Нефтяной баланс-2014: в пакете с проектами по созданию СП

О старте Единого экономического пространства, сутью которого является беспрепятственное передвижение товаров и услуг, лидеры таможенной «тройки» торжественно объявили 1 января 2012 года. Но не успело ЕЭП просуществовать и года, как Беларусь на себе прочувствовала прелести нового интеграционного союза. Официальный Минск рассчитывал получить в 2013 году 23 млн. тонн российской нефти (и вроде бы в ЕЭП не должно быть ограничений), однако Россия пообещала поставки нефти союзнику лишь в объеме 18,5 млн. тонн. Более того, впервые за долгое время в 2013 году Россия отказалась подписать годовой нефтяной баланс с Беларусью. А ведь неопределенность с поставками сырья больно бьет по бизнесу, тем более по такому знаковому для Беларуси, как нефтяной: она не позволяет компаниям выстроить внятные долгосрочные отношения с партнерами и сверстать стратегии развития.

Весь год белорусские переговорщики старались подписать нефтяной баланс с российскими партнерами. Эта тема обсуждалась регулярно в течение года, и Минску всякий раз обещали, что баланс будет вот-вот подписан. Тем более, как официально заявил куратор белорусского ТЭКа Владимир Семашко, белорусская сторона сняла прежние две претензии россиян: невыполнение обязательств по поставкам топлива в РФ и давальческая схема задействования белорусских НПЗ в пропорции 50/50 с российскими компаниями.

В то же время было очевидно, что причина отказа подписывать годовой баланс не в этих претензиях. Впервые в 2013 году Москва негласно завязала поставки нефти в Беларусь на реализацию совместных проектов и в течение года держала официальный Минск под нефтяным напряжением, желая увидеть результаты интеграции активов.

Отметим, что речь идет о все тех же 5 интеграционных проектах: как заявлял первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко, «Гродно Азот» обсуждает проект сотрудничества с «Газпромом» и «ЕвроХимом», «Пеленг» – с «Роскосмосом», «Интеграл» – с «Росэлектроникой», МАЗ с КАМАЗом, МЗКТ – с госкорпорацией «Ростехнологии». «Момент истины – это создание холдинговых структур. Возможно, продажа пакета акций – контрольного или блок-пакета», – пояснил ситуацию весной 2013 года В. Семашко.

В принципе он знает, что говорит. Хотя правительство своим решением в этом году «отлучило» В. Семашко от переговоров по нефти, он по-прежнему остается куратором совместных белорусско-российских интеграционных проектов (а значит, и нефтяной тематики) и с завидной регулярностью вместе с вице-премьером РФ Аркадием Дворковичем втечение года проводил их «дедлайн».

Мягкое давление Кремля

Правда, в этом году Россия сильно не давила на нефтяную «педаль» (да и не могла этого делать, чтобы не испортить на стадии подготовки документов по созданию Евразийского экономического союза имидж нового интеграционного объединения). По крайней мере, в первые 3 квартала, несмотря на отсутствие прогресса в создании СП, белорусской стороне удавалось корректировать нефтяной баланс в лучшую для себя сторону. В результате, с января по август Беларусь покупала нефть по трубопроводной системе исходя из годового объема в 23 млн. тонн.

Ситуацию немного испортил калийный скандал, вследствие чего Минэнерго РФ пригрозило секвестировать поставки в IV квартале до 3,1 млн. тонн с 5,3-5,7 млн. тонн, как было в предыдущих кварталах. Белорусские НПЗ могли оказаться в трудной ситуации, если бы не лоббистское усердие президента «Роснефти» Игоря Сечина. В сентябре он добился увеличения поставок для своей компании, вслед за чем разрешили и другим российским компаниям немного добавить нефти Беларуси.

А после того, как гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера отправили в Москву, Россия еще более смягчила свою позицию в отношении официального Минска по нефтяному вопросу.

Недавно российское руководство приняло решение об увеличении на 1 млн. тонн в декабре поставок трубной и колесной нефти для Беларуси. В том числе по трубопроводной системе поставки будут увеличены на 750 тыс. тонн и составят в этом году 19,25 млн. тонн, а не 18,5 млн. тонн, как заявляли раньше российские чиновники, но, правда, и не 23 млн. тонн, на чем в течение года настаивал официальный Минск.

Москва хочет получить гарантии

По имеющимся данным, решение об увеличении поставок нефти в декабре принято после состоявшихся 20 ноября в Санкт-Петербурге в рамках саммита глав правительств стран СНГ переговоров премьер-министра Беларуси Михаила Мясниковича с российским премьером Дмитрием Медведевым.

Конечно же, не обошлось без дедлайна уже набивших оскомину 5 проектов. Неслучайно Д. Медведев даже заметил, что России и Беларуси «давно пора эту дискуссию завершить и перейти к реальному объединению либо закрыть эту тему». Однако закрывать эту тему Россия не собирается. По словам Д. Медведева, «договорились продолжить конструктивную работу и постараться ответить на эти вопросы в самом коротком промежутке времени».

В свою очередь М. Мясникович, понимая, что на кону решение едва ли не самого важного на сегодняшний день вопроса для Беларуси – подписания нефтяного баланса-2014, пообещал, что решения по системе управления холдингом МАЗа и КАМАЗа будут приняты в декабре 2013 года. «Это самый был большой вопрос. Сейчас отработан договор, работают международные эксперты по системе управления этим холдингом, поскольку там планируется сконцентрировать капитал 50 на 50. Я думаю, что этот проект будет реализован», – оптимистично заверил М. Мясникович.

Кстати, белорусское правительство наивно надеялось подписать топливно-энергетический баланс Союзного государства на 2014 год еще в сентябре этого года. В августе В. Семашко рассказал, что подписал письмо в адрес «нашего российского коллеги Аркадия Дворковича, в котором попросил не затягивать этот вопрос и уже в начале сентября подписать все необходимые документы».

Поначалу белорусская сторона запрашивала у России на следующий год 24 млн. тонн нефти – на 1 млн. тонн больше, чем в 2013 году, но позже запрос скорректировала в сторону снижения, понимая, что слишком завысила свои аппетиты.

Еще в начале ноября, обсуждая с белорусскими профильными чиновниками тему баланса на 2014 год, Россия готова была удовлетворить белорусскую заявку лишь частично: вместо 23 млн. тонн поставить по трубе в Беларусь лишь 18,5 млн. тонн.

При этом госкомпания «Роснефть» готова была стать генеральным поставщиком нефти в Беларусь в 2014 году, о чем в сентябре были достигнуты договоренности с концерном «Белнефтехим». Но инициатива «Роснефти» в ходе переговоров в Москве развития пока не получила. Российские чиновники дали понять белорусским переговорщикам, что этот вопрос находится в компетенции высшего руководства России.

Видимо, Москва не намерена менять существующие условия поставок нефти прежде всего потому, что не собирается лишать себя если не рычага давления, то инструмента подталкивания союзника в деле выполнения планов по объединению нужных активов.

По имеющимся данным, при подписании нефтяного баланса-2014 в Беларусь Москва на этот раз хочет получить реальные гарантии по реализации 5 объявленных интеграционных проектов. А для этого российское руководство предлагает белорусам подписать пакетное соглашение: с одной стороны, годовой баланс поставок российской нефти в Беларусь на 2014 года, а с другой, она рассчитывает наконец-то увидеть проекты решений белорусской стороны по созданию совместных предприятий с российскими компаниями.