О европейской интеграции без европейских ценностей. Украинский опыт

Сегодня на наших глазах Европа рождает в муках новую модель интеграции для постсоветских государств. Опытный полигон – Украина. Но если эксперимент окажется удачным, этот опыт может стать интересным и для других автократий, в мом числе белорусской.

Если говорить коротко и по существу, то в обмен на смену геополитической ориентации, Европа согласилась на консервацию в Украине криминального авторитарного режима, а также экономической отсталости и деградации. Переговоры по Соглашению об Ассоциации шли много лет, и постепенно Европа понижала планку требований. В итоге от большого первоначального смыслового пакета осталась только пафосная оболочка и откровенная профанация. Но чтобы не быть голословным, приведу конкретные примеры.

Требования о честных и демократических выборах свелись к предложению уровнять в правах при формировании избирательных комиссий парламентские партии, опирающиеся на поддержку миллионов избирателей, с политическими фейками. Избиркомы в Украине формируются партиями путем жеребьевки. Для получения контроля над ними власть обычно создает десятки фейков, через которые заводит своих людей в комиссии. Но пока парламентская оппозиция имеет свое гарантированное представительство, пусть и небольшое (3 из 18-24). Теперь Венецианская комиссия предложила парламентскую оппозицию этой «привилегии» лишить.

Декларации о необходимости независимого правосудия и судебной реформы свелись к предложению Брюсселя отстранить от процесса избрания судей парламент, где есть еще поле для политического плюрализма, и передать право единолично назначать и увольнять судей Его Величеству – Президенту.

Борьба с коррупцией свелась к созданию некоего антикоррупционного совета при Администрации Президента, а также расширению полномочий Счетной палаты, которая де-факто формируется там же. Инициативы о расширении представительства оппозиции в этом органе были отвергнуты, как недемократические. По мнению брюссельских чиновников, это политизирует процесс контроля над расходованием бюджетных средств. А его неангажированность может гарантировать опять же и только Его Величество – Президент.

Главным достижением нынешнего украинского режима на пути в Европу в Брюсселе называют принятие в прошлом году нового уголовно-процессуального кодекса. Как будто на постсоветском пространстве тексты законов имеют какое-то значение. Значение имеет только практика их применения. И что же? Сошлюсь на выводы авторитетного в юридическом сообществе Украины Алексея Баганца: «Уже почти 9 месяцев в Украине действует новый УПК. Но обещанных чудес не произошло». На основе даже официальной статистки Баганец говорит о «существенном ухудшении состояния обеспечения конституционных прав и свобод граждан» и о том, что «реальное положение в уголовном судопроизводстве стало еще худшим».

Но в случае с новым УПК имеет место не только порочная практика применения. В самом его тексте содержатся вещи, которые в цивилизованных странах показались бы верхом юридического абсурда. К примеру, в новом УПК узаконены показания с чужих слов! Теперь милиция и спецслужбы имеют целый штат так называемых «профессиональных свидетелей». Это люди, обычно совершившие тяжелые преступления, но освобожденные от наказания, получающие регулярную зарплату в следственных органах и столь же регулярно дающие нужные показания на самых различных процессах. Показания обычно стандартные: «лет 20 назад один мой знакомый, ныне покойный, рассказывал мне, как случайно услышал в ресторане разговор обвиняемого...». Нелепо? Смешно? Но именно так сейчас проходит один из процессов над Юлией Тимошенко.

А вот как решалась проблема политической коррупции. Украинская автократия особо не беспокоится за исход парламентских выборов. По сложившейся практике после подведения итогов власти шантажом, угрозами и подкупом надергивают из рядов оппозиции нужное количество «штыков» для формирования собственного большинства. Что поделать, люди бывают слабы и уязвимы. Решить эту проблему мог бы императивный мандат, то есть право партии или избирателей отозвать сломленного ренегата. Но Европа сочла, что право на измену – это одно из базовых прав политиков. Под угрозой тотального остракизма оппозиции запрещено впредь даже поднимать этот вопрос.

Вот собственно и все «огромные достижения» украинской автократии на пути в Европу, все «успешно выполненное»«домашнее задание» от Брюсселя. Уверен, что на такие «реформы» согласился бы и белорусский коллега Януковича…

Многие украинские эксперты предостерегают от эйфории в отношении такого варианта «европейского выбора». Так, к примеру, один из лидеров оппозиции Николай Томенко отмечает, что «между декларативной европейскостью (принятие законопроектов) и практической европейскостью (выполнение этих законов) в нашей стране есть большая разница.Партия регионов приняла предложение оппозиции об активной евроинтеграции на уровне деклараций. Но на уровне практики ничего не изменилось – не исчезла коррупция, взятки, давление на предпринимателей, средства массовой информации».

А вот точка зрения Юлии Тимошенко, на поддержку которой европейского выбора любят ссылаться некоторые европейские дипломаты и даже некоторые белорусские поклонники Виктора Януковича. «Янукович и европейские ценности такие же несочетаемые, как две несовместимые между собой группы крови.Все так называемые европейские законы, которые сейчас с таким напряжением принимаются, к сожалению, ничего не изменят в жизни украинцев и будут носить исключительно фасадный характер. Ничего в Украине относительно европейских ценностей не изменится и после подписания Соглашения об ассоциации, поскольку Виктор Федорович будет продолжать строить первобытнообщинный строй, несмотря на соглашение. Если мы хотим приживить в Украине европейские ценности, а не просто подписать ритуальные документы, в 2015 году нужно менять первоначального вождя».

В этой ситуации бессмысленно упрекать Европу в «цинизме» и «аморальности». В конце концов, это ведь не брюссельские же чиновники навязали украинцам криминальной паханат, а белорусам – «рыночный социализм». Другое дело, что белорусское общество и белорусская оппозиция не должны уповать на то, что Европа будет тратить усилия на то, чтобы сделать нас счастливыми и свободными. Если белорусы и украинцы сами не захотят или не смогут ничего изменить в своих государствах, то Европа легко оставит нам наши раритетные режимы, а если это будет выгодно, то и с радостью с ними «интегрируется».