периодом 2012 года. Хуже всего обстоят дела в Витебской (снижение почти в 3 раза) и Минской (в 2,2 раза) областях. «При этом стремительно растет просроченная кредиторская задолженность, – констатировал Михаил Мясникович. – В Витебской области она выросла на 64%, в Гродненской – на 49%, Брестской – на 44%» (цит. по Белта). Между тем, как сообщил первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко, на программу возрождения села в 2005-2010 годах потрачено USD42 млрд., хотя первоначально планировалось USD35 млрд. По его словам, новая программа по стабилизации села на 2011-2015 годы обойдется государству в USD25 млрд. «Предприятия набрали много кредитов, но на суперльготных условиях. Обычное производство не имеет таких условий. Обычное производство покупает, например, металл по мировой цене, сельхозпредприятия покупали калийные удобрения по 16-18 долларов за тонну при том, что средняя цена на мировом рынке – 434 доллара», отметил Семашко.

Отдача, как мы видим, вложениям не соответствует. Про общее положение слова Михаила Мясниковича мы уже приводили, а вот еще и конкретный пример, который приводит газета «Наша Толочинщина»: «В среднем по району затраты на 100 рублей валовой произведенной продукции животноводства составили 237, 6 рубля». Так длится годами. Поражает тут не столько откровенное признание национальных особенностей «белорусского чуда», сколько размах убытков процесса сельскохозяйственного производства. Антирекорд по показателю убыточности принадлежит и прочно удерживается ОАО «Коханово-Агро». Это очень надо постараться, чтобы произвести в четыре раза меньше, чем потратить. Но смогли-таки.

Может быть, хоть сами жители агрогородков «сыр в масле катаются», раз уж мы в село такие громадные средства вкладываем? Тоже нет, как будто. Об обратном говорят сами сельчане, например, на портале Onliner.by. К примеру, «президентские домики» в образцово-показательных агрогородках – жилье и не сельское, и ни городское, да и очень часто недоделанное, как увидим ниже. Расположены они в большинстве агрогородков тоже неудобно: далеко и до работы, и до центра агрогородка. Сервис – ни городской, ни сельский, и всегда ниже среднего. Почти никем не посещаемые ледовые дворцы и бассейны. Ни полноценных городских развлечений, ни сельских праздников, что-то посредственное и серое. Труд тяжелее, чем в большом городе, оплата труда – ниже. Кого должна привлечь такая замена города на «городок»?

В общем, не так все хорошо с агрогородками, чтобы тиражировать идею на весь мир. Вариант «ни к селу ни к городу» уже по самому смыслу выражения указывает на результат. Хотя сама идея агрогородка, впрочем, объяснима. Детские мечты деревенского жителя: вот если бы у нас тут все было как в городе – и многоэтажки, и супермаркеты, и дворцы культуры вкупе с ледовыми. Вот была бы жизнь. Но все это неосуществимо, вернее, абсолютно нерентабельно, если попытаться воплотить в жизнь. Впрочем, экономика для нашего руководства, как и для советского, – дело далекое и темное, вот оно и занимаются внедрением маниловских идей. Идея агрогородков, к слову, принадлежит не нашим властям, а, наряду с «кукурузой», Никите Сергеевичу Хрущеву. И тогда ее воплощение чуть не закончилось голодными бунтами. Вернее, один такой бунт случился в Новочеркасске. Поэтому при Брежневе идею благополучно похоронили, но в Беларуси она была реанимирована опять;

Они периодически, такие идеи, всплывают, но всегда их реализация оказывается безуспешной. Не от жизни они, а от «мечт». Так и сельхозкоммуны пытались создать многие, и не только в СССР: попытки начались задолго до этого, например, при освоении Америки. Но нигде это умозрительная конструкция не показала свое превосходство над тем, что нарабатывалось столетиями. Кибуцы, колхозы и «агрогородки», правда, еще живы, но везде мало похожи на «исходник» и везде менее эффективны, чем проверенные историей формы организации. Поэтому, видимо, лучше ориентироваться на вековой опыт народа, а не на утопии. Настоящее село с настоящими «сельскими радостями», как лично мне кажется, привлекательнее, чем «городок». Только швейцарское село или хотя бы греческое, а не совковое.

Усадьба, просторная, с гаражом и мастерской, садом и газоном, стационарным местом для «барбекю», террасой, надворными постройками, банькой, а может даже и бассейном. В городе такого нет и быть не может. А если и может, то только для единиц и за «лимон» долларов. А тут – на порядок дешевле. И не каждый бросит такое ради тесной городской квартиры. А в театры и ледовые дворцы и горожане далеко не все ходят, многих как раз банька и барбекю больше привлекают. Но в городе этого нет, а на селе могло бы быть, но тоже нет. Типовой агрогородок ничего такого не дает. Это – недоделанный город, а не сельская усадьба с полным набором сельских же сервисов и развлечений, которые могут быть не менее привлекательными, чем городские. Вот и бежит человек в большой город из «недогорода», а потом за городом строит дачу с садом, банькой, барбекю, где и проводит все свободное время. Некоторые деревни только благодаря дачникам до сих пор и существуют.