Водные ресурсы и продовольственная безопасность

Одной из традиционных претензий к беларуским властям со стороны оппонентов является нерациональность проводимой политики по поддержке агарного сектора
страны. Критики указывают на низкую отдачу от вложений, высокий уровень нецелевого использования государственных субсидий, отсутствие структурных реформ отрасли.

Наиболее последовательные либертарианцы, отталкиваясь от негативных проявлений в работе отечественного АПК настаивают на, как минимум, резком снижении дотаций отрасли, а лучше – их полном прекращении и переход к принципам свободной рыночной конкуренции, которые по идее должны оставить на плаву только самых сильных и эффективных.

Следует признать, что позиция критиков не лишена логики и оснований. Вот только речь надо бы ставить не о снижении/отмене аграрных субсидий, а о разработке механизма по повышению их эффективности. Потому как поддержка аграрного сектора – стратегически правильная политика. Проблема, как у нас это обычно бывает, в исполнении.

Интересно отметить, что в настоящее время в западной аналитике все более преобладает тенденция негативной оценки перспектив глобальной продовольственной безопасности. Факторов, влияющих на состояние производства продуктов питания множество: изменение климата, загрязнение среды, урбанизация и др.Однако отдельно стоит остановиться на двух: прохождение пика зернового производства и снижение уровня доступности водных ресурсов для сельхозпроизводителей.

Зерно– основа нашей продовольственной системы. Анализ данных за последние 30-40 лет свидетельствует о том, что в большинстве основных регионов культивирования пик валовых намолотов уже пройден, производство либо находится на «плато» (т.е. стабилизировалось) либо начало снижаться. Последнее особенно характерно для стран арабского Востока.

И причиной всему – вода, вернее ее дефицит.

Среди стран с наиболее быстрым истощением доступных водных ресурсов находятся и три крупнейших производителя зерновых: США, КНР и Индия. На их долю приходится половина мирового урожая зерна.

Для обеспечения производства дневного объема пищи на одного человека требуется 2 тонны воды. Ежедневно! Половина получаемых калорий обеспечивается за счет  зерновых продуктов. 40% мирового производства зерна приходится на орошаемые территории. Именно ирригация обеспечивала расширение производства зерновых культур в течение последнего полувека.

При этом все большее значение для сельского хозяйства в Индии, Китае и США приобретали подземные воды. В течение уже длительного периода в этих странах их откачка превышает темпы накопления, вследствие чего уровни водных горизонтов стремительно снижаются.

На сегодняшний день 18 стран (в том числе Иран, Пакистан, Мексика, Саудовская Аравия, Сирия, Ирак) в которых проживает свыше половины  мирового населения столкнулись со снижением горизонтов подземных вод. Во многих из них уже происходит стремительное снижение производства продовольствия. В наиболее уязвимом положении находится Йемен, где уровни подземных вод снижаются со скоростью 2 м в год. К 2015 году там не останется орошаемых полей. А значит – и продовольствия. Население страны – 26 млн. человек.

В Иране четверть зернового производства обеспечивается за счет эксплуатации подземных вод. 77-милионное население страны при этом продолжает расти со скоростью 1 млн. человек в год.

В 205-милионном Пакистане, чье население увеличивается на 3млн.ежегодно,из семи районов орошаемого земледелия в провинции Белуджистан водные ресурсы полностью исчерпаны в шести.

Зерновое производство Индии зависит на 60% от ирригационных систем, большинство из которых питаются поземными источниками. В стране пробурены и функционируют 21 млн. скважин по откачке воды на поля. При этом уровни водных горизонтов опускаются на 95% из них. В некоторых местах фермеры вынуждены бурить скважины в километр и глубже. Это требует все более мощных насосов. В ряде индийских штатов уже 50% потребляемой электроэнергии идет на питание механизмов по подъему подземных вод.

Однако углубление водных скважин таит в себе и другую опасность: чем глубже скважина, тем более минерализованная воды, поступающая из нее. Использование такой воды для орошения– прямой путь к засолению почв.

Несколько лучше ситуация в КНР: там большей частью орошение обеспечивается поверхностными водами. Однако, и значение подземных велико. И темпы их истощения – тоже. Падение уровня грунтовых вод на Северокитайской равнине идет со скоростью 3,5-7 м в год. В Пекине воду для городских нужд уже добывают с глубины более 300 метров. А 20 лет назад – с 60.

В США в ряде районов Среднего Запада производство продовольствия зависит от грунтовых вод. Речь идет о подземном бассейне Оголала. Его истощение уже привело к тому, что в ряде районов Техаса производство продовольствия упало на 2/3 от уровня 1975 года.

Специфика США и в том, что там фермеры соревнуются за подземные воды с городами. Потребности в воде последних постоянно растут. Растет и стоимость воды. Это привело к тому, что фермерам выгоднее продавать свои водные лицензии городам, чем заниматься сельским хозяйством. В итоге их поля засыхают.

В Индии потребности городов в воде таковы, что, например, в окрестностях Мадраса фермеры прекратили производство продовольствия, а купив машины с водными цистернами стали торговать водой со своих участков в розницу в городе.

Таким образом, падение производства продовольствия во многом уже предопределено. Речь идет лишь о сроках.

Развитие национального производства продовольствия – стратегически правильный выбор. Правда, вкладывая деньги в сельское хозяйство, правительство в первую очередь рассчитывает на экспортные перспективы отечественной продукции. Между тем, в наиболее уязвимом положении будут находиться бедные (как социальные группы, так и целые страны), которым купить импортное продовольствие будет просто не по карману. В этой связи, возможно более рациональным станет стратегия не наращивания физических объемов, а снижение себестоимости продукции.