Соотношение целей и средств политики Евросоюза в отношении Беларуси

Подготовка к очередному саммиту программы ЕС «Восточное партнерство» (он состоится в Вильнюсе в конце ноября 2013 г.) оживила полемику по вопросу о том, что может сделать Евросоюз в области демократизации Беларуси. Одна из очень интересных и провокационных позиций в этой дискуссии была высказана в статье бывшего поверенного в делах Республики Польша в Республике Беларусь Витольда Юраша «Время проститься со старыми мифами восточной политики». Она посвящена обоснованию необходимых, по мнению автора, перемен политики Польши по отношению к ее восточным соседям. На наш взгляд, эту точку зрения можно интерпретировать шире. Она может рассматриваться как позиция тех политических сил Евросоюза, которые выступают за смягчение давления ЕС на Беларусь и Украину, чтобы побудить эти страны к демократизации.

Я согласен с главной идей статьи Витольда Юраша. Интересам Польши, а также наверно стран Балтии, Чехии, Венгрии, Словакии и Румынии отвечает существование на их восточных границах сильных и независимых от российского влияния Беларуси и Украины [1]. Это автор и называет целями внешней политики Польши, которые не следует путать со средствами: демократизацией Беларуси и Украины. По нашему мнению, угроза независимости Беларуси резко возросла, когда А. Лукашенко поставил свою подпись под текстом соглашения о создании Евразийского экономического сообщества, которое должно к 2015 г. стать Евразийским экономическим союзом, пока в составе трех государств (Беларуси, России и Казахстана). Как замышляют авторы интеграционных инициатив на постсоветском пространстве, ЕАЭС должен стать некой недемократической альтернативой ЕС. Сформировавшийся союз автократий может существовать длительное время только под патронажем Российской Федерации.

Защита государственного суверенитета Беларуси действительно является высшей ценностью для представителей оппозиционных политических партий, сил гражданского общества. Но является ли она таковой для действующего президента РБ? Боюсь, что нет! В течение одной недели А. Лукашенко дал два противоположные по смыслу ответы на вопрос о независимости государства. Выступая перед студентами Могилевского государственного университета, президент утверждал, что  «свое независимое государство дает нам свободу – то, к чему по природе своей стремится каждый человек и каждая нация… С точки зрения будущего отдельных наций и суверенных государств, я, наверно, себя могу назвать историческим оптимистом. Несмотря ни на какую глобализацию, понятия Родины, Отечества, независимости и своей земли еще очень рано списывать в исторический архив, с моей точки зрения» [2].

На саммите Высшего Евразийского экономического совета, от А. Лукашенко о независимости государства можно было услышать совсем другие рассуждения: «он посоветовал не опасаться передачи дополнительных полномочий на наднациональный уровень, потому что суверенитет – не икона. Все имеет свою цену. И если мы хотим жить лучше, то надо чем-то жертвовать. Главное – это благополучие людей» [3]. Какая же из этих позиций станет основой политического курса страны на ближайшую перспективу? Думаю, что вторая, а не первая, потому что В. Путину удалось реализовать свой план жесткой привязки Беларуси к России, несмотря на неумолкающую критику из Минска отдельных российских олигархов.

Реализация второго сценария в полном объеме, будет означать возврат политики официального Минска к политике «продажи суверенитета» Москве, которую А.Лукашенко проводил во второй половине 90-х гг, когда ему удалось обмануть Б. Ельцина, под вывеской Союзного государства Беларуси и Россииобеспечить много миллиардные преференции, которые позволили Беларуси без кардинальных рыночных реформ обеспечить экономический рост и реализацию ряда социальных программ для населения. Повторить этот успех сейчас при В. Путине с помощью Евразийского экономического союза не удастся, потому что Россия изменилась: она стремится извлечь выгоду своим монополистическим экономическим группировкам на всем постсоветском пространстве, не считаясь с суверенитетом бывших советских республик.

Но есть ли тогда силы в Беларуси, которые могли бы реально противодействовать экспансионизму России? Конечно, есть. Беларусь – это индустриально развитое государство, с образованным населением, расположенное в Европе. Российская экономическая модель, с ее ориентацией на развитие энергетических и добывающих отраслей и полным застоем в наукоемких сферах, коррупцией и высокой преступностью не является привлекательной для значительной массы людей. Многие люди получили возможность сравнивать ситуацию в России и Евросоюзе и голосуют за ЕС. Постоянно увеличивается процент людей, которые на гипотетическом референдуме проголосовали бы за присоединение к Евросоюзу, а не за вхождение в Россию (42,4% против 35,6%, в соответствии с данными сентябрьского опроса НИСЭПИ) [4].

После частичного экономического кризиса 2011 г, прожективный электоральный рейтинг Лукашенко упал до 20%. Это свидетельствовало о том, что подавляющее большинство белорусов не связывали свою судьбу с именем этого политика. Он перестал быть популярным авторитарным диктатором и должен был перейти к рутине подавления и созиданию полноценного полицейского государства, которое нельзя путать с сильным государством. Если воспользоваться данными американских политологов Стивена Левитски и Лукана Уэя, то окажется, что Республика Беларусь при А. Лукашенко относится только к средним по уровню могущества авторитарным режимам и существенно уступает по этим показателям путинской России [5].

Все это пишется для того, чтобы убедить уважаемого польского дипломата в том, что для Беларуси цели (независимость) и средства (демократизация) тесно взаимосвязаны. Вряд ли реалистичным будет надеяться, что А. Лукашенко самостоятельно сможет соорудить сильное и независимое государство в обход путинской России, и ее железных объятий. Равным образом Польша и Евросоюз, на мой взгляд, заинтересованы в консолидации тех оппозиционных сил в Беларуси, которые относят достижение демократии и укрепление суверенитета на пост-лукашенковскую эпоху, которую следует приблизить, чтобы просто спасти государство от инкорпорации. Для успеха оппозиции ей надо научиться использовать недостатки в высшей степени сконцентрированной в одних руках власти белорусского диктатора, которые с каждым годом умножаются.

Теперь рассмотрим следующий тезис уважаемого господина Юраша о том, что «политика должна быть обращена к элитам, а не к гражданам и что не ценности, а гарантии для капиталовложений могут быть преимуществом Польши/ЕС в соперничестве с Москвой» [6]. Это очень абстрактное утверждение. В Беларуси элита власти фактически состоит из одного лица и это ее недостаток, а не преимущество. Оппонентам режима давно следовало воспользоваться персоналистским характером режима, который не создает, а разрушает политические институты (парламент, партии, в том числе и пропрезидентские, судебную систему, бюрократию, местное управление).

Еще одним недостатком режима А. Лукашенко является его кадровая политика. На прошлой неделе мы стали свидетелями ничем не обоснованных перестановок в высших эшелонах власти. Руководителя минского областного исполкома Б. Батуру назначили исполнять обязанности руководителя концерна Борисовдрев. Был снят со своего поста заместитель главы администрации А. Тур; предупреждены глава администрации А.Кобяков и вице-премьер В. Семашко только за то, что попали под горячую руку главы государства во время его визита в Борисов 8 ноября 2013 г. [7]. Такой с позволения сказать менеджмент высшего руководства, к которому многие белорусские чиновники привыкли, никак не назовешь европейским. Потому мне кажется, что не Польша/ЕС, а Россия сумеет лучше договариваться с такой властью, в силу вековых традиций «самодержавия, православия и народности», в которых воспитывался и действующий президент Беларуси.

По мнению польского дипломата, одним из мифов восточной политики Польши является неверная интерпретация языковой ситуации в Беларуси. Там «большинство населения разговаривает на русском языке, из-за чего к нему относятся с предубеждением» [8]. Нам кажется, здесь не указываются причины подобного положения вещей, которые заключаются в сознательной русификации белорусского населения правительством А. Лукашенко. За подобную культурную политику (уникальную в цивилизованном мире) он получал щедрые воздаяния от российского руководства. И вот совсем недавно В. Путин открыто заявил о русском языке, как одной из важнейших ценностей для Евразийского экономического союза (культурный строительный материал будущей империи). Если мы хотим из этой империи выбраться, то должны просить Польшу и другие страны ЕС о солидарности с белорусской культурой и языком. Белорусский язык пока что не выполняет коммуникативные функции, но лишь символические. Но они являются в высшей степени ценными для нашего народа, некоторым представителям которого еще трудно провести четкую демаркационную линию между собой и русским народом.

Господин Юраш явно преувеличивает также силу пророссийской оппозиции в Беларуси. Из всех политических партий эту нишу занимает только Либерально-демократическая партия С. Гайдукевича, которого смело можно назвать одним из постоянных неудачников всех политических кампаний, в которых он и его партия участвовали. Не следует ошибочно относить к пророссийским силам А. Санникова и В. Некляева. Недавно в Лондоне на конференции, организованной британским МИД они вместе с Партий БНФ обсуждали проблему: как минимизировать российское влияние на страны «Восточного партнерства» [9].

Мне трудно судить о том, какие сценарии эволюции Беларуси рассматривались польским МИД за последние 20 лет. Витольд Юраш утверждает, что только «победа подлинной оппозиции» и «частичное допущение оппозиции к власти». Полностью игнорировались «сохранение власти в руках Лукашенко» и «перестановка в структурах власти». Как известно из транзитологии, сценарий изменения режима определяется характером режима и соотношением сил между властью и оппозицией в обществе. В соответствии с подходом американского политолога Хуана Линца, Белорусский режим за последние 20 лет эволюционировал из авторитарного режима личной власти в почти классический султанизм [10]. Такой политический режим оставляет мало места для маневра оппозиции (и все же оно есть). Однако невозможно себе представить, чтобы в структурах власти появлялись сторонники реформ сверху (раскол элит), с которыми оппозиция могла бы договариваться.

Белорусский президент своевременно убирает таких людей, или назначает на незначительные должности. Последний случай произошел с В. Макеем, который в 2012г. из главы Администрации президента превратился в министра иностранных дел (перешел на почетную, но не влиятельную службу в современной Беларуси). Пока главой государства остается А. Лукашенко, он не допустит того, чтобы реальные перемены, угрожающие его власти, «происходили с согласия властей», что польский дипломат считает «закономерностью любых политических преобразований на постсоветском пространстве» [11].

Рассмотрим еще один потенциальный сценарий «круглого стола», который выглядит одним из самых любимых авторских вариантов преобразований Беларуси. Он стал  невозможным из-за того, что нынешние польские власти не поддерживают никаких контактов с белорусскими властями и не могут выступить в качестве внешних посредников на переговорах между Лукашенко и оппозицией [12]. По нашему мнению, круглый стол межу властями и реальной политической оппозицией Беларуси, на котором заключается пакт элит, как это произошло в Польше в 1989 г., невозможен по другим причинам.

Прежде всего, он требует не только наличия реформаторов в структурах власти, но и баланса политических сил, когда ни одна сторона не может навязать другой стороне своей воли, что побуждает элиту и контрэлиту к переговорам. Чтобы что-то подобное произошло в Беларуси, требуется наличие влиятельной оппозиции, готовой регулярно выводить сотни тысяч людей на улицы Минска и других городов и обладающей опытом успешной забастовочной борьбы. Изменение соотношения сил в пользу оппозиции, конечно, не исключено в случае повторения экономического кризиса, похожего на тот, который имел место в 2011 г. Если это случится, то увеличится соблазн оппозиции не идти на уступки правительству, а брать всю власть целиком. Так это реально и произошло в Польше после триумфальной победы «Солидарности» на полусвободных выборах в сейм и сенат в 1989 г.

Другими словами, полусултанистский характер белорусского режима увеличивает шансы революционной формы его преодоления. Это и было продемонстрировано в Румынии в 1989 г. и некоторых арабских странах в ходе «Арабской весны» 2012 г. Если польский МИД действительно делал ставку на мирное отстранение Лукашенко от власти в своих сценариях, то честь ему и хвала! В 2010 г. в Беларуси не было шансов на успех оппонентов режима, которые появились только через год. На  наш взгляд, их надо с большим эффектом использовать, а не отбрасывать сам сценарий.

В заключение следует остановиться на предложении уважаемого польского дипломата, в каком направлении следует менять восточную политику Польши/Евросоюза в отношении Беларуси: «Во имя национальных интересов Польши, может быть, следует согласиться на мягкий авторитаризм (без политических заключенных), что, безусловно, было бы моральным компромиссом, но именно так выглядит польская политика в отношении России. Более того, переместив акцент с демократии на права человека, мы реально можем больше сделать для сохранения последних. Возведение вопроса о демократии в ранг абсолютных вопросов привело бы к тому, что наше предложение для правящих элит за польской восточной границей стало бы менее привлекательным, по сравнению с тем, что сулит Москва» [13].

К большому сожалению, бывший поверенный в делах РП в РБ опоздал! Я не могу привести ни единого примера того, чтобы В. Путин требовал от А. Лукашенко соблюдать права человека. В этой сфере русские давно опередили поляков, и им вряд ли удастся угнаться за Россией, даже если они рискнут пуститься в столь опасную гонку. С помощью российских капиталов А. Лукашенко соорудил режим, который многими чертами напоминает казахстанский и другие центрально-азиатские системы власти; его мягким авторитаризмом называть не приходится. Интересно, что В. Путину пришлось по душе это сооружение белорусского друга и теперь он использует многие элементы дизайна для «политической модернизации» Российской Федерации.

Таким образом, на наш взгляд, политика Республики Польша/ Евросоюза в отношении Республики Беларусь не должна претерпеть существенных изменений, чтобы не оказаться в ловушке Путина. Нужно более последовательно проводить тот курс, который был избран Евросоюзом после президентских выборов в Беларуси 2010 г. Идти на уступки должен Минск и очень конкретными шагами навстречу Брюсселю. Следует освободить политзаключенных; отказаться от размещения на территории Беларуси российских военных баз, направленных против европейских стран; вернуться к политике либерализации, которая была провалена официальным белорусским руководством. В свое время А. Лукашенко понимал, что «лететь на однокрылом самолете» российской конструкции белорусскому независимому государству невозможно, неизбежна катастрофа. Чтобы ее предотвратить, нужно учиться у официального Киева, который в рекордные сроки снял целый ряд болезненных вопросов в переговорах с Евросоюзом.

Я целиком и полностью разделяю озабоченность действующего министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского положением дел в Беларуси, высказанной в совместной статье с главой МИД Швеции Карлом Бильдтом: «Мы по-прежнему твердо стоим на требованиях о том, что Беларусь должна освободить своих политических заключенных, и мы призываем наших партнеров держаться подальше от практики избирательного правосудия. Мы обеспокоены отступлением от демократических принципов» [14].  

Примечания

1. Гл.:ВітальдЮраш. Час распавіцца са старымі мітамі ўсходняй палітыкі.

2. Лукашэнка: будучыня не за саюзамі, а за асобнымі нацыямі // Наша ніва 29.10. 2013.

3. Завтра начинается сегодня. Минск дает путевку в жизнь стратегическим решениям // СБ Беларусь сегодня. 25.10.2013.

4. См.: Быковский П. Геополитический выбор прагматиков // Белорусы и рынок 21.10. 2013.

5. LevitskiS., WayL. Competitive Authoritarianism: The Emergence and Dynamic of Hybrid Regimes in the Post-Cold War Era. Cambridge: University Press, 2010, p. 48.

6. ВітальдЮраш. Там сама.

7. См.: Железом по фанере // БелГазета. 11.11. 2013.

8. ВітальдЮраш. Там сама

9. Гл.: Як мінімавзаваць ціск Расіі на “Усходняе партнэрства”?//Радые Свабода 16.10.2013.

10. See: Linz J. and Stepan A. Problems of Democratic Transition and Consolidation. Southern Europe, South America, and Post-Communist Europe. Baltimore & London: The Johns Hopkins University Press, 1996; Eke S. and Kuzio T.Sultanism in Eastern Europe: The Socio-Political Roots of Authoritarian Populism in Belarus // Europe-Asia Studies. 2000. Vol. 50 (3) http://www.fidarticles.com

11. Гл.: ВітальдЮраш. Там сама.

12.Там сама.

13.Там сама.

14. Карл Бильдт, Радослав Сикорский. Объединяя Европу // Народная воля. 23.10.2013.