Для устранения дисбалансов в экономике придется прибегать к непопулярным мерам

Ситуация на валютном рынке в последние месяцы заметно осложнилась. Экономические власти пытаются ограничить колебания валютного курса, опасаясь бегства из рублевых вкладов и раскручивания девальвационно-инфляционной спирали. Однако уверенности в том, что удержать рубль удастся, нет. Таким образом, национальная валюта оказывается на грани значительного обесценения в третий раз менее чем за пять лет. В связи с этим можно предполагать, что речь идет о тенденции, имеющей глубинные экономические причины. «В условиях растущего внешнего дефицита разрыв между фактическим и долгосрочным равновесным уровнем дефицита текущего счета вновь достиг угрожающих масштабов», – говорится в Ежемесячном обзоре экономики, подготовленном Исследовательским центром ИПМ.

В свою очередь, увеличение дефицита текущего счета обусловлено целым рядом факторов. Среди них – ситуация во внешней торговле, отрицательное сальдо которой продолжает увеличиваться. «Экспорт сегодня слишком дорогой, а импорт – слишком привлекательный. Но это только часть проблемы. Вторая часть заключается в том, что начиная с середины 2012 года внутренний спрос растет, а внешний – стагнирует. Это еще больше увеличивает разрыв между экспортом и импортом», – говорит директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

Надеяться на значительное улучшение ситуации во внешней торговле в ближайшем будущем не приходится. Основные рынки сбыта белорусских товаров сегодня переживают не лучшие времена: в России продолжается стагнация, а Украина находится на пороге валютного кризиса. Переоцененный курс белорусского рубля только усугубляет для белорусских экспортеров проблемы, существующие на этих рынках. Помимо этого, не лучшим образом складывается и ситуация с экспортом в страны вне СНГ. В свое время при работе на этих рынках Беларусь сделала ставку на сырьевые товары – в частности, продукты нефтепереработки и нефтехимии, а также калийные удобрения. В прошлом году прекратился растворительный бизнес. А на калийном рынке сейчас, как известно, наступило затишье, которое, по всей вероятности закончится падением цен на данную продукцию.

Неблагоприятная ситуация во внешней торговле усугубляется необходимостью погашения и обслуживания внешнего долга. «Даже получение шестого транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС (USD 440 млн.) не обеспечит пополнения резервов, поскольку практически идентичную сумму власти должны будут потратить в сентябре-октябре на погашение долга перед МВФ», – говорится в Ежемесячном обзоре экономики Исследовательского центра ИПМ. Резюмируя данные факты, Александр Чубрик отметил: «Мы столкнулись с ситуацией, когда существует слишком много каналов оттока средств и слишком мало каналов их привлечения».

Действительно, возможность получения дополнительных кредитных ресурсов, скажем, от Международного валютного фонда, представляется крайне сомнительной. Продажа госпредприятий ради получения необходимых средств также вряд ли является выходом из ситуации. Даже в случае, если удастся выгодно и быстро продать какой-либо из привлекательных активов и потратить полученные деньги на финансирование возникшего дефицита, то в скором времени нынешняя ситуация повторится вновь, поскольку породившие ее причины не будут устранены.

Варианты выхода из ситуации без привлечения внешнего финансирования также имеют ощутимые минусы. Один из них сегодня избрали экономические власти, пытаясь удержать курс от быстрого падения. Это вполне объяснимо: ускорение обесценения национальной валюты способно спровоцировать панику, которая может привести к массовому переводу сбережений из рублевых вкладов в валютные, а это чревато выходом ситуации на валютном рынке из-под контроля. Однако бесконечно удерживать курс невозможно: результатом может стать истощение золотовалютных резервов, которые и без того не особенно велики. С другой стороны, попытка стимулировать экспорт путем очередного разового обесценения белорусского рубля также является опасной. Ведь сегодня наша страна не располагает ресурсами, которые позволили бы стабилизировать ситуацию после проведения такой девальвации, как это было сделано в 2009 году за счет средств кредита МВФ.

Нацбанк пытается сохранить привлекательность белорусского рубля, стимулируя повышение ставок по финансовым инструментам. Это позволяет удержать вкладчиков от бегства в валюту, однако серьезным минусом такой политики является снижение деловой активности из-за чрезмерно высоких ставок по кредитам.

Не исключено, что в ближайшее время экономические власти для снижения дефицита будут вынуждены прибегать к непопулярным мерам, которые могут выражаться в ограничении инвестиций и снижении уровня заработных плат. «Сейчас ситуация складывается так, что социальные последствия любого решения будут плохими – будь то девальвация, замораживание доходов, сокращение инвестиций. Снижение зарплат непосредственно отразится на уровне жизни населения. Но ведь и сокращение инвестиций довольно быстро приведет к такому же результату», – отметил Александр Чубрик. Эксперт напомнил, что несколько лет назад Латвия, чтобы преодолеть тяжелые для этой страны последствия глобального экономического кризиса, прибегала к режиму крайне жесткой макроэкономической политики, выразившейся в резком сокращении государственных расходов. При этом Чубрик отметил, что «пример Латвии показал, что после такой корректировки страна может рассчитывать на быстрое восстановление только в случае проведения структурных реформ, призванных ликвидировать фундаментальные причины дисбалансов»». В случае Беларуси это особенно актуально.

«Белорусская экономика в ее нынешнем состоянии не способна генерировать рост и гарантировать макроэкономическую стабильность. Поэтому какой бы вариант решения проблемы дефицита ни был избран, он должен подкрепляться структурными реформами. Беларуси нужно избавиться от источника постоянного формирования дисбаланса. А этот источник – неэффективный госсектор, который сегодня доминирует в экономике», – констатирует Александр Чубрик.