Беларусь-США: за 9 месяцев плод нормализации не созрел

Несмотря на в целом чрезвычайно сложное состояние белорусско-американских отношений, участившиеся в конце прошлого года официальные контакты Минска и Вашингтона, причем на достаточно высоком уровне, создавали впечатление формирования некоего позитивного начала.Казалось,что это могло в конечном счете привести к постепенной нормализации двустороннего взаимодействия.

Напомним, в сентябре с Временным поверенным в делах США в РБ Итаном Голдричем встретился Владимир Макей, в октябре – его заместитель Александр Гурьянов. А 15 ноября тогдашний помощник Лукашенко, а ныне тоже зам главы внешнеполитического ведомства Валентин Рыбаков провел в Вашингтоне с заместителем помощника госсекретаря Д.Расселом переговоры, в ходе которых «были обсуждены вопросы, представляющие взаимный интерес».

В начале года эта тенденция получила дополнительное развитие. 14 января с Голдричем встретился замминистра экономики А.Кудасов, 8 февраля – заместитель министра иностранных дел А.Гурьянов. Обсуждались актуальные вопросы белорусско-американского сотрудничества в политической, торгово-экономической, инвестиционной и гуманитарной сферах, а также различные аспекты взаимодействия по линии международной безопасности и перспективы вступления нашей страны в ВТО. Речь также шла о развитии в Беларуси малого и среднего предпринимательства и реализации программ международной технической помощи.

Конечно, это не значило, что Минск полностью забыл о своих претензиях. Так, в январе пресс-секретарь МИД в очередной раз заявил, что экономические санкции нарушают подписанный в 1994 году в Будапеште Меморандум о гарантиях безопасности и подрывают авторитет США. В то же время он отметил, что «в тех сферах, где мы отходим от политических клише, диалог выстраивается достаточно ровно», и в качестве примера привел совместный контроль над нераспространением ядерного оружия.

Выступая 15 января на пресс-конференции, Александр Лукашенко весьма критически прокомментировал выраженную госсекретарем США Хиллари Клинтон обеспокоенность новыми интеграционными процессами на постсоветском пространстве: «Куда ни ступи в мире – зона интересов Соединенных Штатов Америки… Она сегодня сказала, а назавтра все чиновники Госдепа начали активно опровергать, что она не это имела в виду. Ну так что, с похмелья брякнула, что ли?».

Однако, во-первых, данная ситуация не имела непосредственного отношения к Беларуси. К тому же, что намного важнее, в тот момент уже было известно, что Клинтон уходит со своего поста.Так что расчет оказался верным – реакции Вашингтона на такое не слишком дипломатическое высказывание не последовало.

Кстати, по поводу нового госсекретаря, которым в итоге стал сенатор Джон Керри, у белорусского руководства тоже могли существовать вполне обоснованные опасения:двумя годами ранее Керри и его коллега Джо Либерман в опубликованной в The Washington Post статье призвали Запад ответить на послевыборные репрессии в Беларуси адресными экономическо-финансовыми и визовыми санкциями.

И все же, несмотря на остававшиеся и возникавшие проблемы, поиски путей смягчения напряженности продолжались. Одним из наиболее ярких подтверждений заинтересованности в этом белорусских властей стала состоявшаяся 21 января встреча А.Лукашенко с делегацией американских политологов во главе с председателем фонда The Jamestown Foundation Гленом Ховардом.

Как было указано в сообщении на официальном сайте фонда, эксперты посещали Минск, чтобы на месте ознакомиться с ситуацией в стране; их также интересовали отношения Беларуси с США, ЕС и Россией.Им была обеспечена завидная программа: встречи с Владимиром Макеем, представителями Минобороны, Белорусской железной дороги, аккредитованными в Минске европейскими дипломатами, представителями польской диаспоры в Лиде.

По словам одного из членов делегации, профессора Редфордского университета Григория Иоффе, основной посыл белорусского правителя заключался в том, что Беларусь очень хочет уравновесить свою внешнюю политику, она хочет иметь нормальные отношения с США, но при этом чтобы к ней относились с уважением, как к независимому государству. Она не намерена ни с кем дружить ни против России, ни против Америки. Санкции абсурдны, и это много кто начинает понимать. Лукашенко высказал убеждение, что рано или поздно двери на Запад откроются, но хотелось бы, чтобы это произошло быстрее.

И хотя посетивший Минск сразу же вслед за экспертами координатор Госдепартамента по программам помощи США странам Европы и Евразии Дэниэл Розенблюм сообщил, что они никакие государственные структуры не представляли, не исключено, что именно под впечатлением состоявшейся дискуссии А.Лукашенко, принимая 29 января В.Макея, уделил особое внимание перспективам взаимоотношений Беларуси с Евросоюзом и Соединенными Штатами.

Даже введение Вашингтоном в феврале санкций против компании «ТМ Сервисиз» и республиканского КБ «Радар по причине того, что определенные их действия потенциально были способны «внести материальный вклад в разработку оружия массового уничтожения или крылатых или баллистических ракет», не вызвало стандартной бурной реакции белорусской стороны.

Как заявил МИД, «это обычная практика Соединенных Штатов Америки… Поэтому мы просто приняли это решение к сведению». Вероятно, в дополнение к желанию наладить отношения причина такой сдержанности заключалась в том, что на сей раз поводом для санкций стала не внутренняя политика белорусского режима, на что он обычно реагирует особенно болезненно.

В конце марта в Вашингтоне состоялись встречи начальника отдела США и Канады МИД Сергея Рачкова с представителями Госдепартамента, Конгресса США и американского аналитического сообщества. Согласно официальному сообщению, стороны обсудили актуальные вопросы двусторонних политических и экономических отношений.Были рассмотрены возможности реализации совместных гуманитарных проектов в области здравоохранения, социальной защиты населения, образования в Беларуси. Американская сторона была информирована о работе белорусской стороны по присоединению Республики Беларусь к Всемирной торговой организации. Госдепартамент США поделился опытом своего взаимодействия со средствами массовой информации. Была достигнута договоренность о дальнейшем обмене рабочими визитами с целью развития белорусско-американских отношений.

В течение следующего месяца белорусские власти трижды выражали соболезнования Соединенным Штатам: в связи с трагическими событиями в Бостоне, с последствиями взрыва на химическом заводе в Техасе и по поводу жертв торнадо в Оклахоме.

Наконец, 26 апреля Владимир Макей снова принял Итана Голдрича в целях обсуждения текущих и перспективных вопросов двусторонней повестки дня, а также взаимодействия в многосторонних форматах. Более того, американскому дипломату было передано послание Макея Джону Керри, в котором излагались перспективы развития белорусско-американских отношений.

Логично предположить, что глава белорусского внешнеполитического ведомства надеялся на личную встречу с американским коллегой во время своего намеченного на начало мая визита в Нью-Йорк для участия в заседании высокого уровня Генассамблеи ООН по обзору выполнения Глобального плана действий по борьбе с торговлей людьми. Однако, судя по всему, эти надежды не оправдались, так как в Америку Макей не полетел.

Тем не менее, на первый взгляд, кое-каких сдвигов добиться все же удалось. В частности, выступая 19 апреля с посланием Национальному собранию, А.Лукашенко сообщил: «Недавно США предупредили нас, что не будут политизировать наше вступление в ВТО, блокировать его и противостоять этому процессу».А в конце мая США прекратили действие введенных два года назад санкций против ОАО «Белорусское оптико-механическое объединение» (БелОМО) и ЗАО «Белтехэкспорт».

Правда, как выяснилось позднее, эта отмена не была ответом на какие-то положительные перемены во внутриполитической ситуации в Беларуси, а объяснялась истечением срока их действия.

Так что по большому счету никаких кардинальных изменений не произошло, свидетельством чего стало продление 13 июня Бараком Обамой еще на год действия санкций против белорусского лидера и его окружения. МИД разочарованно назвал это «инерционным решением в рамках подходов, которые доказали свою бесперспективность», и «еще одной упущенной возможностью для перевода наших контактов в конструктивное русло».

В результате белорусское руководство вновь перешло к жесткой риторике. В частности, в связи с известным «делом Сноудена» Александр Лукашенко обвинил Соединенные Штаты в установлении тотальной слежки и контроля. Как следствие, исчезли и сообщения о встречах в верхах главы американского дипломатического представительства. То есть все фактически вернулось на круги своя.

***

Таким образом, за девять месяцев текущего года из вроде бы возникшего зародыша здоровый плод нормализации так и не развился. Более того, даже перспективы его выживания по-прежнему остаются сомнительными.

В силу глобальной разницы в потенциалах было бы явным преувеличением характеризовать нынешние отношения между Минском и Вашингтоном как «холодную войну». Скорее, это «холодный мир», причем теперь уже совершенно очевидно, что рассчитывать на потепление белорусские власти могут только в случае освобождения политзаключенных. Политические элиты в США в отношении Беларуси определились, и какими-то лоббистскими усилиями поменять что-либо в их настроениях вряд ли возможно Твердость позиции американского правительства в этом вопросе недавно подтвердил заместитель помощника государственного секретаря Том Мелиа.

То плачевное состояние, в котором вот уже почти два десятилетия находятся белорусско-американские отношения, приводит к естественному вопросу: в чем же все-таки состоят интересы США в отношении нашей страны и наоборот?

Едва ли можно говорить о том, что обе стороны так уж сильно заинтересованы в экономическом сотрудничестве. По сведениям министерства торговли США, за первые пять месяцев текущего года объем двустороннего товарооборота составил USD 89,2 млн. Если экстраполировать эту величину на весь год, то получится 214 млн (в прошлом году –  USD235 млн.). То есть крайне мало, о чем наглядно свидетельствует сравнение, например, с близкой по масштабам Болгарией, тоже отнюдь не экономическим лидером: там этот показатель оказался почти в четыре раза больше – USD341,3 млн. А у Литвы – почти миллиард…

Конечно, в лучшие времена и у Беларуси были близкие к этому параметры, но даже для нее,не говоря уже об Америке,они не были критичными.

Если говорить об официальном Минске, то его потребности, как правило, не являются стратегическими.Скажем, в настоящее время ему чрезвычайно важно получить очередной кредит МВФ, где США играют ведущую роль. Хотя в данном случае ситуация осложняется тем обстоятельством, что Фонд предъявляет Беларуси претензии, главным образом,в экономическом плане.

Разумеется, белорусскому руководству хотелось бы добиться отмены всех санкций, чтобы среди прочего иметь возможность встречаться с американскими партнерами как бы на равных. Но, не исключено, за прошедшие годы оно в той или иной степени уже привыкло к своему  состоянию и особо по этому поводу не переживает.

Что же касается Соединенных Штатов, то хорошо известна их приверженность ядерной безопасности и ядерного нераспространения. Поэтому они добиваются, чтобы из нашей страны были вывезены все имеющиеся здесь запасы высокообогащенного урана.

Точно так же очевидно и желание американцев, чтобы Беларусь не осуществляла поставок оружия и другой внушающей опасения продукции государствам с угрожающими миру или репрессивными режимами, решительно пресекала торговлю людьми и контрабанду, вела борьбу с нарушениями прав интеллектуальной собственности и т.д.

В целом же нетрудно понять, что Америка хотела бы видеть нашу страну независимой, с развитой демократией и рыночной экономикой.Но считать, что кто-то в Вашингтоне из-за проблем с Беларусью лишается сна, было бы, пожалуй, некоторым преувеличением.

В свете этого особую тревогу вызывают периодически появляющиеся в заокеанских медиа сообщения, будто США готовы признать, что постсоветское пространство входит в зону ответственности России.Пока американские официальные лица это опровергают, заявляя, что ситуация там входит и будет входить в перечень дискуссионных вопросов между Америкой и Россией, и что никаких соглашений между Обамой и Путиным в этой сфере ждать не следует.

К сожалению, нет уверенности в том, что данная политика, по крайней мере, в отношении Беларуси, не изменится, если существующее положение дел будет сохраняться здесь в течение слишком длительного времени.

Обзор подготовлен в рамках работы над «Белорусским ежегодником».